Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Возразить по чтениям

Ко второму чтению законопроекты, предлагающие установить в Кодексе Украины по процедурам банкротства временные правила, в том числе в связи с коронакризисом, пополнились нормами, которые могут привести к разбалансированию всей системы восстановления платежеспособности

Поддерживать бизнес в кризис — дело благое, однако куда ведет дорожка, вымощенная благими намерениями, всем известно. Так, под вполне благовидными предлогами — исправления технических ошибок и помощи в коронакризис — в июне были приняты два закона по внесению изменений в Кодекс Украины по процедурам банкротства (Кодекс), которые могут иметь противоположный эффект.

Речь идет о проекте Закона «О внесении изменений в Кодекс Украины по процедурам банкротства» № 2276, принятом во втором чтении и в целом 5 июня 2020 года (проект № 2276), и проекте Закона «О внесении изменений в Кодекс Украины по процедурам банкротства (относительно недопущения злоупотреблений в сфере банкротства на период осуществления мероприятий, направленных на предотвращение возникновения и распространения коронавирусной болезни (COVID-19)» № 3322, принятом как закон 18 июня с.г. (проект № 3322). Оба акта, на момент подготовки этого материала ожидавшие подписания главой государства, вызвали серьезную дискуссию в профессиональных кругах.

Коронный удар

Экономический кризис, вызванный резким приостановлением производственной деятельности и разрывом отлаженных цепочек перемещения товаров, сказался в той или иной степени на всех отраслях экономики. Если не прямо, то косвенно. Кто-то не мог вывести сотрудников для выполнения заказа, кто-то — своевременно получить сырье, третьи просто не получали заказы в связи с падением потребительского спроса. Одни понесли убытки прямо, другие — косвенно. Нелегко всем. По прогнозам Международного валютного фонда, общее падение мировой экономики в связи с коронакризисом в 2020 году достигнет 5 %. Для Украины показатель спада будет еще большим.

В то же время, помогая тем, кто оказался в сложной ситуации, власти в Украине чаще смотрят на тех, у кого образовались долги, не учитывая, что отсрочка банкротства должника может по принципу домино создать условия неплатежеспособности уже его кредитора перед третьими лицами. Поэтому тотальный запрет взыскания долгов в период карантина может быть еще более серьезным ударом для экономики, чем коронакризис для отдельных должников.

Представляется, что авторы проекта № 3322 не учли всех факторов риска. Как следствие в редакции, подготовленной ко второму чтению, в пункте 12 Переходных положений, которым проектом № 3322 дополнен Кодекс, предлагается предусмотреть, что «временно на период действия карантина, установленного Кабинетом Министров Украины с целью предотвращения распространения острой респираторной болезни COVID-19, и в течение 90 дней после его отмены не допускается открытие производств по делам о банкротстве должников — юридических лиц по заявлениям кредиторов по требованиям к должнику, возникшим после 12 марта 2020 года». Это положение, определяя период, за который возник долг, не учитывает такой важный элемент, как причины неплатежеспособности в конкретном деле. Конечно, если риск неплатежеспособности имеет прямую связь с объявленным карантином, данный запрет выглядит обоснованным. Однако в тексте проекта № 3322 нет ни слова о причинах неплатежеспособности. А это значит, что недобросовестные должники могут воспользоваться мораторием, который продлится еще неизвестно как долго, и просто выведут все средства с предприятия, а затем объявят себя банкротами.

Чтобы быть эффективной, этой норме недостает двух уточнений. Во-первых, что мораторий распространяется на долги, возникшие не только в период, но и в связи с карантином. Во-вторых, что подавать заявления о банкротстве можно, и это будет означать запрет отчуждения активов должником, однако проводить взыскание или другие процедуры восстановления платежеспособности нельзя. Два простых правила позволили бы сохранить баланс интересов кредиторов и должников. В нынешней же редакции все бремя коронакризиса перекладывается на кредитора.

Поставить на паузу

Кроме того, на период с 12 марта с.г. и до истечения 90 дней после отмены карантина проектом № 3322 предложено установить дополнительные поблажки для должников. Так, на все указанное время продлевается месячный срок, установленный частью 6 статьи 34 Кодекса для добровольной подачи должником заявления в случае риска неплатежеспособности. Однако, чтобы воспользоваться такой отсрочкой, должнику необходимо доказать, что подать заявление своевременно ему помешало распространение COVID-19 и/или меры борьбы с его распространением.

Также на указанный выше период приостанавливается начисление процентов на обязательства должника перед кредиторами, реструктурированные планом санации или реструктуризации долгов. Штрафные санкции за невыполнение должником таких обязательств тоже не начисляются. При этом просроченные обязательства по плану санации или реструктуризации также подлежат рассрочке на весь период реализации соответствующего плана. Следует обратить внимание на то, что это касается всех открытых производств восстановления платежеспособности должников, а не только долгов, возникших в связи с коронакризисом. То есть кредиторы даже по ранее возникшим долгам не смогут получить удовлетворение требований, если должник приостановит выполнение плана санации или реструктуризации.

В противовес законодатель предлагает кредиторам только одно: позволить комитету кредиторов либо же обеспеченному кредитору (в отношении залогового имущества) приостановить проведение аукционов по продаже имущества должника, при этом взяв на себя расходы по сохранности и содержанию такого имущества и все риски потери либо снижения стоимости имущества.

Удерживать на дистанции

Подсластить горечь новаций проекта № 3322 для кредиторов могут лишь предложения по оптимизации организации принятия решений. Так, упомянутым выше пунктом 12 Переходных положений Кодекса предусматривается, что временно, на период действия карантина, собрание и комитет кредиторов могут проводиться дистанционно в режиме видеоконференции при условии надлежащей идентификации и проверки полномочий представителей. Запись собрания надо прилагать к протоколу, который может подписать единолично арбитражный управляющий либо кредитор, избранный главой собрания (комитета), если заседание проходило без участия арбитражного управляющего. Также собрания и комитеты могут проводиться путем опроса. Ввиду всеобщего курса на диджитализацию было бы логично такую норму сделать постоянно доступной опцией по усмотрению самих кредиторов.

Для арбитражных управляющих законодатель в проекте № 3322 предусмотрел возможность быть освобожденным от ответственности за несовершение действий, предусмотренных Кодексом, если выполнить их было невозможно ввиду введения карантина (это потребуется доказать), при условии своевременного уведомления комитета кредиторов и обеспеченных кредиторов об обстоятельствах, затрудняющих исполнение обязанностей. На этом все «плюшки» для арбитражных управляющих и кредиторов, предусмотренные проектом, закончились.

Заботливый законодатель также предусмотрел, что на период карантина будут продлены сроки проведения предварительного заседания суда в деле о банкротстве (неплатежеспособности) по обращениям в пределах дел о банкротстве о признании недействительными сделок должника, действия моратория на удовлетворение требований кредиторов, оглашения проведения аукционов, выполнения плана санации или реструктуризации долгов должника, процедуры распоряжения имуществом, ликвидации, реструктуризации либо погашения долгов. То есть все процессуальные сроки независимо от причин банкротства, времени открытия производства и его стадии. Такая норма уже была предусмотрена другими процессуальными кодексами, однако, напомним, от нее поспешили отказаться, отдав право продления либо восстановления пропущенных в связи с карантином сроков на усмотрение суда в конкретном деле. Думается, было бы правильным не повторять этой ошибки.

Чуткий баланс

Вполне логично, что принятие проекта № 3322 вызвало очень жесткую реакцию со стороны и арбитражных управляющих, и кредиторов, и даже регулятора. Министерство юстиции Украины выступило категорически против акта в такой редакции, указывая на то, что он создает искусственные основания для затягивания процедур банкротства, потерь времени и материальных убытков для кредиторов.

Не менее дискуссионными представляются и положения проекта № 2276, которым на неопределенный срок — до дня начала функционирования Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы (ЕСИТС) — приостановлено использование автоматизированной системы определения арбитражного управляющего в процедуре банкротства. Такое право временно передается инициирующему кредитору, несмотря на то что он является наиболее заинтересованным лицом во всей процедуре, а хозяйственный суд практически лишен возможности назначить другого распорядителя имущества.

Безусловно, поскольку ЕСИТС не начала работу своевременно, оказалось, что с момента вступления Кодекса в силу не было предусмотренной законом процедуры определения арбитражного управляющего, а использование старой системы, установленной Законом Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом», было «полулегальным». Ситуация требовала вмешательства законодателя. Однако вместо того, чтобы просто позволить пользоваться старой системой либо наделить суд правом назначать арбитражного управляющего из числа включенных в Единый реестр арбитражных управляющих Украины (как это предлагалось проектом изначально), ко второму чтению норму «усовершенствовали» так, что отдали это право наиболее заинтересованному лицу.

Такие изменения в случае вступления в силу могут повлечь нарушение баланса прав должников и кредиторов, да и кредиторов между собой, и фактически привести к разрушению концепции Кодекса.


ТАТИК Юлия
 — адвокат, президент адвокатского объединения «Всеукраинская ассоциация адвокатов», г. Киев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Системный сбой

Акцент

На ошибках мучатся

В фокусе: сплит

С 1 июля 2020 года регулятором небанковских финансовых учреждений стал НБУ

Государство и юристы

Законопроект №3485 поддержан Верховной Радой Украины в первом чтении и готовиться ко второму

Цель забот

Дайджест

Необходимая оборона — оправдание убийства?

Конспект

Неожиданный оборот

Новости

Новости из зала суда

Новости юридических фирм

Новости законодательства

Новости ЕСПЧ

Отрасли практики

Возразить по чтениям

Суррогатное материнство в Украине

Борьба с контрафактной и пиратской продукцией должна стать государственным приоритетом

Репортаж

Собирательный образ

Самое важное

Legal успеха

Ввернуть вспять

Судебная практика

Квалификация преступления по статье 369-2 УК Украины возможна и без примечания к ней

Мораторий на взыскание жилья запрещает и перерегистрацию права по ипотечной оговорке

Тема номера

Раскрыть сданные

Оспаривая решение АМКУ в суде, истец оспаривает квалификацию своих действий

Гарантийное обязательство

Разрешение на концентрацию выдается после оценки горизонтальных и вертикальных связей между объектом приобретения и другими активами покупателя

Комплексные процедуры

Установить согласие

Проведение антимонопольного due diligence

Частная практика

В новом амплуа

Центр повышения квалификации

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: