Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №14 (224) » ЖИЛИЩНОЕ ПРАВО

ЖИЛИЩНОЕ ПРАВО

Рубрика Прецеденты
КИРОВСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД г. ДОНЕЦКА

Статьей 116 Жилищного кодекса Украины предусмотрена возможность выселения нанимателя или членов его семьи в случае систематического нарушения правил общежития, либо одного грубого нарушения, в случае, когда меры предупреждения и общественного воздействия не привели к положительному результату. Предупреждение как юридический факт, являющийся необходимым условием расторжения договора найма жилого помещения, должно осуществляться через нотариальную контору. Суд не принимает во внимание письменное предупреждение, отправленное истицей по почте ответчикам Кировский районный суд г. Донецка рассмотрел в судебном заседании дело по иску М. А–вой к А. Н–му и К. Н–ной о выселении из квартиры, а также встречный иск А. Н–го и К. Н–ной к М. А–вой о признании недействительным свидетельства о праве собственности на квартиру, об изменении условий договора жилищного найма, о вселении в квартиру.В ходе рассмотрения материалов дела суд установил следующее.М. А–ва обратилась в суд с просьбой выселить ее бывшего супруга А. Н–го (в браке с которым она состояла с 1994 по 1998 год, детей нет) из квартиры, расположенной по адресу: ул. Кольцова, дом № *, кв. * в г. Донецке.В иске М. А–ва указала, что до вступления в брак она проживала и являлась основным квартиросъемщиком двухкомнатной квартиры, расположенной по адресу: ул. Кольцова, дом № *, кв. * в г. Донецке. На основании свидетельства о праве собственности на квартиру от 3 декабря 1997 года указанная квартира принадлежит М. А.–вой на праве частной собственности.В 1996 году в качестве членов семьи в квартиру были прописаны супруг А. Н–ный и его мать К. Н–ная.26 мая 1998 года брак между М. А–вой и А. Н–ным был расторгнут из–за пристрастия А. Н–го к алкоголю, а также постоянных скандалов, устраиваемых последним. После развода А. Н–ный и К. Н–ная продолжали проживать в вышеупомянутой квартире.2 июля 1998 года А. Н–ный, находясь в состоянии алкогольного опьянения, учинил скандал в квартире, избил М. А–ву, причинив ей телесные повреждения средней тяжести.Истица отмечает, что вынуждена была неоднократно обращаться в милицию в связи с противоправными действиями мужа.Истица просит суд выселить А. Н–го из квартиры на основании статьи 48 Закона Украины «О собственности».В дополнении к исковому заявлению истица просит суд выселить А. Н–го из квартиры на основании статьи 116 Жилищного кодекса Украины, ввиду того, что ответчик своим поведением создает невозможные условия для совместного проживания. Так, 5 августа 1998 года ответчик учинил скандал в квартире, угрожал истице; 8 сентября 1998 года ответчик наносил оскорбления М. А–вой в присутствии родственников; 9 сентября 1998 года, находясь в нетрезвом состоянии, ответчик вновь устроил скандал, вследствие чего М. А–ва была вынуждена прибегнуть к помощи участкового инспектора милиции; 17–18 октября 1998 года А. Н–ный учинил скандал в присутствии соседей, обещал отравить истицу, на замечания присутствующих на реагировал.22 октября 1999 года М. А–ва обратилась в суд с дополнительным иском, в котором просит суд на основании статьи 168 Жилищного кодекса Украины, статей 48, 49 Закона Украины «О собственности» выселить из квартиры ответчицу К. Н–ную как временного жильца. В иске М. А–ва указала, что К. Н–ная прав на квартиру не имеет, квартирную плату не вносит, по состоянию на сегодняшний день квартирная плата не вносилась в течение двенадцати месяцев. 26 марта 1999 года М. А–ва направила ответчице К. Н–ной письменное предупреждение об освобождении квартиры в добровольном порядке. Во встречном иске А. Н–ный и К. Н–ная просят суд признать недействительным право собственности М. А–вой на спорную квартиру, изменить условия договора жилищного найма. В обоснование своих исковых требований Н–ные привели следующие доводы. До заключения брака с М. А–вой Н–ные были прописаны и проживали в однокомнатной квартире, расположенной по адресу: ул. Трудовые резервы, дом № *, кв. * в г. Донецке. После регистрации брака в 1994 году М. А–ва также стала проживать в квартире Н–ных. В 1996 году М. А–ва уговорила Н–ных переехать в ее квартиру, расположенную по адресу: ул. Кольцова, дом № *, кв. * в г. Донецке, и продать принадлежащую Н–ным однокомнатную квартиру. В 1996 году Н–ные продали свою квартиру за сумму, эквивалентную 4300 долларам США. Деньги, вырученные от продажи квартиры, Н–ные отдали М. А–вой, которая расходовала их по своему усмотрению.В декабре 1997 года М. А–ва приватизировала свою квартиру, получив государственное свидетельство о праве собственности. Н–ные были указаны в упомянутом свидетельстве в качестве членов семьи собственника. Начиная с 1998 года М. А–ва регулярно устраивала скандалы, угрожала Н–ным выселением из квартиры.В исковом заявлении Н–ные указывают на тот факт, что иного жилья они не имеют. М. А–ва обманула Н–ных, заставив продать однокомнатную квартиру и присвоив деньги от продажи. На основании вышеизложенного Н–ные просят суд признать недействительным свидетельство о приватизации и свидетельство о праве собственности на спорную квартиру в соответствии со статьями 57, 59, 60 Гражданского кодекса УССР. Кроме этого, Н–ные просят изменить условия договора жилищного найма, путем выделения им изолированной комнаты жилой площадью 17 кв. м., а М. А–вой — изолированной комнаты жилой площадью 12,9 кв. м.26 марта 2000 года А. Н–ный обратился в суд с дополнительным встречным иском, в котором указал, что 28 февраля 2000 года М. А–ва выгнала его из спорной квартиры и сменила замки на входной двери. К. Н–ная просит суд вселить ее и сына в спорную квартиру, обязать ответчицу не чинить им препятствий в пользовании спорной квартирой.В судебном заседании М. А–ва поддержала свои исковые требования о выселении Н–ных из ее квартиры ввиду невозможности совместного проживания. В судебном заседании М. А–ва рассказала суду о том, что до заключения брака в 1994 году она и А. Н–ный проживали в квартире ответчиков, расположенной по адресу: ул. Трудовые резервы, дом № *, кв. * в г. Донецке, в то время как К. Н–ная переехала в принадлежащую М. А–вой двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу: ул. Кольцова, дом № *, кв. * в г. Донецке, где проживала с матерью истицы.В 1996 году Н–ные приватизировали свою однокомнатную квартиру и продали ее, после чего все вместе стали проживать в квартире, расположенной по адресу: ул. Кольцова, дом № *, кв. * в г. Донецке. М. А–ва прописала Н–ных в своей квартире как членов семьи. Деньги от проданной квартиры находились у А. Н–го: часть из них он израсходовал на питание, 100 долларов США А. Н–ный подарил истице на день рождения; оставшиеся деньги А. Н–ный дал взаймы своим родственникам, которые не вернули их до сих пор.В 1997 году М. А–ва с согласия членов семьи приватизировала свою квартиру и получила свидетельство о праве собственности на квартиру. Ответчики не были включены в приватизационное свидетельство, поскольку уже использовали это право, приватизировав в 1996 году принадлежавшую им однокомнатную квартиру. В июле 1998 года А. Н–ный в ходе ссоры впервые избил М. А–ву, причинив ей телесные повреждения средней тяжести, угрожал убийством. 21 октября 1998 года А. Н–ный был осужден по статьям 100, 102 Уголовного кодекса Украины, но попал под амнистию.С тех пор в семье постоянно возникали ссоры на почве нехватки денег и квартиры. В 1998 году, после расторжения брака, М. А–ва попросила А. Н–го уйти из квартиры, разделив имущество. В ответ А. Н–ный устраивал новые скандалы, оскорблял истицу и ее родственников.В феврале 2000 года М. А–ва поменяла замки на входной двери и перестала впускать Н–ных в спорную квартиру. Находящиеся в квартире вещи ответчиков она готова вернуть в любой момент.Ответчики в судебном заседании иск М. А–вой не признали, поддержали свои исковые требования. Н–ные пояснили суду, что другого жилья они не имеют, поскольку свою однокомнатную квартиру они продали по настойчивому требованию М. А–вой в 1996 году за 4300 долларов США. Деньги, вырученные от продажи, Н–ные отдали М. А–вой. Н–ные поддержали свои требования о вселении в спорную квартиру.Заслушав пояснения сторон, показания свидетелей, изучив материалы дела, суд пришел к выводу о том, что иск Н–ных о вселении в спорную квартиру подлежит удовлетворению, остальные иски удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.В соответствии со свидетельством о браке, А. Н–ный и М. А–ва зарегистрировали брак 9 июля 1994 года.В соответствии с выпиской из лицевого счета спорной квартиры, расположенной по адресу: ул. Кольцова, дом № *, кв. * в г. Донецке, М. А–ва является основным квартиросъемщиком, А. Н–ный и К. Н–ная прописаны в квартире с 5 июня 1996 года в качестве членов семьи основного квартиросъемщика.Суд считает, что в 1996 году между сторонами существовали нормальные семейные отношения. С согласия всех членов семьи в 1996 году была осуществлена приватизация и продажа принадлежащей Н–ным однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: ул. Трудовые резервы, дом № *, кв. * в г. Донецке. Истица М. А–ва не принимала официального участия в приватизации квартиры Н–ных, однако поскольку она была прописана в квартире Н–ных в то время, она давала свое согласие как на приватизацию, так и на продажу квартиры. Данный факт истица не отрицает. Деньги от продажи квартиры были израсходованы в период совместного проживания: на питание, семейные торжества, подарки, заем родственникам и другие семейные нужды.В 1997 году между сторонами все еще существовали нормальные отношения. М. А–ва приватизировала спорную квартиру и 3 декабря 1997 года получила свидетельство о праве собственности на квартиру.В соответствии с копией заявления М. А–вой на приватизацию квартиры, в документе в качестве членов семьи истицы указаны А. Н–ный и К. Н–ная. На заявлении проставлены подписи А. Н–го и К. Н–ной, заверенные начальником ЖЭКа 3 ноября 1997 года. Поскольку Н–ные использовали свое право на приватизацию жилья в 1996 году, свидетельство о праве собственности на спорную квартиру было выдано на имя М. А–вой. Суд не принимает во внимание утверждения К. Н–ной о том, что М. А–ва приватизировала квартиру обманным путем, воспользовавшись престарелым возрастом, слепотой и болезненным состоянием К. Н–ной, поскольку они не соответствуют действительности.В судебном заседании было установлено, что М. А–ва не совершала обманных действий: К. Н–ная лично ходила в ЖЭК, где в присутствии начальника этого учреждения подписала заявление на приватизацию квартиры М. А–вой; А. Н–ный также лично подписал упомянутое заявление. Ссылка на слепоту также не соответствует действительности, поскольку К. Н–ная самостоятельно написала имеющиеся в деле заявления, в судебном заседании лично зачитывала свои пояснения, написанные на бумаге обычным почерком. Итак, суд пришел к выводу, что нарушения в ходе приватизации спорной квартиры допущены не были.Учитывая вышеизложенные факты, суд считает необходимым отказать Н–ным в удовлетворении иска о признании недействительным свидетельства о праве собственности М. А–вой на спорную квартиру.Суд также считает необходимым отказать в удовлетворении иска об изменении условий договора жилищного найма спорной квартиры, т.к. Н–ные не являются собственниками указанной квартиры, поэтому они не имеют права требовать раздела квартиры, являющейся частной собственностью М. А–вой.Суд считает необходимым отказать в удовлетворении исковых требований М. А–вой о выселении А. Н–го из спорной квартиры, исходя из следующих оснований.В ходе судебного заседания было установлено, что Н–ные вселились и проживали в спорной квартире на правах членов семьи основного квартиросъемщика М. А–вой с 1996 года.В мае 1998 года между супругами А. Н–ным и М. А–вой произошел конфликт, брачные отношения были прекращены, возникли неприязненные отношения, стали постоянно возникать споры в вопросах пользования квартирой и имуществом.2 июля 1998 года в процессе очередной ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, А. Н–ный умышленно причинил М. А–вой телесные повреждения средней тяжести, угрожал ей убийством. В соответствии с приговором от 21 октября 1998 года А. Н–ный был осужден по статьям 100 и 102 Уголовного кодекса Украины, но освобожден от отбывания наказания по амнистии.5 августа 1998 года брак между А. Н–ным и М. А–вой был официально расторгнут.После расторжения брака между сторонами продолжали возникать ссоры, связанные с разрешением вопроса о пользовании спорной квартирой и раздела совместного имущества. В период августа–сентября 1998 года М. А–ва неоднократно приглашала в квартиру своих родственников и соседей и в их присутствии пыталась развязать конфликтную ситуацию. А. Н–ный не желал выяснять отношения в присутствии посторонних людей и просил их удалиться из квартиры. Суд не усматривает в упомянутых случаях нарушений правил проживания в квартире со стороны ответчика. У бывших супругов были обоюдные претензии по поводу пользования квартирой, раздела имущества и внесения квартирной платы.В мае и сентябре 1999 года М. А–ва обращалась к участковому инспектору милиции по вопросу неправомерного поведения ответчика. Из пояснений М. А–вой, связанных с этими случаями, следует, что она не могла попасть в квартиру, поскольку А. Н–ный закрыл дверь на предохранитель и не впускал истицу внутрь. М. А–ва приглашала в качестве свидетеля соседку и при ней звонила в дверь, после чего А. Н–ный впускал ее в квартиру.В соответствии с имеющимися в деле письменными ответами Кировского РО ДГУ УМВД Украины в г. Донецке, с А. Н–ным неоднократно проводились профилактические беседы. Кроме этого, имеются сведения о том, что в Кировское РО ДГУ обращалась К. Н–ная с жалобами на неправомерное поведение М. А–вой, которая запрещала пользоваться находящимися в квартире подсобными помещениями, а также выгоняла К. Н–ную из квартиры.Свидетельница О. Я–ко пояснила в судебном заседании, что после состоявшегося в октябре 1998 года суда над А. Н–ным драки между сторонами прекратились, однако ссоры периодически возникали. В квартиру часто приходили работники милиции, вызываемые то М. А–вой, то А. Н–ным, то К. Н–ной.Свидетельница Б. Ч–ко пояснила в судебном заседании, что А. Н–ный часто находился в нетрезвом состоянии. После развода между бывшими супругами постоянно вспыхивали ссоры. В ноябре 1999 года М. А–ва пригласила свидетельницу в свою квартиру, чтобы та присутствовала при разделе имущества сторон. Когда же свидетельница зашла в квартиру, А. Н–ный попросил ее не вмешиваться в их отношения и удалиться. После вынесения приговора суда к А. Н–ному несколько раз приходил судебный исполнитель, требовавший чтобы А. Н–ный выплатил М. А–вой 500 грн.Допрошенная в судебном заседании свидетельница Л. С–ва пояснила, что неоднократно видела А. Н–го в нетрезвом состоянии. К. Н–ная часто жаловалась свидетельнице то на свою невестку, то на сына, устраивающего скандалы. В октябре 1999 года свидетельница пыталась помирить стороны во время очередного скандала, но была выставлена из квартиры А. Н–ным. Проживающие вокруг соседи часто были невольными слушателями скандалов в семье М. А–вой и Н–ных.Из вышеизложенных показаний свидетелей следует, что А. Н–ный часто пребывал в нетрезвом состоянии, а также то, что между сторонами часто возникали споры. Однако никто из свидетелей не смог назвать причины скандалов, а также их инициаторов. Кроме этого, у суда нет сведений о том, какие именно правила общежития нарушал А. Н–ный и какие меры предупреждения были применены к нему.Свидетели Ю. А–ко, А. М–лин, Н. Б–ев положительно охарактеризовали А. Н–го, никогда не видели его в нетрезвом состоянии. Неоднократно в период 1998–1999 годов А. Н–ный не ночевал в квартире, поскольку его жена не впускала его. Трижды А. Н–ный приходил ночевать к А. М–ну.Статьей 116 Жилищного кодекса Украины предусмотрена возможность выселения нанимателя или членов его семьи в случае систематического нарушения правил общежития, либо одного грубого нарушения, в случае, когда меры предупреждения и общественного воздействия не привели к положительному результату.Суд считает, что нет оснований для выселения А. Н–го из спорной квартиры на основании статьи 116 ЖК Украины, поскольку после вынесения приговора 21 октября 1998 года ответчик прекратил антиобщественное поведение. Ссоры и конфликты в семье носили обоюдный характер и были связаны с вопросами пользования квартирой и оплатой за нее. Меры предупреждения, принимаемые участковыми инспекторами Кировского РО ДГУ г. Донецка в 1999 году, были направлены в отношении обеих сторон.Суд также не усматривает оснований для выселения К. Н–ной в соответствии со статьей 168 ЖК Украины.В соответствии с частью 3 статьи 168 ЖК Украины, договор найма жилого помещения, заключенный на неопределенный срок, может быть расторгнут по требованию наймодателя в случае, если жилое помещение, занимаемое нанимателем, необходимо ему для проживания. В этом случае собственник должен предупредить нанимателя о предстоящем расторжении договора за три месяца.М. А–ва заверила суд, что намерена лично проживать в собственной квартире, менять либо отчуждать ее она не собирается. Спорная квартира состоит из двух изолированных жилых комнат. В настоящее время М. А–ва проживает в комнате жилой площадью 17 кв. м., Н–ные занимают комнату площадью 12,9 кв. м. Жилищные права истицы не нарушены.Предупреждение, как юридический факт, являющийся необходимым условием расторжения договора найма жилого помещения, должно осуществляться через нотариальную контору. Суд не принимает во внимание письменное предупреждение, отправленное М. А–вой по почте К. Н–ной. В качестве основания для выселения К. Н–ной из спорной квартиры М. А–ва называет неуплату квартирной платы и коммунальных услуг, предусмотренных частью 4 статьи 168 ЖК Украины. Суд считает, что данное основание не подтверждено в ходе заседания. М. А–ва указала суду, что во время совместного проживания с ответчиками оплату коммунальных услуг и квартирную плату вносили она и А. Н–ный. Поскольку К. Н–ная является участником Великой Отечественной войны, она имеет льготу по оплате квартплаты и коммунальных услуг, поэтому квартирная плата и коммунальные услуги оплачивались в размере 50%. В судебном заседании К. Н–ная указала, что деньги от проданной квартиры, принадлежавшей Н–ным, находились у М. А–вой, поэтому считалось естественным, что истица возьмет на себя обязанность по внесению квартирной платы и коммунальных услуг.Таким образом, учитывая вышеизложенные обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что нет оснований для выселения Н–ных из спорной квартиры.28 февраля 2000 года М. А–ва сменила замки на входной двери спорной квартиры и перестала впускать А. Н–го и К. Н–ную внутрь. В настоящее время М. А–ва продолжает препятствовать ответчикам в пользовании квартиры, не впуская их. В феврале и апреле 2000 года Н–ные обращались с жалобой на действия М. А–вой в Кировское РО ДГУ г. Донецка, где им посоветовали обратиться в суд с исковым заявлением.Н–ные прописаны в спорной квартире, там находится все их имущество, другого жилья они не имеют.Учитывая вышеизложенные обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что действия М. А–вой по выселению Н–ных из спорной квартиры являются незаконными. Суд считает необходимым вселить ответчиков в спорную квартиру, обязав М. А–ву прекратить чинить препятствия в пользовании ответчиками спорной квартирой.НА основании всего вышеизложенного, руководствуясь статьями 64, 65, 116, 168 ЖК Украины, 57, 59–60 Гражданского кодекса УССР, 15, 30, 62, 202 ГПК Украины, суд решил:отказать в иске М. А–вой к А. Н–му и К. Н–ной о выселении из квартиры, расположенной по адресу: ул. Кольцова, дом № *, кв. * в г. Донецке;отказать в иске А. Н–го и К. Н–ной к М. А–вой о признании недействительным свидетельства о праве собственности на вышеуказанную квартиру;отказать в иске А. Н–го и К. Н–ной к М. А–вой об изменении условий договора жилищного найма указанной квартиры;вселить А. Н–го и К. Н–ную в квартиру, расположенную по адресу: ул. Кольцова, дом № *, кв. * в г. Донецке. Обязать М. А–ву прекратить чинить препятствия в пользовании квартирой А. Н–ным и К. Н–ной; передать им ключи от входной двери указанной квартиры.(Дело № 22–1824 2001 г. Решение от 21 марта 2001 года. Судьи — Т. Юрьева, Н. Анисимова, С. Антоненко)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

ДОГОВОР ПО СПРАВЕДЛИВОСТИ

Деловая практика

ПЕРЕВОЗЧИК! БУДЬ БДИТЕЛЕН!

Законодательная практика

ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ БАНК

Неделя права

БОРЬБА ЗА ПОТРЕБИТЕЛЯ… ПРОТИВ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ?

Новости из-за рубежа

ФРАНЦУЗСКИЙ ЧИНОВНИК РАССТРЕЛЯЛ 8 КОЛЛЕГ, ЕЩЕ 19 — РАНЕНЫ

В СНГ ПЛАНИРУЕТСЯ ПРИНЯТИЕ КОНВЕНЦИИ О СТАТУСЕ КОРРЕСПОНДЕНТА СМИ СОДРУЖЕСТВА

ARTHUR ANDERSEN ПОКИНУЛ ДАЖЕ РУКОВОДИТЕЛЬ

ЧЕРНАЯ СЛАВА ИТАЛИИ

Новости профессии

УСПЕШНЫЙ ГОД ИНВЕСТИЦИОННОГО ФОНДА

НА ОЧЕРЕДИ НОВЫЙ КОДЕКС

МЕСТНЫЕ СУДЫ НАРУШАЮТ КОНСТИТУЦИЮ

СЛЕДИТЕ ЗА ИЗМЕНЕНИЯМИ

«ЧЕРНОБЫЛЬСКИЕ» ЛЬГОТЫ ВОССТАНОВЛЕНЫ

Прецеденты

ЖИЛИЩНОЕ ПРАВО

Судебная практика

БИЗНЕС ПО-УКРАИНСКИ

ЖИЛИЩНОЕ ПРАВО

Тема номера

КОМПЬЮТЕРНЫЙ ОРАКУЛ

А ПРИДУМАЙТЕ МНЕ ФИРМУ С БУКВЫ «А»...

ВЕЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ

ГЛАВНОЕ — ПОРЯДОК В ДОКУМЕНТАХ

ПРИШЕЛ, УВИДЕЛ, ПОБЕДИЛ!

Юридический форум

ДЛЯ СУДЕЙ ДЕНЕГ НЕТ!!!

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД — НЕ СТОРОННИЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: