Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №5 (893) » Заочное отдаление

Заочное отдаление

Законодатели распространили действие «заочного» уголовного производства на лиц, находящихся в Крыму или в районе проведения АТО и объявленных в розыск

Заочная форма пользуется популярностью не только у студентов, но и у парламентариев — об этом свидетельствуют последние законодательные изменения Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины. Так, еще в октябре прошлого года законодатели ввели в уголовный процесс два новых понятия: «специальное досудебное расследование» и «специальное судебное производство», так называемое «заочное» уголовное производство. Появление данного института было мотивировано необходимостью обеспечить принцип неотвратимости наказания в случаях, когда подозреваемый (обвиняемый), находясь за пределами Украины, скрывается от органов следствия и суда, уклоняясь от уголовной ответственности, и повысить эффективность расследования отдельных преступлений против основ национальной безопасности Украины и общественной безопасности, а также обеспечить конфискацию имущества за их совершение. Совсем недавно под соусом «неотвратимости наказания» парламентарии расширили зону действия «заочного» уголовного производства на временно оккупированную территорию Украины и на район проведения антитеррористической операции (АТО), точнее на лиц, которые на них скрываются и были объявлены в розыск. Соответствующий законопроект (№ 1767) был принят за основу и в целом 15 января с.г., а 30 января подписан Президентом Украины.

Следует отметить, что к институту «заочного» уголовного производства в отечественной юридической среде всегда относились с опаской. Более того, первая законодательная попытка ввести такой институт на Украине вызвала широкий общественный резонанс. Соответствующий закон попал в число печально известных «законов о диктатуре», принятых парламентом 16 января прошлого года, которые впоследствии были отменены. К идее реализовать данную новацию законодатели вернулись, когда возник вопрос о необходимости привлечения к ответственности бывших представителей власти, которые находятся за пределами страны, и конфискации их имущества. Но и после внесения соответствующих изменений в уголовный процесс досудебное расследование по резонансным преступлениям не особо продвинулось. На том, что расследование коррупционных и экономических преступлений, совершенных должностными лицами предыдущей власти, необходимо активизировать, настаивали и сами законодатели. Напомним, что 14 января с.г. Комитет Верховного Совета Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции признал работу Генеральной прокуратуры Украины (ГПУ) в части соблюдения действующего законодательства в ходе досудебного расследования указанных преступлений неудовлетворительной (о перипетиях этого заседания «ЮП» писала в № 3 от 20 января 2015 года). При этом сами представители ГПУ в числе главных помех для эффективного расследования называли законодательные преграды: невозможность применить инструменты «заочного» уголовного производства к лицам, которые находятся на территориях, не подконтрольных украинской власти. Исправить нормотворческий недочет они предлагали за счет принятия проекта закона № 1569, инициатором которого выступил Кабинет Министров Украины, но в результате эта инициатива была отправлена на доработку, поскольку выбор парламентариев пал на законотворческую версию собственного производства — законопроект № 1767, который и стал Законом.

Данным Законом предлагается внести изменения в целый ряд статей (139, 2971, 2972, 2974, 323) УПК Украины, заменив нормотворческое предписание относительно нахождения подозреваемого/обвиняемого за пределами страны, которое содержится в нормах, определяющих порядок проведения специального досудебного расследования и специального судебного производства, на формулировку «объявление в межгосударственный и/или международный розыск». Также изменения вносятся в Закон Украины «Об осуществлении правосудия и уголовного производства в связи с проведением антитеррористической операции», который дополняется новой статьей 5. Прописывается, что уклонение от явки по вызову следователя, прокурора или судебного вызова следователя судьи, суда (неприбытие на вызов без уважительной причины более двух раз) подозреваемым, обвиняемым, который находится в районе проведения антитеррористической операции, и объявление его в розыск является основанием для осуществления специального досудебного расследования или специального судебного производства в порядке, предусмотренном УПК Украины с особенностями, установленными настоящим Законом. Аналогичные изменения (только с поправкой на пребывание лица в АР Крым) вносятся и в Закон Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины». При этом уточняется, что требование об объявлении в межгосударственный или международный розыск не распространяется на случаи, когда решается вопрос о применении в отношении этих лиц специального уголовного производства. Последняя оговорка, очевидно, сделана во избежание проблем в правоприменительной практике, ведь лица, скрывающиеся в АР Крым или в зоне проведения АТО, могут быть и не объявлены в межгосударственный или международный розыск, поскольку указанные территории являются частью Украины.

Такую законодательную коррекцию эксперт Центра политико-правовых реформ по административно-деликтному праву и уголовной юстиции Александр Банчук называет правильной. По его словам, новые положения исправляют законодательные недочеты «заочного» уголовного производства относительно того, что использовать такой инструмент можно лишь в отношении подозреваемых/обвиняемых, которые находятся за пределами страны. «Это правильный шаг, необходимый для начала досудебных расследований уголовных производств в отношении лиц, которые находятся на территории Крыма или в зоне проведения АТО», — отмечает эксперт. При этом он обращает внимание на то, что в мировой юридической практике нет единых подходов к так называемому заочному осуждению. Скажем, англо-американская модель уголовного процесса вообще не предусматривает такого института, тогда как в некоторых европейских странах подобные механизмы предусмотрены и достаточно эффективно функционируют. «Украина ничего нового в этом вопросе не придумывала», — констатирует Александр Банчук. Вместе с тем он подчеркивает, что последняя законодательная коррекция дает возможность не только привлечь к ответственности лиц, которые скрываются от органов следствия и суда, уклоняясь от уголовной ответственности, но и конфисковать их имущество. Последнее действие, очевидно, сейчас является ключевым и более реальным. Ведь перспективы привлечения к ответственности экс-чиновников очень туманны. И если для заочно осужденных, которые находятся за границей, существует процедура экстрадиции (хотя опять-таки, не факт, что эти лица не получили гражданства государства, в котором пребывают), то механизма, позволяющего исполнить приговор суда в отношении лиц, находящихся на неподконтрольных украинской власти территориях, попросту нет.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Государство и юристы

Залог в реформу

Акцент

Потеря бремени

В фокусе

Общественное начало

Государство и юристы

Предлагать усилия

Государство и юристы

Новости законотворчества

Условия создания политпартий могут уточнить

Призыв к уклонению от службы предлагают считать преступлением

Судебную люстрацию усовершенствуют

Государство и юристы

Заочное отдаление

Очевидное и вероятное

Один на всех

Удаленный доступ

Тон модели

Книжная полка

Защитное уравнение

Неделя права

Промежуточные результаты

Неделя права

Новости из-за рубежа

Добросовестный приобретатель

Неделя права

Доказательное выступление

Попали под ротацию

Новости из зала суда

Судебная практика

Харьковский метрополитен выиграл спор с АМКУ

ООО «Сушия» должно освободить помещение в центре столицы

Новости юридических фирм

Частная практика

МЮГ AstapovLawyers получила высокое признание от DealMakers

Учреждена Ассоциация профессионалов корпоративной безопасности Украины

ЮГ LCF защитила права завода 410 ГА в споре с авиакомпанией «Хорс»

ПЮА «Дубинский и Ошарова» — золотой победитель World Trademark Review 1000 2015 года

ЮФ «Лавринович и Партнеры» — среди лучших налоговых консультантов издания Tax Directors Handbook

Д. Гадомский возглавил комитет IT-права Львовского кластера информационных технологий

ЮФ Aequo защитила интересы АО «Реверта»

ЮФ «Астерс» сопровождает выход миноритарных акционеров группы компаний «Ардис»

Украинским юрсоветником по вопросам реструктуризации внешнего долга Украины может стать ЮФ «Авеллум Партнерс»

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» защитила интересы клиента в налоговом споре

А. Лукьяненко стал партнером ЮК VB PARTNERS

ЮФ «Гвоздий и Оберкович» сопровождает процесс финансирования и строительства биотопливной электростанции на Украине

Итогом объединения Dentons и Dacheng станет создание крупнейшей юрфирмы в мире

Отрасли практики

Компромиссное решение

Место тысячи слов

ГОСТ закупки

Рабочий график

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

КАЛЕНДАРЬ НА НЕДЕЛЮ

Судреформа: начало

Самое важное

Спешка не к месту

Коллегиальное изобретение

Методика компромисса

Неподозрительные лица

Судебная практика

Полярное слияние

Пойти на уступку

Пилот для Болгарии

Сквозь призму бремени

Судебная практика

Судебные решения

Суду не обязательно размещать в своем определении полный текст мирового соглашения

Судебная практика

Оспаривание допустимо?

Размытые границы

Судебная практика

Судебные решения

Течение исковой давности прерывается в случае подачи заявления о выдаче судебного приказа

Тема номера

Выписать заключение

Мерный режим

Частная практика

Благотворительный фон

Офисное задание

Мобилизационный план

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: