Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №16 (1060) » Власть и позиция

Власть и позиция

Рубрика Тема номера
В настоящее время можно говорить о векторе развития практики Верховного Суда как осторожном и местами спорном отвержении позиции ВХСУ, ВСУ и формировании новой правоприменительной практики

Судебный прецедент — незыблемый компонент англосаксонской правовой системы, формирующий собой источник права. Он не только диктует необходимость рассмотрения схожего спора тем или иным образом, но и императивно устанавливает обязательную для всех норму права.

Несмотря на кажущийся консерватизм, англосаксонская правовая система допускает возможность «пересмотра» существующего прецедента: в силу его ошибочности или несоответствия актуальным социальным реалиям. К примеру, в США (и не только) существует такой институт, как overruling, описание которого не актуально для этой статьи, но о его сути красноречиво скажет юридически грамотный перевод этого термина: overruling — «отвергать решение по ранее рассмотренному делу с созданием новой нормы прецедентного права».

 

Национальные особенности

Для национальной системы права прецедент в своем классическом значении не характерен: относительно обязательными являются только выводы о применении норм права, изложенные в постановлениях Верховного Суда. При этом у судов первой и второй инстанций формально отсутствует право отступить от таких выводов — фактически право отступать от позиции Верховного Суда есть только у Верховного Суда, но уже в другом составе (палаты, объединенной палаты, Большой Палаты). Таким образом, любая актуальная позиция Верховного Суда имеет непосредственное влияние на практику судов низших инстанций.

В данной статье мы рассмотрим несколько позиций Верхового Суда, которые, по нашему мнению, способны изменить сложившуюся практику рассмотрения споров в делах о банкротстве.

 

Затраты на предмет обеспечения

До 2018 года Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) категорично трактовал норму части 4 статьи 42 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом»: деньги, полученные от продажи предмета обеспечения, могли использоваться исключительно для погашения задолженности перед кредитором, чьи требования обеспечивал проданный залог. Очень редко суды отступали от этой позиции и соглашались с тем, что за счет этих денег можно компенсировать затраты, связанные с содержанием и охраной предмета обеспечения.

Такая позиция часто вызывала конфликты у сторон дела о банкротстве. Ликвидатор был вынужден компенсировать затраты, связанные с сохранением залога, за счет денег, полученных от продажи незалогового имущества. По понятным причинам это вызывало недовольство у необеспеченных кредиторов, которые не были согласны с тем, что залог фактически сохраняется за их счет.

Верховный Суд в постановлении от 14 февраля 2018 года по делу № 927/1191/14 изложил более прогрессивную позицию относительно использования средств, полученных от продажи залога. По мнению Верховного Суда, за счет средств от продажи залогового имущества можно погасить не только требования обеспеченного кредитора, но и затраты, связанные с содержанием, хранением и продажей предмета обеспечения.

 

Статус кредитора

Лицо, у которого есть денежные требования к должнику, получает статус участника производства в деле о банкротстве, а именно — кредитора, только после заявления своих денежных требований в установленном порядке — позиция Верховного Суда, изложенная в постановлениях от 27 февраля 2018 года по делу № 908/1671/16 и от 1 марта 2018 года по делу № 7/98-Б.

Такая позиция имеет большое значение для унификации судебной практики по данному вопросу, и связано это в первую очередь с тем, что именно с момента получения лицом статуса кредитора у него появляются и соответствующие права. К примеру, право на обжалование судебных решений, вынесенных в рамках дела о банкротстве.

Важно отметить, что до вынесения указанных постановлений не было единой практики при решении вопроса момента получения лицом статуса кредитора: более распространенной была позиция, согласно которой лицо получает статус кредитора только после признания судом его денежных требований и до этого момента как-либо влиять на процедуру банкротства не может.

К сожалению, единство подходов разных коллегий Верховного Суда к определению статуса кредитора в деле о банкротстве касалось только обычных кредиторов — юридических и физических лиц, но не фискальных органов. Что касается статуса последних, то суд так и не пришел к единому выводу:

— в уже упомянутом постановлении от 1 марта 2018 года по делу № 7/98-Б Верховный Суд сформировал следующую позицию: фискальные органы автоматически не приобретают статуса кредитора — он приобретается посредством процедур, предусмотренных законом о банкротстве (заявление кредиторских требований). Другие случаи участия фискальных органов в деле о банкротстве законом не предусмотрены. Следовательно, фискальный орган, который не имеет денежных требований к должнику или не заявил их, не вправе обжаловать решения по делу о банкротстве;

— в постановлении от 14 марта 2018 года по делу № 927/557/17 Верховный Суд сформировал иную позицию: правовой статус налоговой инспекции как контролирующего органа предусмотрен нормами гражданского и налогового законодательства, в связи с чем у нее есть право на обжалование.

 

Последствия продажи

Верховный Суд Украины (ВСУ) неоднократно высказывал свою позицию (дела № 3-137гс16 и № 6-1685цс16) относительно последствий продажи предмета ипотеки в рамках процедуры банкротства. Суть позиции ВСУ сводилась к следующему: продажа предмета ипотеки в процедуре банкротства не прекращает ипотеку, и к покупателю такого имущества переходят все права и обязанности ипотекодателя. Позиция обосновывалась тем, что Закон Украины «Об ипотеке» в данном случае является специальным и не содержит таких оснований для прекращения ипотеки, как продажа объекта ипотеки в рамках процедуры банкротства.

Но были и исключения. Так в постановлении от 30 марта 2016 года по делу № 6-2684цс15 суд пришел к выводу, что лицо, к которому перешло право собственности на предмет ипотеки, реализованный в рамках процедуры банкротства с прекращением обременения, не приобретает статуса ипотекодателя. К аналогичному выводу пришел и Верховный Суд в постановлении от 6 марта 2018 года по делу № 640/19896/13-ц.

 

Комитет или собрание

Закон Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» содержит коллизию двух норм, регулирующих полномочия комитета кредиторов: часть 8 статьи 26 относит принятие решения о переходе к следующей процедуре банкротства и определение кандидатуры арбитражного управляющего к полномочиям комитета кредиторов, а часть 2 статьи 27 обязывает именно собрание кредиторов принять решение о следующей процедуре.

В своей практике ВХСУ чаще придерживался мнения, что именно собрание кредиторов должно принять решение о переходе к следующей процедуре. Такая позиция хоть и основывалась на нормах закона, но фактически создавала абсурдную ситуацию: собрание кредиторов принимает решение о переходе, к примеру, к процедуре ликвидации, но кандидатуру ликвидатора должен определить комитет кредиторов.

Верховный Суд высказал иное видение этого вопроса. В позиции, изложенной в постановлении от 27 февраля 2018 года по делу № 910/21939/15, суд учел окончание сроков процедуры распоряжения имуществом и указал, что решение о переходе к ликвидационной процедуре может быть принято по результатам решения комитета кредиторов.

По нашему мнению, это разумная и логичная позиция как минимум потому, что, как правило, комитет состоит из кредиторов с самым большим количеством голосов. Следовательно, маловероятной представляется ситуация, когда собрание и комитет могут принять разные решения.

Приведенные в данной статье примеры позиций Верховного Суда дают возможность говорить о векторе развития практики Верховного Суда — векторе осторожного и местами спорного отвержения позиции ВХСУ, ВСУ и формирования новой правоприменительной практики.

 

БОНДАРЧУК Александр — управляющий партнер ЮА «Абсолют», г. Киев,

СОКОЛ Алексей — руководитель практики реструктуризации и банкротства ЮА «Абсолют», г. Днепр


Комментарий

Важна последовательность

Михаил ВОЙЦЕХОВСКИЙ, юрист ЮФ «Антика»

Формирование массива норм права с помощью судебного прецедента для нашей правовой системы нехарактерно, хотя элементы такой системы уже вводятся в Украине с учетом признания решений Европейского суда источниками права. Также нет оснований отрицать судебное нормотворчество в случае использования инструментов близких к аналогии закона (права), прямого применения принципов права и т.д. Однако основной массив норм формулируется законодательной властью в качестве обобщенных правил.

Это нисколько не умаляет роль судов, ведь именно они определяют, как применяется норма в рамках индивидуальных обстоятельств. Существующая в Украине судебная система способна решать возложенные на нее задачи и обеспечить правовую определенность. На наш взгляд, для этого нет необходимости в наделении обязательной силой решений высшей инстанции, ведь сам факт наличия определенного подхода у ВС ориентирует суды на аналогичное правоприменение. И безосновательное отступление от такого подхода приведет к отмене решения вследствие неправильного применения норм права, а не потому, что суд не применил позицию ВС. Поэтому куда более важным представляется последовательность выводов ВС, а не их формальная обязательность для других судов.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Самое важное

Верховный результат

Акцент

ЕСтественная интеграция

Государство и юристы

Очень смешано

Превышение квалификации

Государство и юристы

Новости законотворчества

Парламентарии предложили изменить новые правила проведения экспертизы в уголовном процессе

В Украине могут ввести режим добровольного декларирования для физических лиц

Президент инициировал внесение изменений в законодательство о публичных закупках

Государство и юристы

Вложить в устав

Новости из Евросуда

Судебная практика

Необоснованно длительное производство по уголовному делу свидетельствует об отсутствии эффективных средств правовой защиты в государстве

Суды должны обосновывать отступление от нормы, позволяющей не применять арест к подозреваемым

ВС высказался по поводу обложения транспортным налогом

ВС отказался лишать права пользования жильем сособственника

Новости юридических фирм

Частная практика

Екатерина Олейник стала партнером АО Arzinger

ЮФ Asters консультирует компанию CMEC относительно соглашения о строительстве солнечной электростанции мощностью 200 МВт в Украине

Sayenko Kharenko — юридический советник крупнейшей мировой пивоваренной корпорации в связи с созданием совместного предприятия

Interlegal открыла представительство в Лондоне

Никита Полатайко возглавил IT-практику в Aequo

Lavrynovych & Partners Law Firm открывает практику защиты бизнеса

Baker McKenzie консультировал лид-менеджеров выпуска облигаций MHP SE

EUCON Международный правовой центр защитил интересы компании ООО «Микоген-Украина» в споре с органами ГФС

Отрасли практики

Высокое разрешение

Вывод есть

Рабочий график

Карта событий

Репортаж

Глобальное измерение климата

Самое важное

Превентивная вера

Технопорыв

Запасные в пути

Судебная практика

Неподвластны бремени

Аренда, да?

Дать исход делу

Судебная практика

Судебные решения

Иски о возмещении расходов на обучение в высших учебных заведениях МВД Украины подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства

Земельные споры с участием фермерских хозяйств подведомственны хозяйственным судам

Тема номера

Пан действий

Сумма не вменяется

Опыты на физике

Власть и позиция

Получить затрату

Конкурсное браво

Частная практика

Цена правосудия

Выходное размещение

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: