Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №50 (625) » «Укртатнафту» не пускают на «Восток»

«Укртатнафту» не пускают на «Восток»

В споре производителя нефтепродуктов и его лицензиата пробелы закона не способствуют эффективному и добросовестному исполнению судебных решений со стороны ГИС

То, что исполнение судебных решений — заключительная стадия свершения правосудия, учат даже студенты. Но, думается, стадию эту было бы правильнее назвать не только заключительной, но и ключевой: ведь что есть решение суда, если на практике нарушенное право не восстановлено? Бумажка…

Не менее важно исполнение судебных решений, не только принятых по сути спора, но и принимаемых в процессе его рассмотрения: определений об обеспечении иска, применении мер пресечения. Причем в отдельных случаях исполнение определений суда об обеспечении иска имеет значение, соразмерное исполнению решения по сути. Например, в случаях, когда таким определением запрещается использование торговой марки. Но не всегда органы государственной исполнительной службы готовы надлежащим образом и в отведенные законом сроки принять меры по принудительному исполнению судебных решений.

С такой ситуацией столкнулся истец по делу по иску ЗАО «Транснациональная финансово-промышленная ­нефтяная компания «Укртатнафта» (Истец) к ООО «Восток» и ООО «УТН-Восток» о взыскании 3 000 000 грн штрафа и понуждении осуществить действия.

Не вдаваясь в подробности самого иска, его предмета и сложившихся между сторонами спора отношений, включая другие судебные тяжбы, обратим внимание на действия ГИС при исполнении определения об обеспечении упомянутого иска.

Не то чтобы решение не исполняли, но, по мнению Истца, всячески пытались затянуть этот процесс, то ссылаясь на апелляционное обжалование определения, что свидетельствует о том, что решение не вступило в силу, то на другие обстоятельства.

Впрочем, после разговоров и дискуссий все же было открыто производство по делу. От поступления документов в отдел ГИС Буденновского районного управления юстиции в г. Донецке (5 октября) до составления акта об исполнении (12 октяб­ря) прошло 7 дней. А на девятый день было принято постановление об окончании исполнительного производства.

Согласно документам, 12 октября был составлен акт государственного исполнителя, в котором при проведении принудительного исполнения определения суда об обеспечении иска, осуществляемого на автозаправочном комплексе по адресу * (место регистрации ответчика), в присутствии понятых установлено, что на данном заправочном комплексе продажа топлива, других товаров и услуг осуществляется не под торговой маркой «Укртатнафта», представителю ответчика по доверенности зачитано постановление об открытии исполнительного производства, доведено к сведению содержание определения хозяйственного суда.

На основании этого акта 14 октября было принято решение об окончании исполнительного производства.

По второму делу между этими же сторонами, но где ООО «УТН-Восток» выступает лишь третьим лицом на стороне ответчика, Истец просил взыскать 10 300 000 грн штрафа, в связи с чем в ходатайстве об обеспечении иска просил арестовать все недвижимое имущество ответчика, запретить государственному регистратору вносить изменения в ЕГРПОУ относительно третьего лица, а также третьему лицу и его участникам проводить общее собрание акционеров. Определением суда были удовлетворены два первых требования ходатайства. Впрочем, позже определение было изменено, и арест был наложен не на всю недвижимость ответчика, а только на административное здание, в котором он зарегистрирован.

Принудительное исполнение этого решения проводилось фактически в письменном виде и состояло оно опять-таки в доведении к сведению должника (в данном случае — госрегистратора) о наложенном запрете.

Если исходить из сроков, то 9 дней для исполнительного производства — вроде бы короткий срок. По процедуре — законодательство четко регламентирует, какие действия могут быть приняты госисполнителем.

Но, тем не менее, претензии истца к исполнению определений об обеспечения иска заслуживают внимания.

Так, в случае исполнения определения, в котором требовалось запретить использование торговой марки, главный юрист ЗАО «Укртатнафта» Валерий Корнеляк отметил, что исполнение решения не должно было проходить на заправке, при этом постановление должно было оглашаться не представителю по доверенности, а непосредственно руководителю Ответчика. Кроме того, указывать в акте о неиспользовании торговой марки тоже некорректно, хотя бы потому, что исполнитель присутствовал только на одном автозаправочном комплексе. Хотя, возможно, что в силу недостаточного финансирования или других причин, проверить все 103 заправки в 13 регионах (где запрещено ­использовать торговую марку), государственный исполнитель не имел возможности. По мнению г-на Корнеляка, осмотреть хотя бы заправки по г. Донецку и близлежащей территории можно. И в случае выявления использования торговой марки на АЗС Ответчика — прекратить ее деятельность до устранения нарушений в соответствии с определением суда.

Не совсем правильно и то, что понятыми могут быть любые лица, которые могут указать посторонний адрес в качестве места своего проживания (в случае с исполнением данного решения, сообщил г-н Корнеляк, они установили, что адреса, указанного одним из понятых, фактически не существует).

Что же касается запрета госрегистратору вносить изменения в ЕГРПОУ, то исполнение решения путем его оглашения также вызывает сомнения. По мнению представителя Истца, поскольку запрет касается осуществления действий, необходимо, чтобы периодически ГИС проверяла его исполнение, например, раз в неделю запрашивать, вносились ли изменения вопреки судебному запрету или нет.

Этот вопрос, прежде всего, стоит задать законодателю. Хотя статья 5 Закона Украины «Об исполнительном производстве» устанавливает, что госисполнитель обязан применять меры принудительного исполнения решений, установленных законом, непредубежденно, своевременно и полно совершать исполнительные действия, ни этот, ни любой другой закон не учитывает особенностей исполнительного производства по исполнению определений об обеспечении иска. А значит, они исполняются в общем порядке: на основании исполнительного документа, с предоставлением срока на добровольное исполнение и в рамках действий, которые имеет право принимать госисполнитель.

Фактически от дня принятия решения до принудительного исполнения может пройти примерно месяц, что не учитывает цели обеспечения иска, поскольку такие меры должны приниматься безотлагательно. Также очевидна необходимость внедрения новых институтов как в исполнительное производство, так и по дальнейшему контролю за исполнением судебных ­запретов.

Позиция исполнителей

Александр Буханцов,
главный государственный исполнитель отдела ГИС Главного управления юстиции в Донецкой области

— Нам полагалось запретить государственным регистраторам предпринимать действия по регистрации изменений относительно ответчика — мы запретили. Производство по делу закрыто. Мы же не можем держать их за руки. Наши действия определены законом. Мы им направили копию приказа и судебного решения, получили ответ, что они получили. На основании этого производство закрыли.

Позиция ответчика

Александр Васютович,
представитель ООО «УТН-Восток» по доверенности

— Я непосредственно присутствовал при исполнении определения о запрете на использование торговой марки. Были небольшие процедурные нюансы с понятыми, но, на наш взгляд, никаких существенных нарушений…


Мнения экспертов

Александр Кузь,
заместитель директора ООО «Правозащитная консалтинговая группа»

— Закон об исполнительном производстве не устанавливает конкретных сроков исполнения для определенных категорий решений. Есть сроки по исполнению решений, связанных с реализацией имущества — 6 месяцев, и 2‑месячный для решений обязательственного характера. Исполнение решений об обеспечении иска проводится в общем порядке. Закон гласит, что при исполнении решения по обеспечению иска государственный исполнитель обязан при поступлении исполнительного документа не позже следующего рабочего дня принять постановление об открытии исполнительного производства, после чего осуществляет дальнейшие исполнительные действия в соответствии с требованиями этого закона.

В целом же все зависит от того, как изложена резолютивная часть исполнительного документа. Если она звучит таким образом, что необходимо запретить проводить определенные действия тому или иному лицу или органу, то суть исполнения фактически сводится к тому, что государственный исполнитель обязан открыть исполнительное производство, после чего зачитать должнику суть решения, а точнее, резолютивную часть исполнительного документа, после чего составляется соответствующий акт, который является основанием для окончания исполнительного производства как исполненного. То есть, по сути, принудительное исполнение такого решения заключается в зачитывании судебного запрета, если другое не указано в самом исполнительном документе. Мне представляется, что суд может указать в решении — снять с регистрации такой-то товарный знак или предпринять другие меры.

Сергей Уваров,
директор ЮК «Частная исполнительная служба»

— Часть 4 статьи 24 Закона гласит, что в отличие от других исполнительных документов, в случае открытия исполнительного производства по делам об обес­печении исковых требований, срок для добровольного исполнения не устанавливается. Такой документ подлежит немедленному исполнению, при этом постановление об открытии исполнительного производства должно быть принято не позже следующего дня после поступления исполнительного документа в ГИС.

Виктория Тисногуз,
партнер АФ «АКТИО»

— Вопрос исполнения решений судов и других органов по неимущественным спорам, в том числе запрета осуществлять определенные действия, регулируется статьями 76, 87 Закона.

Но Закон не предусматривает четкого порядка исполнения решений, запрещающих должнику осуществлять действия. Поэтому с целью исключения случаев нарушения госисполнителями норм законодательства при исполнении принятых для обеспечения иска определений суда о запрете осуществлять определенные действия, Департамент ГИС дал разъяснение № 25-32 от 7 мая 2007 года.

Согласно частям 9, 10 статьи 153 ГПК Украины частям 5, 6 статьи 118 КАС Украины, определение об ­обеспечении иска исполняется немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных решений, а его обжалование, в отличие от определения об отмене этого обеспечения, не останавливает его исполнения, а также не препятствует дальнейшему рассмотрению дела.

Из содержания абзаца 20 пунк­та 5.6.6 Инструкции о проведении исполнительных действий, утвержденной приказом Минюста от 15 декабря 1999 года № 74/5, следует, что при исполнении определения об обеспечении иска госисполнитель составляет акт в трех экземплярах, один из которых вместе с исполнительным документом направляется в суд, другой остается в исполнительном производстве, а оставшийся — вручается должнику под расписку (на первом экземпляре). После этого исполнительное производство подлежит окончанию. Такая процедура ставит под сомнение эффективность ее применения.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

FALSE

50 ведущих юридических фирм Украины 2009 года

Актуальный документ

Ходатайство о слушании дела коллегиально

Государственная практика

Антикоррупция: «Как ни складывай детали — все выходит пулемет»

Неделя права

Дисциплинирующая ответственность

Полгода — четверть срока

Уроки европейской практики

Концептуальная подготовка

Судам якобы дали денег

Новости из-за рубежа

Осужденным запрещен выезд за рубеж

Выплаты потерпевшим из доходов осужденных

«Балтика» проиграла в суде 2 млрд рублей

Новости профессии

От bachuna.net к bachun.net

Решение по О. Бачуну будет принимать А. Пасенюк

Виктор Ющенко обвиняет МВД в содействии коррупции

Прокуратура отказала Олегу Бачуну в возбуждении уголовного дела по поводу объявления в «ЮП»

Новости юридических фирм

В международной юридической компании INTEGRITES новый партнер

«Саенко Харенко» — юридический советник в получении разрешения АМКУ на приобретение компании Dera Holding NV

ENGARDE вступила в ArbAut

В Magisters новый партнер

Позиция

Существуют ли адвокаты-террористы?

Возьмемся за руки, друзья?

Реестр событий

Первые ИОхозы

Бой на удержание

Судебная практика

«Укртатнафту» не пускают на «Восток»

Судебные решения

О невозможности обеспечения заявления об обжаловании решения третейского суда

О нюансах продления командировки сотрудника, вынужденная задержка которого вызвана пребыванием на стационарном лечении

О порядке увольнения судьи с административной должности

ТОП-50

55 крупнейших публичных сделок

Рейтинг признания юридических фирм

Впечатлили динамикой

Юристам — политический практикум

Грани практики

50 крупнейших публичных судебных и арбитражных дел

19 крупнейших публичных споров в сфере налогообложения

25 крупнейших публичных сделок в сфере антимонопольного права

Транспарентность юридических фирм

50 ведущих украинских юридических фирм

Новый бренд ЮФ «Инюрполис» как результат укрепления позиций фирмы на международном рынке

Волчья хватка Wolf Theiss

50 ведущих юридических фирм Украины по финансовой эффективности

50 ведущих юридических фирм Украины по числу юристов

50 ведущих юридических фирм Украины по доходу

Движение по карьерной лестнице

Господа, сделки сделаны. Сделок больше нет

Тема номера

Определение состава арбитража

Шаг — вперед, два — назад

Частная практика

Санкции за внешний вид

Одно — хорошо, а много — полезнее

Столичным нотариусам — особый статус

Юридический форум

Германия хочет «поделиться» правом

«Будяки» поехали к лауреатам

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: