Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика №16 » В отдельном порядке

В отдельном порядке

По мнению двух судей Большой Палаты ВС, решения госрегистраторов могут быть предметом судебного контроля отдельно от требований, заявленных в гражданском или хозяйственном споре

Анатолий ГВОЗДЕЦКИЙ • «Юридическая практика»

Большая Палата Верховного Суда (ВС) неоднократно в своих постановлениях излагала позицию по вопросу юрисдикционности споров, связанных с обжалованием действий регистраторов в отношении прав на недвижимое имущество. Так, согласно выводам Большой Палаты ВС, сделанным по результатам рассмотрения дел, в которых обжаловались решения о государственной регистрации права аренды земельных участков за третьими лицами или решения об отказе в регистрации, такие споры не подлежат рассмотрению в порядке административного судопроизводства, поскольку они не возникают из публично-правовых отношений, ведь истцы обращаются за защитой своего права на аренду таких участков от нарушения со стороны другого лица, за которым зарегистрировано аналогичное право в отношении того же недвижимого имущества. Следовательно, такие споры подлежат рассмотрению по правилам гражданского или хозяйственного судопроизводства в зависимости от субъектного состава сторон спора.

Но с такой позицией согласны не все судьи, о чем свидетельствует совместное особое мнение судей Большой Палаты ВС Ирины Сапрыкиной и Александра Прокопенко, высказанное к постановлению Палаты от 12 декабря 2018 года по делу № 814/337/18. Особое мнение обнародовано в Едином государственном реестре судебных решений 29 марта с.г., сам факт его изложения может свидетельствовать о «судебной конкуренции» в вопросе подведомственности споров, а также не исключает отхода Большой Палаты ВС в будущем от ею высказанной позиции в этом вопросе.

Согласно обстоятельствам дела, частное предприятие оспорило в судебном порядке решения районной государственной администрации о государственной регистрации за физическим лицом права аренды трех земельных участков и решения государственных регистраторов об отказе в регистрации права аренды на эти же земельные участки.

Определением Николаевского окружного административного суда истцу было отказано в открытии производства по его иску. Это определение поддержали как суд апелляционной инстанции, так и Большая Палата ВС. В частности, в постановлении Большая Палата указала, что возникновение спорных правоотношений обусловлено не столько несогласием истца с решениями ответчиков, наделенных властно-управленческими функциями, сколько с правом физического лица на аренду земельных участков, что, в свою очередь, свидетельствует о частноправовом, а не публично-правовом характере таких правоотношений.

В особом мнении судьи указывают на неправильность такого вывода и обращают внимание, что предметом исковых требований по этому делу является отмена решений районной государственной администрации и решений государственных регистраторов, а предметом доказывания — обстоятельства, подтверждающие законность или незаконность принятых ответчиками решений, которые по своей правовой природе являются решениями субъекта властных полномочий.

Также обращается внимание на то, что согласно положениям статьи 11 Закона Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их обременений» государственный регистратор самостоятельно принимает решение по результатам рассмотрения заявлений о государственной регистрации прав и их обременений. Таким образом, государственный регистратор является субъектом властных полномочий, а правоотношения, которые возникают между ним и заявителем прав или их обременений, являются публично-правовыми. Защита прав и интересов заявителя от нарушений со стороны этого субъекта властных полномочий, если эти нарушения заключаются, например, в превышении полномочий, несоблюдении сроков, процедуры, условий и других определенных законом особенностей совершения регистрационных действий, является задачей административного судопроизводства и должна осуществляться в соответствующем порядке.

Исходя из положений Гражданского и Хозяйственного процессуальных кодексов Украины, требования относительно регистрации имущества, других регистрационных действий могут рассматриваться судами в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства (в зависимости от субъектного состава), если такие требования являются производными от спора в отношении такого имущества или имущественных прав в связи с обжалованием заинтересованным лицом не самого регистрационного действия (решения), а основания его проведения, например сделки, свидетельства.

Судьи считают, что требование об обжаловании регистрационного действия может быть производным требованием, если оно заявлено вместе с основным требованием, таким, например, как требование о признании сделки недействительной или истребование имущества из чужого незаконного владения.

«Если же истец обосновывает незаконность соответствующего регистрационного действия именно нарушением со стороны государственного регистратора во время его осуществления, то такое требование не является производным от любого другого требования, а является основным требованием и должно рассматриваться по правилам административного судопроизводства», — подчеркивают Ирина Сапрыкина и Александр Прокопенко.

Кроме того, судьи указывают: из системного анализа законодательно закрепленной компетенции государственного регистратора следует, что одной из его обязанностей является установление отсутствия противоречий между заявленными и уже зарегистрированными правами на недвижимое имущество и их обременениями. И для проверки этой информации с целью недопущения одновременного существования двойной государственной регистрации прав регистратор не только вправе, но и должен, в частности, запрашивать информацию от соответствующих органов, которые согласно действующему на момент оформления права законодательству осуществляли такое оформление, требовать при необходимости предоставления дополнительных документов.

Законодатель возложил на должностных лиц обязанность при регистрации проверять соответствие нормам законодательства формы таких сделок, отсутствие противоречия между зарегистрированными и заявленными на регистрацию правами, а в некоторых случаях — факт выполнения условий сделки. Указанное свидетельствует, что регистрация прав на недвижимое имущество не является автоматической, осуществляется не по явочному принципу. Принимая решение о государственной регистрации прав и их обременений, должностное лицо анализирует предоставленные документы, зарегистрированные права и принимает соответствующее решение об осуществлении регистрации или об отказе в регистрации, которое является обязательным для заявителя. Деятельность, касающаяся государственной регистрации прав, в таком случае имеет организующий, исполнительно-распорядительный, подзаконный характер, осуществляется государственным органом или субъектом с делегированными государством полномочиями, поэтому имеет все признаки деятельности государственного управления. Субъект такой деятельности осуществляет от имени и по поручению государства функции контроля в сфере государственной регистрации (в частности, проверяет поданные документы), принимает обязательные для заявителя управленческие решения, поэтому имеет все признаки субъекта властных полномочий. Такие управленческие отношения с участием субъекта властных полномочий урегулированы нормами именно административного законодательства и являются административными правоотношениями.

Осуществляя действия при проверке предоставленных документов, сопоставление зарегистрированных и заявленных к регистрации прав, субъекты государственной регистрации по сути представляют институт превентивного правосудия, поскольку предотвращают нарушение прав и законных интересов собственников, залогодержателей от нарушений в результате незаконных регистрационных действий, тем самым уменьшая количество обращений в суд с требованиями о признании регистрационных действий незаконными, обращают внимание судьи.

В связи с этим они считают неправильной позицию относительно того, что решения государственного регистратора не могут быть предметом судебного контроля отдельно от требований, заявленных в гражданском или хозяйственном споре, даже при наличии нарушений законодательства со стороны государственного регистратора при исполнении им своих полномочий.

В целом особое мнение судей не отменяет изложенную Большой Палатой Верховного Суда позицию, на которую будут ориентироваться все суды, но создает предпосылки для инициирования вопроса перед Палатой об отступлении от такой позиции.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: