Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика № 8 » Заключение эксперта: допустимость доказательства

Заключение эксперта: допустимость доказательства

Бесспорно установленный сознательный добровольный молчаливый отказ стороны защиты от реализации права заявлять ходатайство о предоставлении на стадии выполнения статьи 290 УПК Украины доступа к документам, исследованным экспертом, автоматически не ставит под сомнение допустимость заключения этого эксперта

 

27 января 2020 года объединенная палата Кассационного уголовного суда Верховного Суда рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного гр-на К. и защитника П. на приговор Деснянского районного суда г. Киева от 7 июня 2018 года и определение Киевского апелляционного суда от 12 ноября 2018 года, а также потерпевшей гр-ки В. и прокурора на данное определение в уголовном производстве в отношении гр-на К., * года рождения, уроженца и жителя **, осужденного за совершение уголовного преступления, предусмотренного частью 1 статьи 286 Уголовного кодекса (УК) Украины.

Краткое содержание обжалуемых судебных решений и установленные фактические обстоятельства

По приговору Деснянского районного суда г. Киева от 7 июня 2018 года гр-н К. был осужден по части 1 статьи 286 УК Украины к наказанию в виде ограничения свободы сроком на один год с лишением права управлять транспортными средствами сроком на два года.

Постановлено взыскать с гр-на К. в пользу потерпевшей гр-ки В. в счет возмещения материального и морального вреда 728,58 грн и 48 000 грн соответственно.

Решен вопрос о процессуальных расходах в уголовном производстве.

Суд признал гр-на К. виновным в совершении при указанных в приговоре обстоятельствах нарушения правил безопасности дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством, повлекшего средней тяжести телесное повреждение.

Как установил суд, 5 сентября 2017 года примерно в 11:25 гр-н К., управляя технически исправным автомобилем Mercedes-Benz Sprinter, двигаясь в г. Киеве по ул. Драйзера в направлении просп. Ватутина, нарушил требования подпункта «б» пункта 2.3, подпункта «а» пункта 4.16, пункта 18.1 Правил дорожного движения (ПДД), проявил невнимательность, не следил за дорожной обстановкой при приближении к нерегулируемому пешеходному переходу, который был обозначен дорожными знаками и разметкой, не предоставил преимущества в движении пешеходу — гр-ке В. и вследствие этого совершил на нее наезд. В результате дорожно-транспортного происшествия (ДТП) потерпевшая получила средней тяжести телесные повреждения в виде закрытой травмы таза.

Киевский апелляционный суд определением от 12 ноября 2018 года изменил приговор, смягчил гр-ну К. основное наказание, применив статью 69 УК Украины, назначил наказание в виде штрафа в размере 100 необлагаемых минимумов доходов граждан, что составляет 1700 грн. В остальной части приговор оставлен без изменений.

Требования кассационной жалобы и обобщенные доводы подавшего ее лица

В совместной кассационной жалобе защитник П. и осужденный гр-н К. просят отменить на основаниях, предусмотренных пунктами 1, 2 части 1 статьи 438 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины, упомянутые судебные решения, а уголовное производство закрыть в связи с отсутствием в деянии состава уголовного преступления или неустановлением достаточных доказательств для доказательства виновности лица в суде и исчерпанием возможности их получить. Мотивируя свои требования, жалобщики указывают на существенное нарушение статьи  290 УПК Украины по причине неоткрытия стороне защиты медицинских документов, на которых основывается заключение судебно-медицинского эксперта. Также, по их утверждениям, указанные документы следователь получил незаконно, соответственно, является сомнительной и допустимость указанного заключения. Они считают, что суды низших инстанций не дали надлежащей оценки собранным по делу доказательствам, вследствие чего необоснованно признали доказанной виновность гр-на К. в совершении инкриминируемого ему преступления против безопасности движения. В то же время, ссылаясь на положительные данные о личности последнего и установленные смягчающие обстоятельства, сторона защиты настаивает на несправедливости назначенного осужденному дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами.

В кассационной жалобе прокурор просит отменить на основаниях, предусмотренных пунктами 2, 3 части 1 статьи 438 УПК Украины, определение суда апелляционной инстанции и назначить новое рассмотрение в этом суде. Суть доводов стороны обвинения сводится к тому, что указанный суд, вопреки предписаниям статей 50, 65 УК Украины, не принял во внимание поведение осужденного, не признавшего своей вины и не проявившего искреннего раскаяния, и в отсутствие обстоятельств, существенно снижающих степень тяжести совершенного преступления, неправомерно назначил гр-ну К. с применением статьи 69 этого кодекса неоправданно мягкое основное наказание.

В кассационной жалобе потерпевшая гр-ка В., указывая на аналогичные по сути доводы и на то, что осужденный не возместил в полном объеме причиненного преступлением вреда, также ставит вопрос об отмене данного определения и назначении нового рассмотрения в суде апелляционной инстанции в связи с мягкостью избранной осужденному меры принуждения.

На жалобы потерпевшей и прокурора защитник П. подал возражения, в которых, приводя аргументы, утверждает о несостоятельности заявленных стороной обвинения кассационных требований.

Основания рассмотрения уголовного производства объединенной палатой Кассационного уголовного суда Верховного Суда

Коллегия судей Второй судебной палаты Суда определением от 17 сентября 2019 года уголовное производство в отношении гр-на К. передала на рассмотрение объединенной палаты Суда на основании части 2 статьи 4341 УПК Украины.

Такое решение коллегия судей приняла в связи с тем, что сочла необходимым отступить от вывода о применении части 12 статьи 290 УПК Украины в подобных правоотношениях, изложенного в постановлении Суда от 7 августа 2019 года (дело № 555/456/18, производство № 51-2676км19).

В частности, в этом постановлении коллегия судей Третьей судебной палаты Суда признала существенным нарушением указанной нормы права отсутствие в материалах уголовного производства медицинской документации, на которую ссылается судебно-медицинский эксперт, что исключает приобщение как допустимых доказательств указанной документации и сформированного на ее основе экспертного заключения.

Но коллегии судей Первой и Второй судебных палат Суда в своих постановлениях от 8 августа 2019 года и от 18 апреля 2019 года (дело № 644/7312/13к, производство № 51-8073км18, дело № 357/1/16-к, производство № 51-5364км18 соответственно) высказали противоположную позицию, отметив, что неоткрытие медицинской документации в порядке статьи 290 УПК Украины не является существенным нарушением требований уголовного процессуального закона.

Учитывая изложенное и нормативное понимание положений статьи 4342 указанного кодекса, объединенная палата осуществляет рассмотрение этого уголовного производства по процедуре, определенной законом.

Позиции участников  судебного производства

В суде кассационной инстанции осужденный и его защитники поддержали жалобу стороны защиты, отрицая обоснованность кассационных требований прокурора и потерпевшей, тем не менее последние и представитель потерпевшей просили удовлетворить кассационные жалобы стороны обвинения и потерпевшей, настаивая на несостоятельности доводов защиты.

Мотивы суда

Заслушав доклад судьи, пояснения сторон, проверив материалы уголовного производства и доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на них, объединенная палата пришла к выводу, что поданная прокурором жалоба подлежит удовлетворению, а жалобы потерпевшей, осужденного и защитника следует удовлетворить частично, учитывая следующее.

Согласно части 1 статьи 433 УПК Украины Суд проверяет правильность применения судами низших инстанций норм права, правильность правовой оценки обстоятельств и не уполномочен исследовать доказательства, устанавливать и признавать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в обжалуемом решении, решать вопрос о достоверности того или иного доказательства.

В соответствии со статьей 438 указанного кодекса при осуществлении кассационного производства Суд не уполномочен отменить или изменить обжалуемые решения из-за неполноты рассмотрения, несоответствия изложенных в них выводов фактическим обстоятельствам дела, а исходит из обстоятельств, установленных в приговоре.

В совместной кассационной жалобе стороны защиты, как следует из ее содержания, отрицается полнота судебного рассмотрения, правильность установления фактических обстоятельств уголовного производства и достоверность отдельных доказательств, тогда как их проверка в силу статьи 433 УПК Украины к полномочиям суда законом не отнесена.

Как следует из материалов уголовного производства, суд первой инстанции, проанализировав показания допрошенных во время судебного следствия обвиняемого гр-на К., потерпевшей гр-ки В., свидетелей гр-на Е., гр-ки Н., данные, содержащиеся в протоколе осмотра места происшествия от 5 сентября 2017 года и в схеме с фототаблицей к нему, заключение судебно-медицинского эксперта № *** от 27 сентября 2017 года, оценив собранные доказательства, признал доказанной виновность гр-на К. в совершении преступления против безопасности движения. Согласно установленным фактическим обстоятельствам уголовного производства суд квалифицировал действия гр-на К. по части 1 статьи 286 УК Украины и назначил ему наказание в виде ограничения свободы сроком на один год с лишением права управлять транспортными средствами сроком на два года.

Гр-н К., не согласившись с приговором, подал на него апелляционную жалобу. В ней он, приводя преимущественно доводы, изложенные в кассационной жалобе, утверждал о необоснованности осуждения и одновременно о чрезмерной строгости назначенного ему наказания. Жалобщик также заявил альтернативные требования, в частности, просил отменить оспариваемое решение и закрыть уголовное производство из-за отсутствия в деянии состава преступления или изменить приговор и смягчить меру принуждения.

По результатам апелляционного рассмотрения, несмотря на оставление без удовлетворения жалобы стороны защиты, суд изменил приговор в порядке статьи 404 УПК Украины и смягчил гр-ну К. основное наказание, которое назначил с применением статьи 69 УК Украины в виде штрафа в размере 100 необлагаемых минимумов доходов граждан.

Суд апелляционной инстанции, указав в определении мотивы и основания, которыми руководствовался при принятии решения, пришел к выводу о законности осуждения гр-на К., а доводы последнего об обратном, в том числе о нарушении статьи 290 УПК Украины, признал несостоятельными. Отклоняя доводы стороны защиты относительно существенного нарушения предписаний указанного кодекса, сомнительности происхождения медицинской документации и сформированного на ее основе экспертного заключения, суд сослался на то, что такую документацию следователю предоставила потерпевшая гр-ка В. и этот факт она подтвердила в судебном заседании, упомянутые документы были предметом судебно-медицинского исследования, проведенного на основании соответствующего постановления следователя, в которой также были указаны сведения о передаче эксперту той же документации. Кроме того, апелляционный суд отметил, что содержание первичной справки от 5 сентября 2017 года № **** не опровергает правильности выводов эксперта, ведь они основаны на всесторонней оценке всех данных о вреде, причиненном здоровью гр-ки В., среди ­которых ­имеются и результаты лабораторных исследований. Учитывая изложенное, суд признал допустимым доказательством судебно-медицинскую экспертизу, которой была установлена степень тяжести причиненных потерпевшей телесных повреждений и механизм их образования.

Рассматривая вопрос, ставший основанием для передачи уголовного производства на рассмотрение объединенной палаты, Суд отмечает следующее.

Одними из основ уголовного производства, закрепленных в пункте 15 части 1 статьи 7 УПК Украины, являются состязательность сторон и свобода в представлении ими своих доказательств и в доказывании перед судом их убедительности.

Согласно положениям частей 1–3 статьи 22 УПК Украины уголовное производство осуществляется на основе состязательности, что предусматривает самостоятельное отстаивание сторонами их правовых позиций, прав, свобод и законных интересов средствами, установленными настоящим кодексом, стороны имеют равные права на сбор и представление в суд вещей, документов, других доказательств, ходатайств, жалоб, а также на реализацию других процессуальных прав. Вместе с тем суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необходимые условия для реализации сторонами их процессуальных прав и исполнения процессуальных обязанностей.

На основании статей 3, 56 УПК Украины потерпевшая является стороной уголовного производства и имеет право подавать доказательства не только суду, но и следователю. Кроме того, по правилам части 2 статьи 84 указанного кодекса показания потерпевшей являются процессуальным источником доказательства.

Таким образом, как следует из законодательных норм, потерпевшая наделена правом непосредственно предоставлять следователю медицинские документы в подтверждение фактов, касающихся причиненного преступлением вреда ее здоровью, а следователь обязан принять эти документы для выполнения задач уголовного производства и выяснения всех обстоятельств, которые согласно статье 91 УПК Украины относятся к предмету доказывания, в том числе путем назначения судебно-медицинской экспертизы по медицинской карте, полученной от указанной стороны. В таком случае вместе с соответствующим постановлением следователь направляет в экспертное учреждение медицинскую документацию, которая является объектом экспертного исследования. При других обстоятельствах, то есть если потерпевшая не согласна предоставить имеющиеся в ее распоряжении необходимые документы для получения разрешения на временный доступ к ним, следователь, принимая меры обеспечения уголовного производства, обращается в суд по правилам главы 15 раздела II УПК Украины.

Кроме того, в силу части 2 статьи 242 кодекса назначение экспертизы для установления степени тяжести и характера телесных повреждений является обязательным.

Если стороной обвинения использовано заключение эксперта в подтверждение виновности лица, именно этот вывод с детальным анализом медицинской документации должен быть открыт стороне защиты при соблюдении требований статьи 290 УПК Украины. В то же время защита не лишена процессуальной возможности при необходимости ходатайствовать о предоставлении доступа к материалам, которые исследовал эксперт. При отсутствии такого ходатайства, с учетом статьи 22 указанного кодекса следует понимать, что сторона защиты, самостоятельно отстаивая свою правовую позицию, не сочла целесообразным воспользоваться на упомянутой стадии производства правом на открытие ей также и медицинской документации.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации, с учетом статей 22, 290, 412 УПК Украины в их взаимосвязи, существенным нарушением требований уголовного процессуального закона было бы неоткрытие следственными органами стороне защиты именно заключения эксперта, что могло повлечь за собой признание его недопустимым доказательством на основании статьи 87 указанного кодекса. Вместе с тем бесспорно установленный сознательный добровольный молчаливый отказ стороны защиты от реализации права заявлять ходатайство о предоставлении на стадии выполнения статьи 290 УПК Украины доступа к документам, исследованных экспертом, автоматически не ставит под сомнение допустимость заключения этого эксперта. Более того, такое право может быть реализовано в ходе судебного или апелляционного рассмотрения уголовного производства, что не противоречит цели статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

Как установлено в этом деле, при ознакомлении в порядке статьи 290 УПК Украины с материалами досудебного расследования, в том числе с данными проведенной экспертизы № ***, сторона защиты не ставила вопрос о предоставлении ей доступа к медицинской документации, по результатам исследования которой экспертом было составлено заключение. При этом в ходе судебного рассмотрения защитник П., ссылаясь на то, что не оспаривает упомянутых выводов, отказался от своего ходатайства о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы и возразил против необходимости допроса эксперта. О непредоставлении на ознакомление медицинских документов защитник заявил только во время судебных прений. Поэтому было возобновлено судебное следствие, допрошена потерпевшая гр-ка В., которая подтвердила факт добровольной передачи следователю медицинских документов, а прокурором они были предоставлены стороне защиты для ознакомления. Выяснив, что документы следователь получил и передал эксперту способом, предусмотренным законом, местный суд, с которым согласился апелляционный суд, отклонил доводы стороны защиты о существенном нарушении требований указанного кодекса в связи с неприменением мер обеспечения уголовного производства.

С учетом изложенного аргументы осужденного и защитника в кассационной жалобе о недопустимости как доказательства заключения эксперта от 27 сентября 2017 года № *** (относительно выявленных телесных повреждений у потерпевшей гр-ки В.) в связи с неоткрытием на стадии выполнения статьи 290 УПК Украины медицинских документов, на которых основывается экспертное исследование, являются неприемлемыми.

В соответствии со статьями 50, 65 УК Украины лицу, совершившему преступление, должно быть назначено наказание, необходимое и достаточное для его исправления и предупреждения новых преступлений. Исходя из указанной цели и принципов справедливости, соразмерности и индивидуализации наказания, оно должно быть адекватным характеру совершенных действий, их опасности и данным о личности виновного. При выборе наказания имеют значение и должны приниматься во внимание обстоятельства, смягчающие его и отягчающие.

Согласно статье 69 указанного кодекса ее правила применяются только при наличии нескольких обстоятельств, смягчающих наказание и существенно снижающих степень тяжести совершенного преступления, с обязательным принятием во внимание личности виновного.

В результате проверки уголовного производства в порядке кассационной процедуры было установлено, что указанных требований закона суд апелляционной инстанции не выполнил.

Так, мотивируя несогласие с видом и размером назначенного гр-ну К. наказания и необходимость выбрать менее строгое с применением статьи 69 УК Украины, апелляционный суд, в отличие от местного, признал смягчающими обстоятельствами искреннее раскаяние осужденного и добровольное частичное возмещение причиненных потерпевшей убытков. При этом в определении суд указал, что гр-н К. полностью признал свою вину, выразил сожаление по поводу дорожного происшествия и его последствий, однако отрицал причинение гр-ке К. средней тяжести телесных повреждений.

Вместе с тем, поскольку осужденный категорически отрицал доказанность совершения инкриминируемого преступления и обоснованность удовлетворения исковых требований потерпевшей в части возмещения морального вреда, решение апелляционного суда о принятии во внимание как смягчающих наказание обстоятельств признания гр-ном К. вины и его искреннего раскаяния, является сомнительным.

Кроме того, придя к выводу о законности осуждения гр-на К., суд апелляционной инстанции оставил без должной оценки конкретные обстоятельства дела, характер и содержание допущенных нарушений ПДД и тот факт, что наезд на гр-ку В. произошел на пешеходном переходе.

Таким образом, изменив вид назначенного гр-ну К. наказания с лишения свободы на штраф в размере ниже низшего предела, установленного в санкции части 1 статьи 286 УК Украины, апелляционный суд в своем определении не указал на обстоятельства, которые существенно снижают степень тяжести совершенного преступления и служат основанием для назначения более мягкого наказания в соответствии со статьей 69 этого кодекса. Поэтому закон Украины об уголовной ответственности применен неправильно, о чем справедливо говорится в кассационных жалобах прокурора и потерпевшей.

Вследствие несоблюдения законодательных предписаний при применении указанной нормы материального права назначенное апелляционным судом осужденному основное наказание по своему размеру является неоправданно мягким, как обоснованно указывает сторона обвинения.

Допущенное нарушение влечет за собой отмену обжалуемого определения на основаниях, предусмотренных пунктами 2, 3 части 1 статьи 438 УПК Украины, и назначение нового рассмотрения уголовного производства в суде апелляционной инстанции.

Вместе с тем в поданной потерпевшей гр-кой В. кассационной жалобе нет убедительных аргументов, бесспорно доказывающих, что избрание гр-ну К. вида меры принуждения, предусмотренного в качестве альтернативного в санкции части 1 статьи 286 УК Украины, является явно несправедливым в связи с его мягкостью. Поэтому, учитывая положения статьи 414 УПК Украины, объединенная палата не находит оснований считать, что при назначении такого вида наказания апелляционный суд существенно нарушил статьи 50,65 УК Украины.

Поскольку упомянутое определение подлежит отмене, вопросы о доказанности или недоказанности виновности гр-на К. в совершении инкриминируемого ему преступления против безопасности движения являются предметом нового апелляционного рассмотрения, во время которого предстоит осуществить производство с соблюдением требований главы 31 УПК Украины, тщательно проверить доводы, изложенные в апелляционной жалобе, другие доводы, содержащиеся в совместной кассационной жалобе стороны защиты, и принять решение, которое будет соответствовать статье 370 указанного кодекса.

При этом необходимо иметь в виду, что в случае, если суд апелляционной инстанции придет к выводу о виновности гр-на К. в совершении уголовного преступления, предусмотренного частью 1 статьи 286 УК Украины, назначение ему наказания с применением статьи 69 УК Украины будет неправильным, а мера принуждения — мягкой.

С учетом изложенного кассационная жалоба прокурора подлежит удовлетворению, а кассационные жалобы потерпевшей гр-ки В., осужденного гр-на К. и защитника П. следует удовлетворить частично.

Выполняя правила статьи 442 УПК, объединенная палата пришла к следующему выводу о том, как должна быть применена норма права, с применением которой не согласилась коллегия судей, передавшая дело на рассмотрение объединенной палаты.

Вывод: отсутствие в материалах уголовного производства медицинских документов, на основании которых составлено заключение эксперта, неоткрытие этих документов стороне защиты на стадии выполнения статьи 290 УПК не является существенным нарушением требований уголовного процессуального закона в аспекте статьи 412 указанного кодекса, автоматически не влечет за собой признания экспертного исследования недопустимым доказательством и отмены на основании пункта 1 части 1 статьи 438 УПК судебных решений, если указанные документы были получены в установленном законом порядке и указанная сторона не ходатайствовала о предоставлении доступа к медицинским документам или при осуществлении судебного или апелляционного производства ей было обеспечена возможность реализовать право на ознакомление с такими документами.

Руководствуясь статьями 433, 434, 4342, 436, 441, 442 УПК, объединенная палата Верховного Суда постановила:

— кассационную жалобу прокурора удовлетворить, кассационные жалобы потерпевшей гр-ки В., осужденного гр-на К. и защитника П. удовлетворить частично;

— определение Киевского апелляционного суда от 12 ноября 2018 года в отношении гр-на К. отменить и назначить новое рассмотрение в суде апелляционной инстанции.

Постановление является окончательным и обжалованию не подлежит.

 

(Постановлением Верховного Суда от 27 января 2020 года. Дело № 754/14281/17. Председательствующий — Григорьева И.В. Судьи — Анисимов Г.Н., Кравченко С.И., Луганский Ю.Н., Мазур Н.В., Огурецкий В.П., Щепоткина В.В.)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: