Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Выйти на связь

«Кроме нормотворчества, важно налаживание коммуникаций с отраслевым регулятором, министерствами и правительством, а также с участниками рынка», — акцентирует внимание на роли юрслужбы в процессе запуска рынка электроэнергии член правления НЭК «Укрэнерго» Максим Юрков
Максим ЮРКОВ: «Роль «Укрэнерго» в развитии нового рынка нельзя недооценивать»

Рынок электроэнергии живет по новым правилам всего четыре месяца. О роли юридической службы НЭК «Укрэнерго» в становлении украинского рынка электроэнергии, трудностях и перспективах, а также о работе службы в целом рассказал член правления компании Максим Юрков.

 

— Оцените роль вашей компании (в частности, юрслужбы) в запуске нового рынка электроэнергии. Оправданы ли были все критические заявления и требования об отсрочке?

— Все прекрасно понимают, что внедрение рынка электроэнергии, например, в других европейских странах, занимало гораздо больше времени, чем в нашей стране было отведено Законом Украины «О рынке электрической энергии». Кроме того, компания столкнулась с блокированием запуска рынка со стороны Министерства энергетики и угольной промышленности Украины (Минэнергоугля). Это не позволяло своевременно реализовывать проекты по приобретению и установке необходимого программного обеспечения, критически необходимого для старта реформы. Координационный центр по обеспечению ­внедрения нового рынка электрической энергии при Кабинете Министров Украины, который должен был согласовать подготовку участников к введению рынка, почти не работал, взаимодействие с другими участниками этого процесса проходило в обстановке гиперактивности одних и инертности других, а некоторых ключевых игроков, таких как «гарантированный покупатель», вообще не существовало до конца июня 2019 года.

В конце мая, когда была решена проблема с платежами за программное обеспечение и в большей части подготовлена необходимая нормативная база, компания увидела, что главной проблемой будет неготовность участников рынка. Также оставались нерешенными некоторые вопросы (например, механизм реализации специальных обязательств), их обсуждение и было инициировано.

Необходимо учитывать еще и политическую ситуацию в стране, когда парламентские выборы спровоцировали популистские заявления о том, что цены на электроэнергию не будут существенно повышаться. Все это происходило на фоне постоянно меняющихся правил: за несколько дней до начала работы рынка принимались постановления правительства, которых никто не видел в финальном, утвержденном варианте.

Не все заявления об отсрочке введения рынка были оправданы. Поддерживались лишь те предложения, которые четко были привязаны к необходимым действиям по улучшению ситуации. Простой же перенос на шесть или двенадцать месяцев без четкого плана действий не имел никакого смысла.

Роль «Укрэнерго» в развитии нового рынка нельзя недооценивать, поскольку оператор системы передачи электроэнергии не только стал ключевым звеном в процессе передачи электроэнергии и диспетчеризации, но и получил новые задачи администратора расчетов и администратора коммерческого учета.

Существенная часть подготовки к запуску рынка была связана с разработкой нормативной базы, правил, по которым он должен работать. В отличие от рынка газа  рынок электроэнергии был достаточно новой сферой регулирования для страны в целом, поэтому компания нарабатывала предложения целыми пакетами. Многие вещи уже были скорректированы после запуска рынка и продолжают корректироваться сейчас.

Кроме нормотворчества важно налаживание коммуникации с отраслевым регулятором, министерствами и правительством, а также с участниками рынка, общение с которыми в предыдущей модели рынка не предусматривалось.

Конечно же, не обошлось и без судебных разбирательств, которые являются неотъемлемой частью взаимодействия с участниками рынка и предоставляют юристам возможность проявить себя.

 

— Как известно, «Укрэнерго» является объектом критической инфраструктуры, с какими вопросами приходится работать юристам компании в сфере кибербезопасности?

— Поскольку законодательство в сфере кибербезопасности объектов критической инфраструктуры кроме прочего предписывает компаниям самостоятельно заботиться о своей безопасности, наибольшее внимание уделяется взаимодействию с партнерами, разрабатывающими программное обеспечение для компании. Человеческий фактор — самый уязвимый элемент любой системы, поэтому очень важна работа непосредственно с сотрудниками компании. Кроме того, существует необходимость создания большого количества внутренних документов, которые требуют постоянного пересмотра. Внимание уделяется и работе с контрагентами, с которыми компания взаимодействует при осуществлении хозяйственной деятельности, особенно в части нового рынка электрической энергии.

 

— Как в компании реализуется комплаенс-функция? Интегрирована ли она с юрслужбой?

— Компания очень активно работает над развитием элементов корпоративного управления, в том числе взаимодействуя с Организацией экономического сотрудничества и развития (OECD) и применяя лучшие стандарты. Конечно, нам известны случаи (и понятна мотивация), когда комплаенс соединяют с юридической службой, при этом не всегда однозначно определяется лидерство в таком взаимодействии. Детально проанализировав суть данных функций, мы пришли к выводу, что иногда их цели могут не совпадать, кроме того, в таком случае функция юридического подразделения потенциально выпадает из поля зрения комплаенса. В то же время, согласно антикоррупционному законодательству, компании госсектора в обязательном порядке должны составить антикоррупционную программу и назначить ответственного за ее выполнение. В «Укрэнерго» функции ответственного за реализацию антикоррупционной программы расширены до комплаенса в понимании лучших европейских практик. Следует отметить, что «Укрэнерго» стала первой государственной компанией в Украине — партнером Всеукраинской сети добропорядочности и комплаенса (UNIC).

 

— Расскажите, пожалуйста, как происходила корпоратизация «Укрэнерго»? Как вы оцениваете профильное законодательство, насколько оно usability?

— Корпоратизация компании в нашем случае — это очень увлекательная и сложная задача. Связано это с тем, что активы компании находятся во всех регионах страны и насчитывают более ста тысяч позиций. При этом часть активов запрещены к передаче в уставный капитал, и у компании есть большой кредитный портфель под государственные гарантии. Все эти факторы в комплексе как раз и отображают сложность всего процесса. Минэнергоугля настолько «увлеклось нереализацией», что решило поделиться этой задачей с Министерством финансов Украины, так и не закончив проект, но не забыв в конце отменить все достигнутые результаты.

После решения правительства о передаче «Укрэнерго» в управление другому министерству, необходимость которого продиктована как украинским, так и европейским законодательством (анбандлинг), корпоратизация началась заново в феврале 2019 года.

Как всегда, в нашей компании, а теперь уже и с участием представителей Министерства финансов Украины, были поставлены очень амбициозные цели, внутренний план предполагал завершить процесс до сентября этого года. Многие опытные «корпоратизаторы» утверждали, что данный процесс займет несколько лет, но корпоратизация компании была проведена за пять месяцев и завершилась на три недели раньше предполагаемых сроков.

Хотелось бы отметить, что действующее законодательство о порядке корпоратизации государственных компаний имеет отсылочную норму на порядок приватизации в части методики оценки имущества с неприемлемыми сроками на оценку и аудит, а также обязывает аудитора подписывать документы, не совсем соответствующие международным стандартам. Кроме того, когда утверждалась эта методика, системы Prozorro еще не существовало. И как это совместить, никого не беспокоило. В результате так и не удалось привлечь к аудиту представителей «большой четверки». Кроме того, корпоратизация госкомпаний имеет свою специфику по сравнению с частными компаниями и регулируется отдельным постановлением Кабинета Министров Украины № 802 от 29 августа 2012 года, согласно которому полномочия комиссии по реорганизации, скажем так, отличаются от предусмотренных в Гражданском кодексе Украины и положениях о министерствах, а приоритет специального законодательства не для всех очевиден.

Таким образом, законодательство требует изменений, приведения в соответствие хотя бы с современными реалиями и устранения расхождений в различных нормативных актах. Вместе с тем корпоратизация компании с уставным капиталом в размере более миллиарда евро состоялась в очень сжатые сроки.

 

— Какую функцию выполняет юридическая служба в контексте корпоративного управления?

— Это очень интересный вопрос, и ответ зависит от деятельности каждой компании и сферы ответственности руководителей направлений. Юристы, по сути, являются связующим звеном, обеспечивая работу наблюдательного совета, службы внутреннего аудита, комплаенс-офицера и риск-менеджмента. Полагаю, что лучшим решением будет взаимодействие всех элементов с юристами компании, хотя многие коллеги готовы к совмещению функций. Особая активность в таком взаимодействии со стороны юристов позволяет реализовать наилучшие практики корпоративного управления и минимизировать реальные и потенциальные риски.

 

— Влияет ли на функционал и работу юрслужбы тот фактор, что «Укрэнерго» является государственной компанией?

— Безусловно, этот фактор оказывает влияние, особенно на отношение сотрудников к своей работе, к исповедуемым ценностям и взаимодействие с коллегами. В этом плане работаем над внутренней клиентоориентированостью, нацеленностью на командный результат и индивидуальной ответственностью, при этом не забывая о правильной системе мотивации. Юрист «Укрэнерго» должен быть конкурентоспособным на рынке труда, самодостаточным профессионалом, ориентированным на реализацию целей компании, должен не уклоняться от принятия решений, а быть готовым нести ответственность за результат.

 

— В чем проявляется модернизация компании на уровне юрслужбы? В частности, насколько вы активны во внедрении digital-сервисов и решений legal tech?

— Поскольку компания представлена во всех регионах Украины, онлайн-коммуникации давно вошли в повседневную практику юристов, даже слушания в международном арбитраже проходят в режиме skype-конференции, и к этому все уже привыкли. В компании ведется электронный документооборот, а также формируется электронный архив, что позволяет юристам иметь оперативный доступ к документам и информации. Также широко используются различные программы планирования времени судебных заседаний и других встреч, применяются универсальные для бизнес-среды инструменты. Задача такого рода модернизации заключается в том, чтобы уменьшить рутинную работу и позволить сконцентрироваться на творческой и интеллектуальной.

 

(Беседовала Светлана ТАРАСОВА, «Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: