Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №46 (308) » Внесение изменений в реестр требований кредиторов по делу о банкротстве

Внесение изменений в реестр требований кредиторов по делу о банкротстве

Внесение изменений в реестр требований кредиторов по делу о банкротстве — проблема, требующая решения

Законом Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (далее — Закон) предусмотрено обязательное составление в рамках производства по делам о банкротстве такого процессуального документа, как реестр требований кредиторов.

Реестр требований кредиторов — чрезвычайно важный элемент в системе правоотношений, возникающих во время реализации процедуры банкротства. Он предназначен для определения общего объема обязательств должника, очередности их удовлетворения, а также возможностей влияния отдельных кредиторов на ход производства по делу о банкротстве посредством установления количества голосов каждого кредитора для участия в заседаниях комитета и собраниях кредиторов.

К сожалению, Законом недостаточно четко регулируются отдельные вопросы формирования и ведения реестра требований кредиторов. Поэтому в данной статье проведем правовой анализ ситуации, сложившейся в связи с неурегулированностью в Законе вопроса внесения в реестр изменений, связанных с уменьшением действительных размеров требований кредиторов, а также изменений субъектного состава кредиторов.

ПРИЧИНЫ ИЗМЕНЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ РАЗМЕРОВ ТРЕБОВАНИЙ КРЕДИТОРОВ, ВКЛЮЧЕННЫХ В РЕЕСТР

В соответствии со статьей 14 Закона формирование реестра начинается на стадии процедуры распоряжения имуществом должника. В течение 13 дней со дня опубликования в официальном печатном органе объявления о возбуждении дела о банкротстве свои требования обязаны заявить конкурсные кредиторы.

Распорядитель имущества, на которого Законом возложена обязанность вносить требования кредиторов в реестр, должен включить в него требования целого ряда специфических кредиторов. Они могут и не подавать своих заявлений (в таком случае размер требований определяет распорядитель имущества на основании данных бухгалтерского учета должника). К специфическим требованиям кредиторов относятся: обеспеченное залогом имущество должника; выплаты заработной платы, авторского вознаграждения, алиментов, а также возмещение ущерба, нанесенного жизни и здоровью граждан.

Определением хозяйственного суда, согласно части 2 статьи 14 Закона, утверждается реестр требований кредиторов, а в соответствии с частью 4 статьи 12 Закона одновременно с возбуждением производства по делу о банкротстве вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов.

Согласно статье 1 Закона, мораторий на удовлетворение требований кредиторов — это приостановка исполнения должником денежных обязательств и обязательств по уплате налогов и сборов (обязательных платежей), срок исполнения которых наступил до дня введения моратория. Кроме того, это прекращение мероприятий, направленных на обеспечение исполнения денежных обязательств и обязательств по уплате налогов и сборов (обязательных платежей), примененных до принятия решения о введении моратория.

Таким образом, из определения моратория следует, что его действие не распространяется на обязательства должника, срок исполнения которых наступает после введения моратория. А согласно части 6 статьи 12 Закона, и на выплату заработной платы, алиментов, возмещения ущерба, нанесенного здоровью и жизни граждан, а также авторского вознаграждения.

Тот факт, что действие моратория не распространяется на определенные обязательства должника, дает основания утверждать, что они должны исполняться должником в порядке и в сроки, установленные договором или действующим законодательством, даже в период судебных процедур банкротства.

Поскольку на некоторые из требований, включенных в реестр, не распространяется мораторий, должник обязан удовлетворять их и в период судебных процедур банкротства. В результате это приводит к уменьшению действительных сумм требований некоторых кредиторов по сравнению с указанными в реестре. К уменьшению реальных размеров требований кредиторов приводит и погашение их в порядке очередности, предусмотренной статьей 31 Закона.

Кроме того, иногда кредиторы по собственной инициативе либо согласно законодательству осуществляют полное или частичное прощение (списание) обязательств должника. Такая ситуация в массовом порядке возникла в 2001 году в результате принятия Закона Украины «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами» от 21 декабря 2000 года, предусматривающего списание налогового долга.

Существуют и другие причины возникновения расхождений в реальных размерах требований кредиторов и указанных в реестре, причем не только в сторону уменьшения. Однако, на мой взгляд, вышеперечисленных причин достаточно, чтобы увидеть закономерность и массовость этого процесса.

ПРИЧИНЫ ИЗМЕНЕНИЙ В СУБЪЕКТНОМ СОСТАВЕ КРЕДИТОРОВ, ЧЬИ ТРЕБОВАНИЯ ВКЛЮЧЕНЫ В РЕЕСТР

Изменения в субъектном составе кредиторов, требования которых включены в реестр, могут быть вызваны следующими причинами:

— смертью кредиторов — физических лиц с появлением правопреемников либо без такового;

— ликвидацией кредиторов — юридических лиц;

— реорганизацией кредиторов — юридических лиц с появлением их правопреемников (универсальное правопреемство);

— уступкой кредиторами своих требований к должнику другим лицам в порядке статьи 197 действующего Гражданского кодекса (цессия);

— погашением требований части кредиторов в порядке, предусмотренном Законом.

Следует отметить, что Высший арбитражный суд Украины (ВАСУ) в пункте 1 своего разъяснения № 02-5/444 от 18 ноября 1997 года указал, что статья 25 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, регулирующая вопрос процессуального правопреемства, не может применяться в производстве по делам о банкротстве исключительно для решения хозяйственных споров в исковом производстве. Эта статья устанавливает возможность замены стороны в исковом судебном процессе в случае ее выбытия вследствие реорганизации кредитора — юридического лица. При этом, исключив возможность применения статьи 25 ХПК в производстве по делам о банкротстве, ВАСУ не предоставил никаких разъяснений относительно возможности и порядка процессуального правопреемства в этих делах. По моим данным, судебная практика пошла по пути признания возможности правопреемства вследствие реорганизации кредитора — юридического лица в процессе производства по делам о банкротстве.

Относительно возможности замены кредитора в связи с уступкой последним своих требований к должнику другим лицам в порядке статьи 197 Гражданского кодекса необходимо отметить следующее.

В пункте 12 письма ВАСУ № 01-8/870 от 7 декабря 1995 года указано: «Действующее законодательство не ограничивает права кредитора относительно выбора времени совершения уступки требования другому лицу. Таким образом, кредитор имеет право уступить свое требование к должнику-ответчику и после обращения к нему с иском, но до принятия судом решения. При таких обстоятельствах, поскольку первичный кредитор выбыл из обязательства, в иске ему следует отказать… В случае уступки требования следует считать, что имеет место нарушение прав не первичного, а нового кредитора. Таким образом, факт предъявления претензии первичным кредитором не освобождает нового кредитора от обязанности соблюдения порядка доарбитражного урегулирования спора и, в зависимости от результата рассмотрения его претензии, решения вопроса об обращении в арбитражный суд с самостоятельным иском к должнику».

В связи с отсутствием прямых законодательных предписаний можно утверждать, что по аналогии Закона уступка права требования кредитором возможна и во время производства по делам о банкротстве. Возникает лишь вопрос, после вынесения какого из принимаемых в рамках производства по делу о банкротстве решения хозяйственного суда цессия невозможна? Для ответа на этот вопрос вновь обратимся к методу аналогии Закона.

Как отмечено в пункте 10 письма ВАСУ № 01-8/241 от 1 июля 1996 года, «в статье 197 Гражданского кодекса УССР речь идет об уступке требования кредитора другому лицу, а не об уступке этому лицу права взыскания по решению суда. Действующее законодательство не предоставляет взыскателю права уступать исполнение судебного решения другому лицу».

Утрата кредитором права совершить уступку требования другому лицу, по мнению ВАСУ, связана с выходом его взаимоотношений с должником за рамки гражданско-правовых и началом административной процедуры взыскания долга во исполнение вынесенного судебного решения. Одной из отличительных особенностей производства по делу о банкротстве является то, что оно объединяет в себе и судебное, и элементы исполнительного производства. Взыскание долга в исполнительном производстве в рамках производства по делам о банкротстве можно условно поставить в соответствие с удовлетворением требований кредиторов. Этот процесс может происходить либо на этапе процедуры санации — с даты, указанной в утвержденном судом плане санации (часть 12 статьи 21 Закона), либо во время ликвидационной процедуры — по мере поступления средств от продажи имущества банкрота в порядке очередности, предусмотренной статьей 31 Закона. Предшествующими этим действиям судебными решениями являются: в первом случае, определение об утверждении плана санации (поскольку именно в плане санации устанавливается порядок удовлетворения требований кредиторов), а во втором — постановление о признании должника банкротом и открытии ликвидационной процедуры.

Таким образом, можно сделать вывод, что кредиторы, чьи требования включены в реестр, имеют право совершать уступку требования до принятия судом определения об утверждении плана санации должника, а если после процедуры распоряжения имуществом сразу вводится ликвидационная процедура — до вынесения постановления о признании должника банкротом.

ПОСЛЕДСТВИЯ НЕВНЕСЕНИЯ ИЗМЕНЕНИЙ В РЕЕСТР ТРЕБОВАНИЙ КРЕДИТОРОВ

Выше мы выяснили, что отклонения действительных размеров требований кредиторов от указанных в реестре и изменения в субъектном составе кредиторов во время судебных процедур банкротства почти неизбежны. Однако расхождения между данными реестра и фактическим состоянием массива обязательств должника влекут за собой целый ряд негативных последствий.

Во-первых, реестр утрачивает статус документа — ориентира для достижения цели каждой из процедур банкротства. На стадии распоряжения имуществом на основании такого реестра некорректно делать анализ возможности восстановления платежеспособности должника. Таким реестром невозможно руководствоваться при формировании фонда для проведения расчетов с кредиторами и при планировании хронологического графика поступления, расходования средств во время процедуры санации, являющегося необходимым составным элементом управления ликвидностью должника.

Осуществление расчетов с кредиторами на стадии ликвидационной процедуры также невозможно, если данные реестра не соответствуют реальным размерам требований или в нем указаны совсем другие кредиторы (у которых, кстати, совсем другие банковские реквизиты).

Что касается возможности заключения мирового соглашения, то несоответствие данных реестра действительным размерам требований кредиторов делает невозможным его использование для установления условий и порядка погашения требований кредиторов. А при изменении субъектного состава появляются требования у кредиторов, находящихся за пределами реестра, следовательно, и за рамками производства по делу о банкротстве.

В информационном письме Высшего хозяйственного суда Украины № 1-8/307 от 19 марта 2002 года указывается: «В случае прекращения производства по делу о банкротстве, в связи с утверждением хозяйственным судом мирового соглашения, условия этого соглашения обязательны только для кредиторов, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов. Кредиторы, требования которых не подлежат удовлетворению в рамках производства по делам о банкротстве… могут подать иск с указанными требованиями в порядке, установленном ХПК». Таким образом, кредитор может уступить свое требование другому лицу, в результате чего это требование будет исключено из производства по делу о банкротстве, а новый кредитор получит право подать иск и посредством исполнительного производства получить долг, минуя очередность, предусмотренную мировым соглашением.

Во-вторых, на основании реестра определяется количество голосов в коллегиальных органах кредиторов (собрание, комитет). Если данные реестра не соответствуют действительным требованиям кредиторов, то нарушается принцип пропорциональности между степенью влияния кредиторов на ход процедуры банкротства и их имущественной заинтересованностью в результате судебного процесса.

Например, если после погашения требований из реестра не исключить кредиторов первой-третьей очередей, они будут иметь право и в дальнейшем принимать участие в собраниях кредиторов и заседаниях комитета кредиторов с прежним количеством голосов. Словом, они смогут влиять на принятие решений о порядке удовлетворения требований остальных кредиторов, хотя их собственные требования уже погашены.

Кроме того, проблематичность замены кредитора в реестре часто становится препятствием для привлечения инвестора к участию в процедуре санации должника. Возникает ситуация, когда инвестор, желающий погасить обязательства должника в процедуре санации, согласно статье 18 Закона, хочет, чтобы погашенные реестровые требования кредиторов перешли к нему, предоставив легитимную возможность оказывать влияние на ход судебного процесса посредством голосования на собраниях кредиторов и заседаниях комитета кредиторов. Однако количество голосов, согласно статье 16 Закона, определяется на основании данных реестра, поэтому, если в него не внести соответствующих изменений, голоса и далее будут принадлежать кредиторам, требования которых уже погашены, а не инвестору.

Инвестор, принимающий участие в санации, идет на значительный риск, привлекая существенные средства для погашения долгов предприятий. В таких условиях законодательная неопределенность в этом вопросе отпугивает многих потенциальных инвесторов.

НЕОБХОДИМЫ НОВЫЕ НОРМЫ ВЕДЕНИЯ РЕЕСТРА

На сегодняшний день взгляды специалистов на возможность и порядок внесения изменений в реестр требований кредиторов во многом разнятся. Судебная практика по этому вопросу также неоднородна и иногда различается не только между судами, но и отдельными судьями в одном и том же суде.

Иногда суды идут по пути внесения изменений в реестр требований кредиторов через вынесение соответствующих определений. При этом аргументируют это тем, что поскольку реестр утвержден судом, то и изменения в него имеет право вносить только суд.

Иногда судьи признают за арбитражным управляющим право вносить изменения в реестр. В обоснование этого на этапе процедуры распоряжения имуществом приводится норма части 9 статьи 13 Закона относительно обязанности распорядителя имущества вести реестр требований кредиторов. На этапе процедуры санации одним из аргументов служит норма части 6 статьи 17 Закона, устанавливающая обязанность управляющего санацией рассматривать требования кредиторов относительно обязательств должника, возникших после возбуждения дела о банкротстве в процедуре распоряжения имуществом должника и санации, и заявлять возражения против них.

Приведенные правовые позиции и их аргументация представляются довольно неоднозначными и спорными. Ясно, что это вынужденная реакция на отсутствие четкой законодательной урегулированности рассматриваемого вопроса.

Тем не менее можно с уверенностью говорить, что в реестр требований кредиторов после его утверждения в процессе производства по делу о банкротстве могут и должны вноситься коррективы, произошедшие в законном порядке и отражающие изменения в реальных объемах и субъектном составе массива обязательств должника.

Для более четкого урегулирования вопросов введения реестра в Закон необходимо внести нормы, устанавливающие: кто, в каком порядке и на каких этапах производства по делу о банкротстве должен вносить изменения в утвержденный судом реестр; какие правовые последствия возможны, если реальный размер требований кредитора изменился по сравнению с указанным в реестре; какие виды правопреемства и на каких этапах судебного производства допускаются.

По-моему, наиболее целесообразным было бы, сохранив существующие полномочия хозяйственного суда по утверждению начальной редакции реестра требований кредиторов, расширить возможности арбитражного управляющего по внесению изменений в реестр. Ведь внесение изменений в реестр — процесс постоянный, требующий оперативного принятия решений и, как правило, не связанный со спорными вопросами.

Кроме того, представляется чрезвычайно полезным обобщение в письме Высшего хозяйственного суда Украины судебной практики по рассматриваемому вопросу. Это сделало бы последующие решения судов по данному вопросу более предсказуемыми.

САМОШОСТ Игорь — арбитражный управляющий, г. Днепропетровск

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Проект изменился, а те же возражения остались?

Нюансы законодательства для судей

Деловая практика

Процедура возмещения НДС

Комментарии и аналитика

Внесение изменений в реестр требований кредиторов по делу о банкротстве

Оффшорное налогообложение

Неделя права

Президент отметил заслуги юристов

Корпоративное управление для СМИ

ГНАУ «обирает» предпринимателей?

Изменена процедура оценки «конфиската»

Депутат суду не указ?

КСУ: даю добро политреформе

Новости делового мира

Налоговики в качестве управляющих

К вопросу выплаты командировочных

Позаботимся о «малых»

Новости законодательства

Контроль за концентрацией

Соблюдение Лицензионных условий

Операции с фьючерсными контрактами

Новости из-за рубежа

Возбудили дело против торговцев детским питанием

Microsoft и Интерпол наступают вместе

Осуждены фигуранты «нефтяного дела»

Новости профессии

Заграница нам поможет

О проблемах судов будут говорить в парламенте

Президент жалуется КСУ на депутатов

В госорганах дефицит юристов

Новости юридических фирм

«Мета-Информ» — организатор общественного проекта

У «Жарикова и Синниченко» новый филиал в Москве

Первая полоса

Чек или бланк описи?

Репортаж

Куда движется земельная реформа?

Технологии под защитой

Совет коллеги

Кто обеспечивает судей жильем?

Отказ в выдаче правоустанавливающих документов

Судебная практика

Уплата единого налога не всегда освобождает от уплаты налога на землю

Иск ГНС должен подразумевать взыскание средств в доход бюджета

Право органов ГНС подавать иски о признании соглашения недействительным ограничено

Нарушение Правил — основание для возобновления услуг электросвязи

ГКЦБФР не может быть учредителем регистратора

Дело «Совтрансавто» будет иметь продолжение

Тема номера

Ценообразование и позиция ГНАУ

Нерезидент и экспортное возмещение

Налоговые органы расценивают визитку как рекламу

Аспекты налогообложения операций по продаже имущества банкрота

Частная практика

Что посеешь, то и пожнешь,

Юридический форум

Тяжела ноша Генпрокурора

Налоговые проблемы...

Антитраст

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: