Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Трудная борьба

Ответственность за психологическое или экономическое насилие в трудовом коллективе (моббинг)

Бороться с проявлениями психологического или экономического насилия в трудовых отношениях предлагается путем введения ощутимых санкций для работодателей

В начале этого года был принят закон, который определяет понятие буллинга (травли) и устанавливает административную ответственность за него. Результаты противодействия буллингу не заставили себя ждать: уже есть судебные решения о привлечении к ответственности обидчиков и их родителей за выявленные факты буллинга. Вдохновившись первыми успехами борьбы со школьным насилием, законодатели решили установить ответственность и за подобное явление в трудовом коллективе (известное как моббинг). Впрочем, идея противодействия моббингу не является новой. В 2017 году в парламент подавался законопроект по этому вопросу, однако впоследствии был отозван. И уже в марте этого года в Верховной Раде Украины был зарегистрирован проект Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия моббингу» (законопроект № 10118), а также две альтернативы (законопроекты № 10118-1, № 10118-2).

Админстратегия

Следует отметить, что понятие «моббинг» уже было закреплено в трудовом законодательстве некоторых европейских государств (Польши, Франции, Швеции и др.).

Принимая во внимание взгляд европейцев на данную проблему, украинский законодатель предлагает закрепить понятие «моббинг» в ряде нормативно-правовых актов: Кодексе Украины об административных правонарушениях (КУоАП), Кодексе законов о труде Украины (КЗоТ), Законе Украины «О коллективных договорах и соглашениях», Законе Украины «О принципах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине».

Так, законопроект № 10118 предлагает дополнить КУоАП статьей об ответственности за моббинг (травлю), определяя его как деяния участников трудовых отношений, выраженные в психологическом, физическом, экономическом насилии, в том числе с применением средств электронных коммуникаций, совершенные в отношении работника предприятия, учреждения, организации независимо от формы собственности, вида деятельности и отраслевой принадлежности, а также лиц, которые работают по трудовому договору с физическими лицами, или таким лицом в отношении других участников трудовых отношений с целью унижения их человеческого достоинства по определенным признакам, создания по отношению к ним напряженной, вражеской, оскорбительной атмосферы и принуждения участника трудовых отношений к смене места работы.

Согласно законопроекту № 10118, совершение вышеперечисленных деяний влечет за собой наложение штрафа от 50 до 100 необлагаемых минимумов доходов граждан (нмдг) или общественные работы на срок от 20 до 40 часов. Также предусмотрены квалифицирующие признаки. К примеру, если моббинг совершался непосредственно собственником или уполномоченным им органом (лицом) предприятия, учреждения, организации, этим лицам грозит штраф от 100 до 200 нмдг или общественные работы на срок от 40 до 60 часов. Вместе с тем несообщение этими лицами уполномоченным подразделениям органов Национальной полиции о случаях моббинга (травли) участника трудовых отношений влечет за собой штраф от 50 до 100 нмдг или исправительные работы на срок от одного месяца с отчислением до 20 % заработка.

И все же авторы альтернативного законопроекта № 10118-2 считают, что штрафы, предусмотренные проектом № 10118, недостаточны для того, чтобы запрет травли (моббинга) имел ощутимый экономический эффект для таких лиц, как высшее руководство крупных предприятий. В связи с этим в законопроекте № 10118-2 предлагается в случаях ответственности руководителей за моббинг предусмотреть санкцию в виде лишения права занимать определенные должности.

Прогрессивность идеи введения в законодательство норм о противодействии моббингу отметила Инесса Летич, советник Asters. Вместе с тем установление административного штрафа за такое нарушение вряд ли можно назвать целесообразным шагом, считает эксперт. «Вполне понятно, что подобная категория споров, как и споры о дискриминации на работе, является довольно сложной в аспекте доказывания и правильной оценки фактов. При этом данная проблематика актуальна не только для Украины, так как в принципе добиться благоприятного для работника исхода дела тяжело в условиях любой юрисдикции. Установить истину в подобных делах можно только в рамках полноценного соревновательного процесса, которым в первую очередь должен быть гражданский процесс, но не рассмотрение дела об административном нарушении. По сути, в случае внесения в КУоАП статьи об ответственности за моббинг наиболее вероятными станут два сценария. По первому сценарию такая статья не будет применяться вообще и станет теоретическим риском. По второму — она станет основанием для ябедничества и давления на работодателей со стороны недобросовестных сотрудников. Много вопросов также вызывает норма об ответственности за неуведомление о моббинге. Так, сегодня даже за сокрытие преступления в украинском законодательстве довольно ограничена ответственность, особенно если это касается близких родственников потенциального информатора. Однако почему-то к моббингу предлагается ввести иной подход, согласно которому информатором обязан быть каждый», — комментирует Инесса Летич.

Не менее важным остается вопрос, кто станет фиксировать случаи моббинга. Согласно законопроекту № 10118 составлять протоколы об административных правонарушениях будут уполномоченные должностные лица Национальной полиции. «Такой подход является весьма противоречивым, поскольку может повлечь за собой вмешательство правоохранительных органов во внутренние бизнес-процессы компании, что является нежелательным», — подчеркнула Валерия Савчук, советник ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры». В свою очередь в обоих альтернативных законопроектах такое право предоставляется еще и правовому инспектору труда профсоюза (объединения профсоюзов). Сегодня не во всех компаниях созданы профсоюзы, поэтому в этой части законопроекты еще подлежат доработке, обратила внимание г-жа Савчук.

Права трудящихся

Ввести эффективные правовые механизмы защиты от моббинга непосредственно в трудовое законодательство предлагают авторы альтернативной инициативы № 10118-1. Так, статью 38 КЗоТ (расторжение трудового договора, заключенного на неопределенный срок, по инициативе работника) хотят изложить в следующей редакции: «Работник имеет право в установленный срок расторгнуть договор по собственному желанию, если собственник или уполномоченный им орган… осуществлял моббинг в отношении работника или не принял меры по его предотвращению».

При этом изменениями предусмотрено, что в случаях, когда моббинг стал причиной прекращения трудовых отношений, бывший сотрудник имеет право на выходное пособие в размере, предусмотренном коллективным договором, но не меньше трехмесячного среднего заработка.

Еще одним инструментом защиты прав работников следует назвать возможность возмещения вреда за повреждение здоровья, причиной которого стал моббинг. В таком случае причиненный вред возмещается в размере понесенных расходов на лечение. Также в законопроекте № 10118-1 говорится, что моббинг может служить основанием для возмещения морального вреда.

Заслуживает внимания и норма законопроекта № 10118-1 о возложении на собственника или уполномоченного им органа обязательства противодействовать моббингу и предотвращать это явление. Так, указанные лица обязаны осуществлять профилактику рисков и напряженной атмосферы в рабочем коллективе, проводить соответствующие информационные, учебные и организационные мероприятия. Кроме того, согласно законопроекту № 10118-1 виновные действия руководителя предприятия, учреждения, организации с применением моббинга могут служить основанием для расторжения трудового договора по инициативе собственника или уполномоченного им органа. «Данный подход соответствует мировым практикам, которые также предусматривают ответственность именно работодателя, который допускает моббинг сотрудников в офисе, поскольку именно на работодателя возлагается обязанность обеспечения сотрудникам безопасных и комфортных условий труда. Многие иностранные компании уже разработали и внедрили политики, направленные против моббинга на рабочем месте, предоставили сотрудникам возможность обращения на горячие линии для подачи жалоб и успешно проводят внутренние расследования случаев моббинга с привлечением виновных лиц к ответственности», — рассказывает Валерия Савчук.

В целом эксперты сходятся во мнении, что на фоне последних успехов в борьбе с буллингом инициатива противодействия моббингу может найти достойную поддержку.

Алина Назарчук «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: