Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика № 5 » Зачет встречных требований невозможен без заявления стороны спора

Зачет встречных требований невозможен без заявления стороны спора

Толкование статьи 601 Гражданского кодекса Украины свидетельствует, что нужно разграничивать зачет и заявление о зачете. Ведь само по себе наличие встречных однородных требований не приводит к их зачету и, соответственно, не прекращает обязательства. Необходимым и достаточным является наличие заявления о зачете встречных требований хотя бы одной из сторон

 

15 января 2020 года Верховный Суд в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда рассмотрел в порядке письменного производства без уведомления участников дела кассационную жалобу гр-на К. на решение Днепровского районного суда г. Днепродзержинска Днепропетровской области от 28 февраля 2017 года и определение Апелляционного суда Днепропетровской области от 26 октября 2017 года.

ИСТОРИЯ ДЕЛА

Краткое содержание исковых требований

В августе 2016 года гр-н К. обратился с иском к гр-ке С. о взыскании суммы долга и процентов по договору займа.

Первоначальный иск обоснован тем, что 9 июля 2013 года между гр-ном К. и гр-кой С. заключен договор займа, согласно которому гр-н К. передал гр-ке С. сроком на один месяц денежные средства в размере 3000 долл. США, а последняя получила от него эти денежные средства, обязалась вернуть их 19 августа 2013 года и уплатить проценты за пользование деньгами в размере 7 % в месяц. В подтверждение заключения договора займа и всех его существенных условий гр-ка С. 19 июля 2013 года собственноручно написала расписку. Однако в установленный в расписке срок денежные средства не вернула, обязательства по договору займа не выполнила, расписка о получении денежных средств находится у гр.-на К. На момент обращения в суд с настоящим иском, согласно официальному курсу Национального банка Украины (НБУ), 1 долл. США = 25,05 грн. Таким образом, гр-ка С. без учета процентов должна вернуть 75 150,00 грн (3000,00 долл. США х 25,05 грн = 75 150,00 грн). Кроме того, он имеет право на получение от ответчика процентов за пользование принадлежащими ему денежными средствами в размере 7 % от суммы долга ежемесячно, то есть 210,00 долл. США за каждый месяц (3000,00 долл. х 7 % = 210 долларов). Ответчица пользуется его денежными средствами в течение 36 месяцев, общая сумма процентов за 36 месяцев составляет 7560,00 долл. США (36 месяцев х 210 долл. = 7560,00 долларов), что с учетом официального курса доллара США к гривне, установленного НБУ, составляет 189 378 грн (7560,00 долл. США х 25,05 грн = 189 378,00 грн).

Гр-н К. просил взыскать с гр-ки С. сумму займа в размере 75 150,00 грн, проценты по договору займа за 36 месяцев пользования средствами в сумме 189 378,00 грн.

В ноябре 2016 года гр-ка С. обратилась к гр-ну К. со встречным иском о взыскании имущественного вреда.

Встречный иск мотивирован тем, что 1 июля 2013 года между гр-кой С. и гр-ном К. был заключен договор займа на сумму 24 000,00 грн сроком до 19 августа 2013 года с уплатой процентов в размере 7 % в месяц, в подтверждение чего была составлена расписка. 19 июля 2013 года по требованию гр-на К. она выплатила ему проценты за пользование указанными денежными средствами за 19 дней, а также по предложению гр-на К. 19 июля 2013 года ими был заключен новый договор займа, в котором она вместо полученных в долг 24 000,00 грн указала 3000,00 долл. США со сроком возврата до 19 августа 2013 года и уплатой процентов за пользование денежными средствами в размере 7 % в месяц, что подтверждается распиской от 19 июля 2013 года.

Гр-ка С. отметила, что для обеспечения исполнения своих обязательств по заключенному договору займа она в качестве залога передала гр-ну К. принадлежащий ей на праве собственности дорожный вибрационный каток марки BOMAG BW 141 AD 1994 года выпуска, идентификационный номер *, двигатель № **, а также генеральную доверенность на имя гр-на К. 1 июля 2014 года гр-н К. без ее ведома по не согласованной с нею цене за 105 341,00 грн реализовал указанный вибрационный каток, заключив от ее имени договор купли-продажи № *** с гр-ном П. По состоянию на 1 июля 2014 года ее долг перед гр-ном К. по заключенному между ними договору займа от 19 июля 2013 года составил 5388,82 долл. США, из которых 3000,00 долл. США — основной долг, 2388,82 долл. США — проценты (3000,00 долл. США х 7 % х 12 месяцев / 365 дней х 346 дней = 2388,82 долл. США). По состоянию на 1 июля 2014 года по курсу НБУ 100 долл. США = 1178,54 грн. Принадлежащий ей дорожный вибрационный каток марки BOMAG BW 141 AD был продан гр-ном К. за 8938,26 долл. США. Таким образом, гр-н К. в результате реализации предмета залога в полном объеме вернул себе долг по договору займа от 19 июля 2013 года в сумме 5388,82 долл. США. Поэтому заключенный между ними договор займа считается полностью выполненным 1 июля 2014 года за счет предмета залога. Ввиду недобросовестных действий по реализации принадлежащего ей дорожного вибрационного катка на сумму, превышающую сумму долга по договору займа, гр-н К. присвоил принадлежащие ей денежные средства в сумме 3549,44 долл. США (8938,26 – 5388,82 = 3549,44 долл. США), что по курсу НБУ на 18 ноября 2016 года (2605,34 грн за 100 долл. США) составляет 92 474,98 грн.

Согласно отчету об определении рыночной стоимости колесного транспортного средства № **** от 17 ноября 2016 года по состоянию на 17 ноября 2016 года стоимость дорожного вибрационного катка марки BOMAG BW 141 AD 1994 года выпуска с учетом степени износа составляет 482 550 грн, что эквивалентно по курсу НБУ на 18 ноября 2016 года 18 521,57 долл. США (482 550 грн / 2605,34 грн = 18 521,57 долл. США). Истица считает, что гр-н К. причинил ей имущественный ущерб на общую сумму 13 132,75 долл. США (18 521,57 долл. США – 5388,82 долл. США = 13 132,75 долл. США), что по курсу НБУ на 18 ноября 2016 года составляет 342 152,79 грн (13 132,75 долл. США х 26,0534 грн = 342 152,79 грн). Реализуя предмет залога, гр-н К. не сообщил ей об этом, не предоставил отчет о результатах продажи имущества и, продав имущество, присвоил значительно большую сумму, чем должен был получить по договору займа.

Гр-ка С. просила взыскать с гр-на К. денежную сумму в размере 342 152,79 грн.

Краткое содержание решения суда первой инстанции

Решением Днепровского районного суда г. Днепродзержинска Днепропетровской области от 28 февраля 2017 года отказано в удовлетворении первичного иска гр-на К. к гр-ке С. о взыскании суммы долга. Удовлетворен частично встречный иск гр-ки С. к гр-ну К. о возмещении имущественного вреда. Взысканы с гр-на К. в пользу гр-ки С. денежные средства в сумме 41 831,60 грн. В удовлетворении остальной части требований встречного иска гр-ки С. к гр-ну К. отказано. Решен вопрос о распределении судебных расходов.

Решение суда первой инстанции мотивировано тем, что факт получения гр-кой С. в долг от гр-на К. денежных средств в сумме 3000,00 долл. США и их невозврата в указанный в расписке срок до 1 июля 2014 года не оспаривается ответчиком по первичному иску. Гр-н К. имеет право на получение от гр-ки С., кроме суммы долга, процентов в определенном в расписке размере за все время пользования ею денежными средствами, которые она взяла в долг. 1 июля 2014 года гр-н К. от имени гр-ки С. на основании доверенности продал гр-ну П. за 105 341,00 грн вибрационный каток марки BOMAG BW 141 AD. Гр-н К. не доказал с помощью надлежащих и допустимых доказательств указанных им обстоятельств относительно передачи полученных от продажи катка денег в сумме 105 341,00,00 грн его собственнику — гр-ке С. Гр-н К. за счет полученных от продажи вибрационного катка средств удовлетворил свои требования к гр-ке С. по договору займа, оставив себе все полученные от гр-на П. средства в сумме 105 341 грн, поскольку гр-ка С. не исполнила своих обязательств по договору займа.

Несмотря на отсутствие заявлений сторон по делу о зачете встречных требований, суд первой инстанции счел, что гр-н К., оставляя в своем пользовании полученные от продажи катка денежные средства, согласился на зачет встречных однородных (денежных) требований. Поэтому заключенный между сторонами по делу договор займа считается полностью выполненным 1 июля 2014 года. Сумму в размере 3000,00 долл. США гр-ка С. получила от гр-на К. 19 июля 2013 года. По состоянию на 1 июля 2014 года, то есть на момент продажи вибрационного катка и получения гр-ном К. по договору купли-продажи денежных средств в сумме 105 341,00 грн, гр-ка С. сумму долга не вернула и проценты в размере 7 % в месяц за период с 19 июля 2013 года по 1 июля 2014 года не уплатила. Период просрочки этого денежного обязательства с 19 июля 2013 года по 1 июля 2014 года составляет 346 дней. Таким образом, гр-ка С. должна была выплатить гр-ну К. проценты по договору займа за весь период просрочки в размере 2388,82 долл. США, исходя из следующего расчета: 3000,00 долл. США (сумма долга) х 84 % (7 % х 12 месяцев) х 346 (дни просрочки) / 365 (дни календарного года). Следовательно, на 1 июля 2014 года просроченная сумма долга гр-ки С. перед гр-ном К. по договору займа составила 5388,82 долл. США (3000,00 долл. США — сумма долга, 2322,82 долл. США — проценты за пользование денежными средствами). По курсу НБУ на 1 июля 2014 года размер просроченной суммы долга (5388,82 долл. США) в гривневом эквиваленте составил 63 509,40 грн. Гр-н К. продал принадлежащий гр-ке С. вибрационный каток марки BOMAG BW 141 AD за 105 341,00 грн, то есть за сумму, превышающую сумму долга гр-ки С. по договору займа. Таким образом, он имел право на зачет однородных с гр-кой С. требований на сумму 63 509,40 грн. Разницу между полученными от продажи имущества средствами и начисленными по договору займа деньгами в сумме 41 832,60 грн гр-н К. был обязан вернуть гр-ке С. как собственнику проданного имущества. Однако эту разницу гр-н К. не вернул гр-ке С., чем нанес ей имущественный ущерб.

Краткое содержание определения суда апелляционной инстанции

Определением Апелляционного суда Днепропетровской области от 26 октября 2017 года апелляционная жалоба гр-на К. отклонена. Решение Днепровского районного суда г. Днепродзержинска Днепропетровской области от 28 февраля 2017 года оставлено без изменений.

Определение суда апелляционной инстанции мотивировано тем, что 1 июля 2014 года гр-н К. от имени гр-ки С. на основании доверенности и имеющихся у него документов на каток по договору купли-продажи продал гр-ну П. каток за 105 341,00 грн. Доказательства передачи гр-ном К. полученных от продажи катка денег в сумме 105 341,00 грн гр-ке С. истцом не предоставлены, поэтому районный суд пришел к правильному выводу, что гр-н К. оставил себе полученные от гр-на П. средства. Все изложенные обстоятельства в совокупности позволили суду первой инстанции сделать вывод о правдивости доводов гр-ки С. о предоставлении ею гр-ну К. доверенности с правом отчуждения спорного катка именно в связи с заключением сторонами договора займа. То есть фактически следует, что между сторонами имелась договоренность о задатке, то есть о возможной продаже истцом катка в случае неисполнения ответчиком данного обязательства в качестве обеспечительной меры. Утверждение истца, что правоотношения между сторонами по предоставленной доверенности являются не более чем представительством, не могли быть приняты районным судом во внимание, поскольку последнее имело бы место, если бы вся сумма стоимости проданного катка доверенным лицом была передана доверителю, а в данном случае установлено, что денежная сумма, полученная за проданный каток, истцом владельцу катка передана не была. Осуществив расчет долга гр-ки С. перед гр-ном К. по состоянию на 1 июля 2014 года (на момент продажи катка), детально изложенный в решении, районный суд установил, что по курсу НБУ на эту дату размер просроченной суммы долга (5388,82 долл. США) в гривневом эквиваленте составляет 63 509,40 грн, и, имея право на эту сумму, гр-н К. 1 июля 2014 года удовлетворил свои требования к гр-ке С. по договору займа, однако разницу в сумме, а именно — 41 832,60 грн, он гр-ке С. не вернул. Выводы суда первой инстанции сводятся к установлению факта получения этих средств истцом без соответствующего правового основания. Таким образом, суд первой инстанции на основании статей 598, 599, 601, 604 Гражданского кодекса (ГК) Украины правильно счел обязательства гр-ки С. прекращенными, а согласно статье 1212 ГК Украины, касающейся безосновательно приобретенного имущества, на которую ссылалась гр-ка С. в своем встречном исковом заявлении, обоснованно взыскал с гр-на К. безосновательно полученные средства в сумме 41 832,60 грн. При этом ссылка суда первой инстанции на статью 1166 ГК Украины является ошибочной. Суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание доводы истца о том, что суд неправильно ссылается на статью 601 ГК Украины, которая, по мнению истца, предусматривает обязательность заявления одной из сторон договора, поскольку эта норма права такой обязательности не предусматривает, а свидетельствует о возможности осуществления зачета встречных требований по заявлению одной из сторон.

При отклонении доводов апелляционной жалобы, что гр-кой С. не был доказан факт заключения договора залога, так как суду не предоставлен такой договор, апелляционный суд указал, что они не могут быть приняты во внимание, поскольку судом установлены фактические обстоятельства дела, приведенные выше, кроме того, незначительный разрыв во времени между датой выдачи доверенности и датой написания расписки не может привести к категорическому выводу об отсутствии взаимосвязи между выдачей доверенности на отчуждение катка и обязательственными отношениями по договору займа. Утверждение о безосновательности вывода суда первой инстанции, что гр-н К., оставляя средства у себя, таким образом совершил зачет суммы долга гр-ки С., опровергнуты установленными обстоятельствами дела и имеющимися в деле доказательствами.

Аргументы участников дела

В ноябре 2017 года гр-н К. подал кассационную жалобу, в которой просил обжалованные решения отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом ссылался на то, что судами неправильно применены нормы материального права и нарушены нормы процессуального права.

Кассационная жалоба мотивирована тем, что заявленные гр-кой С. требования сводились к наличию заключенного между нею и гр-ном К. договора залога в качестве основания прекращения ее обязательств по договору займа. Гр-ка С. никоим образом не ссылалась как на основание ее иска и обстоятельство, которое прекращает ее обязательства по договору займа, на статью 601 ГК Украины (зачет встречных требований по заявлению одной из сторон).

Гр-н К. обращает внимание на то, что договор займа был заключен 19 июля 2013 года, а доверенность, которой гр-ка С. уполномочила гр-на К. представлять ее интересы и которая, по ее мнению, подтверждает факт заключения договора залога, была выдана 1 июля 2013 года, то есть значительно раньше, чем была получена ссуда, это свидетельствует о том, что выдача доверенности никак не связана с займом и не ­может быть подтверждением существования договора залога, поскольку залог, как способ обеспечения исполнения основного договора, не может возникнуть раньше заключения основного договора. При заключении договора купли-продажи катка гр-н К. действовал как представитель, а не как залогодержатель.

Гр-н К. указывает, что согласно части 3 статьи 545 ГК Украины наличие долгового документа у должника подтверждает исполнение им своего обязательства. Однако гр-ка С. не обращалась с требованием вернуть долговой документ — расписку или выдать другую расписку с указанием на невозможность возврата расписки, и долговой документ остался у кредитора.

Краткое содержание определений суда кассационной инстанции

Определением Верховного Суда от 28 февраля 2018 года открыто кассационное производство по делу и отказано в удовлетворении заявления гр-на К. о приостановлении исполнения решения Днепровского районного суда г. Днепродзержинска Днепропетровской области от 28 февраля 2017 года.

Определением Верховного Суда от 6 декабря 2019 года дело назначено к судебному рассмотрению.

Позиция Верховного Суда

Коллегия судей частично принимает аргументы, изложенные в кассационной жалобе, на таких основаниях.

Суды установили, что 19 июля 2013 года между гр-ном К. и гр-кой С. был заключен договор займа, согласно котрому гр-ка С. взяла у гр-на К. в долг 3000,00 долл. США, которые обязалась вернуть 19 августа 2013 года и уплатить проценты за пользование денежными средствами в размере 7 % в месяц. В подтверждение заключения договора займа гр-ка С. собственноручно написала расписку, в которой указала, что взяла в долг деньги в сумме 3000,00 долл. США под 7 % в месяц у гр-на К. и обязуется вернуть долг 19 августа 2013 года. В залог оставляет вибрационный каток BOMAG BW 141 AD 1994 года выпуска, идентификационный номер *, принадлежащий ей на основании технического паспорта № *****.

В установленный в расписке срок гр-ка С. не вернула гр-ну К. денежные средства в сумме 3000 долл. США и не уплатила проценты за пользование ими в размере 7 % в месяц от суммы долга.

В статье 15 ГК Украины предусмотрено, что каждое лицо имеет право на защиту своего гражданского права в случае его нарушения, непризнания или оспаривания, а также на защиту своего интереса, который не противоречит общим принципам гражданского законодательства. Нарушение права связано с лишением его субъекта возможности осуществить (реализовать) свое право полностью или частично.

В соответствии со статей 1046 ГК Украины по договору займа одна сторона (заимодатель) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодателю такую же сумму денег (сумму займа) или такое же количество вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, определенных родовыми признаками.

Толкование статей 1046 и 1047 ГК Украины свидетельствует, что по своей сути расписка о получении в долг денежных средств является документом, который выдает должник (заемщик) кредитору (заимодателю) по договору займа, подтверждая как его заключение, так и условия договора, а также свидетельствуя о получении от кредитора определенной денежной суммы или вещей.

Такой же вывод сделан Верховным Судом Украины в постановлении от 11 ноября 2015 года по делу № 6-1967цс15 и постановлении от 18 января 2017 года по делу № 6-2789цс16.

Анализ части 2 статьи 1047 ГК Украины позволяет сделать вывод, что расписка не является формой договора, а может лишь подтверждать заключение договора займа. По своей сути расписка заемщика лишь заменяет письменную форму договора займа, поскольку она подписывается только заемщиком.

Согласно части 4 статьи 263 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины при выборе и применении нормы права к спорным правоотношениям суд учитывает выводы о применении соответствующих норм права, изложенные в постановлениях Верховного Суда.

В постановлении Верховного Суда в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда от 19 декабря 2018 года по делу № 544/174/17 (производство № 61-21724св18) сделан вывод о применении положений статьи 545 ГК Украины и указано, что «в части 545 ГК Украины предусмотрена презумпция надлежащего исполнения обязанности должником, поскольку наличие долгового документа у должника подтверждает исполнение им своего обязательства. И наоборот, если долговой документ находится у кредитора, то это свидетельствует о ненадлежащем исполнении или неисполнении должником его обязанности. В контексте презумпции надлежащего исполнения обязательства должником нужно акцентировать на нескольких аспектах: а) формулировку «наличие долгового документа у должника» следует понимать расширенно, ведь такой документ может находиться у другого лица, которое на основании статьи 528 ГК Украины исполнило обязательство; б) ее можно опровергнуть, если кредитор докажет обратное, то есть кредитор имеет возможность доказать тот факт, что, несмотря на «нахождение» у должника (иного лица) долгового документа, он не исполнил своего обязательства надлежащим образом; в) частью 3 статьи 545 ГК Украины регулируются как материальные, так и процессуальные отношения. Материальные заключаются в том, что наличие долгового документа у должника (другого лица) свидетельствует о надлежащем исполнении обязательства. В свою очередь, процессуальные отношения проявляются в том, что презумпция надлежащего исполнения распределяет обязанности по доказыванию обстоятельств во время судебного спора; г) часть 3 статьи 545 ГК Украины не охватывает всех оснований подтверждения исполнения обязательств, перечисленных в статье 545 ГК Украины. Это связано с тем, что и расписка об исполнении доказывает надлежащее исполнение должником обязанностей, особенно в тех случаях, когда кредитору не передавался долговой документ. То есть и наличие у должника (иного лица) расписки кредитора об исполнении подтверждает надлежащее исполнение должником своего обязательства».

В постановлении Большой Палаты Верховного Суда от 23 октября 2019 года по делу № 723/304/16-ц (производство № 14-360цс19) указано, что «Большая Палата Верховного Суда не соглашается с выводами судов в части взыскания процентов за пользование суммой займа. Большая Палата Верховного Суда отмечает, что правовой вывод о начислении и взыскании процентов от суммы займа по истечении срока кредитования изложен в постановлении от 28 марта 2018 года по делу № 444/9519/12 (производство № 14-10цс18). В частности, указано, что право кредитодателя начислять предусмотренные договором проценты по кредиту прекращается по истечении определенного договором срока кредитования или в случае предъявления к заемщику требования согласно части 2 статьи 1050 ГК Украины. В охранительных правоотношениях права и интересы истца обеспечены частью 2 статьи 625 ГК Украины, которая регламентирует последствия просрочки исполнения денежного обязательства. Таким образом, истцы просили взыскать проценты из расчета 2 % за каждый месяц пользования деньгами, то есть в размере, предусмотренном договором займа, и за период после обусловленного договором срока возврата займа — 28 февраля 2013 года. Удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суды должным образом не определились с характером спорных правоотношений и нормами материального права, подлежащими применению, в частности, что касается правовой природы процентов за пользование суммой займа. Таким образом, выводы судов о взыскании с ответчика в пользу истцов процентов за пользование деньгами за период с ноября 2012 года по июнь 2016 года, то есть и после определенного сторонами договора срока возврата займа — дня окончания срока договора, не основываются на нормах материального права».

Соответственно, в пересматриваемом деле после наступления срока возврата займа гр-н К. имел право на взыскание с гр-ки С. только сумм, предусмотренных положением части 2 статьи 625 ГК Украины.

Суды не установили, что гр-ка С. предоставила доказательства исполнения своего обязательства по возврату займа и уплаты процентов за один месяц пользования займом.

Поэтому гр-н К. имеет право на взыскание с гр-ки С. суммы займа в размере 75 150 грн и процентов за один месяц пользования займом в сумме 5260,50 грн. Поэтому первичный иск гр-на К. подлежит удовлетворению.

При этом коллегия судей не соглашается с доводами судов первой и апелляционной инстанции о том, что вибрационный каток марки BOMAG BW 141 AD 1994 года выпуска находился в залоге у гр-на К., что подтверждается выдачей доверенности 1 июля 2013 года и распиской от 19 июля 2013 года, поскольку залог возникает на основании договора, закона или решения суда (часть 1 статьи 574 ГК Украины).

Согласно части 2 статьи 13 Закона Украины «О залоге» (в редакции Закона Украины от 6 июля 2010 года № 2435-VI) в случаях, когда предметом залога является недвижимое имущество, космические объекты, транспортные средства, подлежащие государственной регистрации, договор залога должен быть нотариально удостоверен на основании соответствующих правоустанавливающих документов. Нотариальное удостоверение договора залога недвижимого имущества, транспортных средств осуществляется по месту нахождения (регистрации) этого имущества или по месту нахождения (регистрации) одной из сторон договора, договора залога космических объектов — по месту регистрации этих объектов.

Суды установили, что 1 июля 2013 года гр-ка С. выдала гр-ну К. сроком на три года доверенность, которой уполномочила его в том числе представлять ее интересы в органах госавтоинспекции, нотариата, комиссионных магазинах, органах страхования, комиссиях или на любых других предприятиях, в учреждениях и организациях независимо от их подчинения и форм собственности по всем без исключения вопросам, связанным с отчуждением принадлежащего ей на основании свидетельства о регистрации транспортного средства № *****, выданного Территориальным управления в Днепропетровской области 15 октября 2012 года, вибрационного катка марки BOMAG BW 141 AD 1994 года выпуска, идентификационный номер *, двигатель № **, который снят с учета 16 октября 2012 года, номерной знак сдан, заключать от ее имени договоры купли-продажи, мены, аренды, займа, определяя по своему усмотрению цену и другие условия, получать причитающиеся ей по этим договорам денежные суммы. Эта доверенность была удостоверена частным нотариусом Днепродзержинского городского нотариального округа О. и зарегистрирована в реестре под № ******.

1 июля 2014 года гр-н К. от имени гр-ки С. на основании доверенности продал гр-ну П. за 105 341,00 грн вибрационный каток марки BOMAG BW 141 AD 1994 года выпуска, идентификационный номер *, двигатель № **, что подтверждается договором купли-продажи транспортного средства № *** от 1 июля 2014 года и справкой-счетом № ******* от 1 июля 2014 года, выданной ООО «А».

В статье 16 ГК Украины установлено, что способом защиты гражданских прав и интересов может быть, в частности, принудительное исполнение обязанности в натуре.

Согласно части 2 статьи 530 ГК Украины, если срок (период) исполнения должником обязанности не установлен или определен моментом предъявления требования, кредитор имеет право требовать его исполнения в любое время. Должник должен исполнить такое обязательство в семидневный срок со дня предъявления требования, если обязанность немедленного исполнения не следует из договора или актов гражданского законодательства.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 1006 ГК Украины поверенный обязан немедленно передать доверителю все полученное в связи с выполнением поручения.

В постановлении Верховного Суда в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда от 10 января 2019 года по делу № 320/4274/16-ц (производство № 61-25696св18) сделан вывод о применении части 2 статьи 530, пункта 3 части 1 статьи 1006 ГК Украины и указано, что «в случае отсутствия договоренности между поверенным и доверителем об установлении срока (периода) передачи полученного в связи с выполнением поручения такая передача должна происходить немедленно. При этом доверитель не должен предъявлять требование о передаче полученного в связи с выполнением поручения, поскольку пункт 3 части 1 статьи 1006 ГК Украины является исключением, что допускается частью 2 статьи 530 ГК Украины».

В части 2 статьи 31 ГПК Украины (в редакции, действующей на момент рассмотрения дела судами) предусмотрено, что до начала рассмотрения судом дела по сути истец имеет право путем подачи письменного заявления изменить предмет или основание иска, а ответчик — предъявить встречный иск.

Толкование части 2 статьи 31 ГПК Украины (в редакции, действующей на момент рассмотрения дела судами) свидетельствует, что не считаются изменением оснований иска дополнение его новыми обстоятельствами при сохранении в нем первичных обстоятельств и изменение ссылки на нормы материального или процессуального права. В то же время и ссылки суда в решении на другие нормы права, отличные от указанных в исковом заявлении, не могут пониматься как выход суда за пределы исковых требований. В связи с этим суд, выяснив при рассмотрении дела, что сторона или иной участник судебного процесса в обоснование своих требований или возражений сослались не на те нормы, которые фактически регулируют спорные правоотношения, самостоятельно осуществляет правильную правовую квалификацию последних и применяет при принятии решения именно такие нормы материального и процессуального права, предметом регулирования которых являются соответствующие правоотношения.

Аналогичный по содержанию вывод содержится в пункте 7.43 постановления Большой Палаты Верховного Суда от 25 июня 2019 года по делу № 924/1473/15 (производство № 12-15гс19).

В пункте 86 постановления Большой Палаты Верховного Суда от 4 декабря 2019 года по делу № 917/1739/17 (производство № 12-161гс19) указано, что «именно на суд возложена обязанность предоставить правовую квалификацию отношениям сторон, исходя из фактов, установленных при рассмотрении дела, и определить, какая правовая норма подлежит применению для разрешения спора. Самостоятельное применение судом для принятия решения именно тех норм материального права, предметом регулирования которых являются соответствующие правоотношения, не приводит к изменению предмета иска и/или избранного истцом способа защиты».

Согласно абзацу 1 части 1 статьи 60 ГПК Украины (в редакции, действующей на момент принятия оспариваемых решений) каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Суды не установили, что гр-н К. предоставил доказательства исполнения своего обязательства, предусмотренного статьей 1006 ГК Украины, по передаче денежных средств, полученных по договору купли-продажи транспортного средства № *** от 1 июля 2014 года, гр-ке С.

Поэтому гр-ка С. имеет право на взыскание с гр-на К. денежных средств в размере 105 341 грн, встречный иск гр-ки С. подлежит удовлетворению.

Коллегия судей не соглашается с доводами судов первой и апелляционной инстанций о том, что по состоянию на 1 июля 2014 года состоялся зачет встречных однородных требований и прекратились обязательства гр-ки С.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 601 ГК Украины обязательство прекращается зачетом встречных однородных требований, срок исполнения которых наступил, а также требований, срок исполнения которых не установлен или определен моментом предъявления требования. Зачет встречных требований может осуществляться по заявлению одной из сторон.

Толкование статьи 601 ГК Украины свидетельствует, что нужно разграничивать зачет и заявление о зачете. Ведь само по себе наличие встречных однородных требований не приводит к их зачету и, соответственно, не прекращает обязательства. Необходимым и достаточным является наличие заявления о зачете встречных требований хотя бы одной из сторон.

При таких обстоятельствах, поскольку отсутствует заявление хотя бы одной стороны (гр-на К. или гр-ки С.) о зачете, у судов первой и апелляционной инстанций отсутствовали основания для вывода о том, что произошел зачет 1 июля 2014 года.

В части 12 статьи 265 ГПК Украины предусмотрено, что в случае частичного удовлетворения первичного и встречного исков о взыскании денежных сумм суд проводит встречный зачет таких сумм и взимает разницу между ними в пользу стороны, которой присуждена большая денежная сумма.

Поскольку первичный и встречный иск подлежат частичному удовлетворению, то Верховный Суд проводит встречный зачет денежных сумм и взимает разницу в размере 24 930,50 грн с гр-на К. в пользу гр-ки С.

Выводы по результатам рассмотрения  кассационной жалобы

Доводы кассационной жалобы дают основания для вывода, что обжалованные решения приняты без соблюдения норм материального права. В связи с изложенным коллегия судей считает необходимым кассационную жалобу удовлетворить частично, обжалованные решения отменить и принять новое решение о частичном удовлетворении требований первичного и встречного исков, проведении встречного зачета денежных сумм и взыскании разницы в пользу гр-ки С.

Распределение  судебных расходов

Согласно части 1 статьи 141 ГПК Украины судебный сбор возлагается на стороны пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Гр-ном К. уплачен судебный сбор за подачу иска в размере 2645,28 грн, судебный сбор за подачу апелляционной жалобы в сумме 2910,00 грн и судебный сбор за подачу кассационной жалобы в размере 3174,34 грн. Поскольку гр-н К. имеет право на взыскание с гр-ки С. суммы займа в размере 75 150 грн, процентов за один месяц пользования займом в сумме 5260,50 грн, а первичный иск гр-на К. и его кассационная жалоба подлежат частичному удовлетворению, на гр-ку С. возлагается обязанность по уплате судебного сбора в размере 793,58 грн — за подачу иска, 873,00 грн — за подачу апелляционной жалобы и 952,30 грн — за подачу кассационной жалобы, а всего — 2618,88 грн.

Гр-кой С. уплачен судебный сбор за подачу встречного иска в размере 3421,53 грн. Поскольку гр-ка С. имеет право на взыскание с гр-на К. денежных средств в размере 105 341,00 грн, а встречный иск гр-ки С. подлежит частичному удовлетворению, на гр-на К. возлагается обазанность по уплате судебного сбора в размере 1060,67 грн.

Согласно части 10 статьи 141 ГПК Украины при частичном удовлетворении иска, в случае возложения судебных расходов на обе стороны пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, суд может обязать сторону, на которую возложена большая сумма судебных расходов, оплатить разницу другой стороне. В таком случае стороны освобождаются от обязанности платить друг другу остальную часть судебных издержек.

Поэтому судебные расходы возлагаются на гр-ку С. в размере 1558,21 грн за подачу иска, апелляционной и кассационной жалоб.

Руководствуясь статьями 141, 265, 400, 409, 412, 416 ГПК Украины, Верховный Суд в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда постановил:

— кассационную жалобу гр-на К. удовлетворить частино;

— решение Днепровского районного суда г. Днепродзержинска Днепропетровской области от 28 февраля 2017 года и определение Апелляционного суда Днепропетровской области от 26 октября 2017 года отменить и принять новое решение;

— первичный иск гр-на К. и встречный иск гр-ки С. удовлетворить частично, провести встречный зачет денежных сумм и взыскать разницу в сумме 24 930,50 грн с гр-на К. в пользу гр-ки С.;

— взыскать с гр-ки С. в пользу гр-на К. судебные расходы в размере 1558,21 грн судебных расходов, понесенных в связи с оплатой судебного сбора;

— с момента принятия постановления суда кассационной инстанции решение Днепровского районного суда г. Днепродзержинска Днепропетровской области от 28 февраля 2017 года и определение Апелляционного суда Днепропетровской области от 26 октября 2017 года теряют законную силу и дальнейшему исполнению не подлежат.

Постановление суда кассационной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия, является окончательным и обжалованию не подлежит.

 

(Постановление Верховного Суда  от 15 января 2020 года. Дело № 209/3022/16-ц. Председательствующий — Крат В.И. Судьи — Антоненко Н.А., Дундарь И.А., Краснощеков Е.В., Русинчук Н.Н.)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: