Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Вспомнить всех

Зарегистрирована инициатива, направленная на решение вопроса относительно кандидатов в судьи, «забытых» Президентом Украины в 2016 году

После недавнего заключения Венецианской комиссии по законопроекту № 3711 «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» и некоторые законы Украины относительно деятельности Верховного Суда и органов судейского управления» любые другие «судебные инициативы» выглядят не более чем популизмом.

Но если вспомнить историю законопроекта № 3711 и его предшественника, законопроекта № 1008 («О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно деятельности органов судейского управления»), которому была уготована судьба закона, разгромленного позже Конституционным Судом Украины, вырисовывается совсем другая картина: какие-либо другие инициативы, которые выходят не из-под пера Президента Украины, похожи на реальные (пусть и точечные) механизмы устранения кадрового голода в судах.

Проблема в том, что политической воли изменять профильное судейское законодательство днем с огнем не сыщешь. А попытки главы государства переписать «законодательную почву» для судебной системы, при этом нарушая установленные законом сроки на подписание указов о назначении восьми десятков судей, выглядят как-то беспринципно.

Из номера в номер мы анализируем законопроекты, которыми предложено изменить тот или иной вопрос и передать кадровые полномочия Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККС) Высшему совету правосудия (ВСП). Временно, конечно. Хотя в ноябре 2020 года исполнится год, как новоиспеченная власть спустила всех собак на Комиссию и лишила полномочий членов ВККС. Правду говорят: нет ничего более постоянного, чем временное. Найдя крайних, ответственных за провал судебной реформы, новая власть так и не удосужилась предложить качественно новый сценарий этой злополучной реформы.

Различные законопроекты, предлагающие изменить Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей», не имеют ни общей концепции, ни единой стратегии. И это очевидно: в судебной системе на данный момент много «проблемных групп» кандидатов и судей, которые пытаются выйти из правового тупика своими силами. Ищут выходы на субъектов законодательной инициативы, продвигают с их помощью свои законотворческие идеи. Но стоит ли ожидать от таких субъектов активного продвижения проектов в парламенте?

«Забытые» в 2016-м

Законопроект, о котором пойдет речь дальше, привлекает своим громким названием — проект Закона «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» и Закон Украины «О Высшем совете правосудия» относительно завершения конкурсных процедур на занятие должностей судей местных судов». Законопроект № 4229 был зарегистрирован 19 октября 2020 года. Его текст появился несколькими днями позже. После тщательного изучения документа ясно одно: авторы законопроекта забыли уточнить, что речь идет только о некоторых конкурсных процедурах. Вернее, одной.

Согласно пояснительной записке, законопроектом № 4229 предлагается частично решить проблему кадрового голода в судебной системе путем разблокирования и завершения длящихся конкурсных процедур, объявленных предыдущим составом ВККС, а также путем проведения конкурса для кандидатов, которые, несмотря на то что прошли отбор, определенный законодательством, так и не были назначены судьями.

Это те кандидаты в судьи, которые успешно справились со всеми стадиями отбора, но не нашли своих имен в сентябрьских указах Президента Украины 2016 года, изданных как раз накануне вступления в силу изменений в Конституцию Украины относительно правосудия, новой редакции Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» № 1402-VIII и утраты Президентом Украины полномочия назначать «судей-пятилеток». В октябре 2016 года Администрацией Президента Украины были возвращены ВСП материалы о назначении кандидатов на должность судьи впервые в отношении почти 70 лиц. ВСП, в свою очередь, переадресовал документы ВККС. Теперь таких кандидатов около 30.

5 августа 2019 года ВККС объявила конкурс на занятие 35 вакантных должностей судей для кандидатов, которые отвечают требованиям абзаца 3 пункта 13 раздела ІІІ «Заключительные и переходные положения» Закона Украины «О Высшем совете правосудия», и на занятие семи вакансий в местных общих судах Донецкой и Луганской областей для кандидатов, которые отвечают требованиям абзаца 7 этой же нормы.

В октябре прошлого года была проведена специальная проверка в отношении кандидатов, которые обратились с соответствующими заявлениями, а 7 ноября 2019 года, со вступлением в силу Закона Украины № 193-IX, полномочия ВККС были прекращены.

Такой законодательный шаг фактически приостановил все кадровые процедуры судебной системы в стране не только в отношении «кандидатов по пункту 13». Однако эта немногочисленная группа проблемных кандидатов почему-то постоянно выпадает из повестки дня законотворцев.

«Государство не может допустить потери качественно и надлежаще подготовленных для судебной системы кадров, особенно учитывая то, что одним из приоритетов реформирования судебной власти является преодоление проблемы дефицита кадров судов, — говорится в пояснительной записке к законопроекту № 4229. — При таких обстоятельствах кандидаты, которые прошли все этапы процедуры отбора по европейским стандартам, имели правомерные ожидания относительно реализации своего права на прохождение процедур, необходимых для занятия должности судьи, сейчас находятся в состоянии неопределенности в связи с незаконченностью конкурсных процедур предыдущим составом ВККС».

Что же предлагают авторы? Дополнить Заключительные и переходные положения Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» новым пунктом 49, согласно которому «временно, до дня формирования полномочного состава ВККС, проведение и завершение конкурсов, объявленных ВККС 5 августа 2019 года относительно кандидатов на должность судьи местного суда, которые отвечают требованиям абзацев 3 и 7 пункта 13 Закона Украины «О Высшем совете правосудия» от 21 декабря 2016 года № 1798-VIII и обратились с заявлениями об участии в объявленных конкурсах, осуществляется с особенностями, установленными в пункте 13 раздела ІІІ «Заключительные и переходные положения» Закона Украины «О Высшем совете правосудия» от 21 декабря 2016 года № 1798-VIII».

ВСП в нагрузку

Одна из предложенных норм-дополнений в Закон Украины «О Высшем совете правосудия» говорит, что полномочия по проведению и завершению специальной проверки, проведению и определению результатов конкурсов, объявленных ВККС 5 августа 2019 года, относительно кандидатов на должность судьи местного суда… осуществляет Высший совет правосудия по результатам рейтинга участников с учетом результатов квалификационного экзамена и документов, поданных кандидатами в пределах конкурсов.

Другой нормой предлагается установить, что «по результатам специальной проверки и конкурсов, объявленных ВККС 5 августа 2019 года, Высший совет правосудия на своем заседании рассматривает вопрос о назначении кандидата на должность судьи и в случае принятия позитивного решения без рекомендации ВККС вносит представление Президенту Украины о назначении судьи на должность».

Кроме того, предлагается наделить Совет полномочием по объявлению, проведению и определению результатов конкурса для кандидатов на должность судьи, которые прошли все процедуры отбора, но набрали меньше 75 % максимально возможного балла квалификационного экзамена, сданного до вступления в силу Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» от 2 июня 2016 года.

Однако целесообразность этого предложения и возможность реализации такого механизма выглядит уж слишком сомнительно. Ну допустим, нормы о минимальном барьере в 75 % от максимально возможного балла квалификационного экзамена до 2016 года не было. В то же время норму о том, что результаты квалификационного экзамена действуют на протяжении трех лет со дня его сдачи, никто не отменял и не предлагает отменить сейчас.

Фактически нормы законопроекта № 4229 направлены на завершение конкурсных процедур в отношении трех десятков кандидатов в судьи. В масштабах системы — это капля в море. В масштабах одного города, где уже давно не работает суд, даже один судья, — это восстановленный процесс осуществления правосудия, защита прав, свобод и интересов жителей, обеспечение конституционной гарантии на обращение в суд. Это восстановление работы целой ветви власти.

А в масштабах одного кандидата в судьи — это восстановленное право на профессию, которое ограничивается вопреки законодательству и законам логики уже несколько лет.

Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: