Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Толк здесь неуместен

Лишившись права официального толкования законов, КСУ замер в ожидании принятия парламентом акта, регламентирующего выполнение его новых функций

После нескольких лет активного публичного дискурса о роли и месте Конституционного Суда Украины (КСУ) в правовой системе государства в минувшем году удалось найти ответ на этот концептуальный вопрос. Однако о повышении эффективности работы этого органа пока речь не идет. В силу ряда объективных и субъективных обстоятельств КСУ не выполнял возложенные на него функции.

 

Цифровое выражение

Если обратиться к цифрам, то КСУ продолжил тенденцию последних лет — принимать менее десяти решений за год. В 2016 году их оказалось всего лишь семь. А если добавить к достижениям минувшего года еще и заключения относительно законов о внесении изменений в Конституцию Украины, то — девять. И это все-таки больше, чем актов, принятых в предыдущие два года (по семь).

Но, напомним, измерять эффективность работы КСУ только решениями и заключениями концептуально неверно. Ведь значительная часть его работы не видна. Так, помимо решений и заключений, в 2016 году КСУ принял 88 определений, из них 43 — об отказе в открытии конституционного производства и семь — о прекращении конституционного производства. Собственно, прекратить КСУ должен все открытые производства по делам об официальном толковании норм Законов Украины. Также нельзя не заносить в актив работы КСУ шесть определений об открытии конституционного производства (после того как коллегия судей решила отказать в таковом) и 32 определения по так называемым процессуальным вопросам — относительно формы слушания, объединения дел и пр.

А если принять во внимание, что с конца сентября (когда вступили в силу изменения от 2 июня 2016 года в Конституцию Украины) КСУ лишился права официального толкования законов, при этом так и не получив ­процессуальной возможности рассматривать дела по конституционным жалобам, то такие показатели можно назвать вполне приемлемыми — КСУ сегодня может осуществлять производство только по делам о конституционности норм законов и официально толковать положения Конституции.

К слову, в 2016 году в КСУ поступили 32 конституционных представления (больше всего — от народных депутатов Украины) и 434 конституционных обращения (331 — от граждан и 103 — от юридических лиц). Большинство из них, очевидно, не были допущены к производству еще на стадии обработки Секретариатом КСУ, который проверяет обращения и представления на соответствие формальным требованиям, еще часть отсеялась на этапе рассмотрения коллегиями судей относительно наличия оснований для открытия производства.

Сегодня в производстве КСУ находятся два конституционных обращения (зависших в процессе рассмотрения КСУ) и 40 конституционных представлений (часть из них находятся на изучении Секретариата КСУ).

Завершая разговор о цифрах, отметим также, что в 2016 году в КСУ поступило 230 запросов о публичной информации, 1432 обращения граждан, 12 обращений народных депутатов и комитетов Верховного Совета Украины и 259 писем юридических лиц.

Кроме того, несмотря на отсутствие процессуальных правил рассмотрения и требований к форме и содержанию, по состоянию на 2 марта 2017 года в КСУ поступили 62 конституционных жалобы, из них 39 — в 2016 году.

Так что, по всей видимости, КСУ после финального утверждения парламентом профильного закона ждет напряженная работа.

 

В ожидании

Главный итог работы КСУ за 2016 год связан не с его непосредственной деятельностью, а, как мы уже сказали в начале статьи, с переосмыслением функции этого органа на государственном уровне. Так, после принятия (2 июня 2016 года) и вступления в силу (30 сентября 2016 года) Закона Украины «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)», изменились полномочия КСУ.

Так, теперь статья 147 Основного Закона предусматривает, что КСУ решает вопросы о соответствии Конституции Украины законов Украины и в предусмотренных случаях — других актов, осуществляет официальное толкование Конституции Украины, а также имеет другие полномочия, определенные ею. Как видим, из перечня полномочий исчезло официальное толкование законов Украины. Этим устранена конкуренция решений КСУ и судов общей юрисдикции, которые в процессе принятия решений по конкретным делам фактически осуществляли толкование законодательных норм. Можно сказать, что теперь точку в вопросе о том, как правильно понимать то или иное положение закона, будет ставить Верховный Суд… но только если относительно такой нормы возникнет спор. Ясность в правильное понимание законодательных положений может вносить еще один орган — Верховный Совет Украины, но не путем выдачи каких-либо разъяснений, а посредством своей основной законотворческой деятельности — внесения изменений в действующие акты для устранения неточностей, пробелов или двоякого толкования законодательных норм.

Но и ВС, и парламент будут осуществлять официальное толкование законов исключительно в рамках выполнения своих непосредственных функций, а такой институт, как «официальное толкование Законов Украины», больше не существует. Следовательно, снят принципиальный вопрос о том, как правильно применять законодательные нормы: в соответствии с решением КСУ или практикой Верховного Суда Украины — обеспечение единства судебной практики теперь всецело в юрисдикции ВС.

Но некий контроль над решениями судов общей юрисдикции КСУ все-таки сохранил. Реализован он будет посредством института конституционной жалобы. Этому институту посвящена новая статья Основного Закона (1511), определяющая, что КСУ принимает решение о соответствии Конституции Украины закона по конституционной жалобе лица, полагающего, что примененный в окончательном судебном решении по его делу закон Украины противоречит Конституции Украины. Эта гарантия закреплена также в обновленной статье 55 Конституции Украины наравне с правами на обращение в суд за защитой своих прав и на правовую помощь. Однако в статье 1511 сделана оговорка, что возможность подать конституционную жалобу становится доступной только после исчерпания всех других национальных средств юридической защиты.

А чтобы снять вопрос относительно силы и правовых последствий принятия решений КСУ то ли по конституционным представлениям, то ли по конституционным жалобам, Основной Закон Украины дополнили статьей 1512, согласно которой «решения и заключения, принятые Конституционным Судом Украины, являются обязательными, окончательными и не могут быть обжалованы». Насколько эффективным будет институт конституционной жалобы, пока можно лишь предполагать, ведь Верховный Совет Украины только 9 февраля с.г. смог принять в первом чтении проект Закона о КСУ (рег. № 5336-1). Исходя из практики работы КСУ с конституционными обращениями, можно предположить, что более 90 % конституционных жалоб будут отсеяны еще на этапе их обработки Секретариатом ввиду несоответствия формальным требованиям. Часть отсеется на последующих этапах. Очевидно, максимум 5 % конституционных жалоб будут в результате приняты КСУ к рассмотрению с принятием решения относительно конституционности спорной нормы. К слову, Европейский суд по правам человека принимает к производству всего около 3 % жалоб, поданных против Украины. И это нормальная практика. Но надо полагать, что многие из тех, кто не будет удовлетворен решением суда общей юрисдикции (независимо от этапа его завершения), предпримут попытку признать норму, примененную судом, неконституционной. В связи с этим юристы опасаются: КСУ завалят массой жалоб, что негативно скажется на его работе. Ведь предусматривается прямо указать, что решение КСУ по итогам рассмотрения кассационной жалобы служит основанием для пересмотра судебных решений. Насколько опасения реальны и сможет ли КСУ найти инструменты оперативного и эффективного рассмотрения дел по конституционным жалобам, мы надеемся проанализировать в ежегодном обзоре работы КСУ уже за 2017 год. Но прежде народные депутаты должны завершить начатое — принять новый закон о КСУ, чтобы дать этому суду процессуальную возможность принимать к рассмотрению конституционные жалобы.

Одновременно проект Закона предполагает и структурные изменения, направленные на оптимизацию работы КСУ. Выполнять свои функции КСУ сможет в составе Большой палаты (включает всех судей) — для рассмотрения дел по конституционным представлениям и обращениям, Сенатов (два по девять судей) — для рассмотрения вопросов о соответствии законов Украины или их отдельных положений Конституции Украины, в коллегиях — для решения процессуальных вопросов. Но есть одно отличие: если сейчас решение коллегии судей КСУ об отказе в открытии конституционного производства должен подтвердить КСУ в пленарном режиме, то после реформирования определения коллегий и Сенатов будут окончательными.

Но апробировать новации КСУ сможет только в случае их окончательного утверждения. Когда оно состоится и какой окажется финальная версия нового закона о КСУ, всецело зависит от политиков.

 

Попасть в кадры

Впрочем, процедурные вопросы мало волнуют парламентариев. Да и в большинстве своем они будут раскрыты в Регламенте КСУ, а не непосредственно в Законе. А вот дискуссию вызывают кадровые нормы принятого за основу проекта. Причина в том, что конституционными изменениями внесены интересные элементы в требования к судьям Конституционного Суда Украины: судьей КСУ может быть гражданин Украины, достигший 40 лет, с высшим юридическим образованием и стажем профессиональной деятельности в отрасли права не менее 15 лет, который обладает «высокими моральными качествами» и является «юристом с признанным уровнем компетентности». Везде, где есть такие оценочные критерии, возможна дискуссия. И она будет. Более того, обновленной статьей 148 Конституции установлено, что «отбор кандидатур на должность судьи Конституционного Суда Украины осуществляется на конкурсной основе в определенном законом порядке». Именно этот порядок сегодня и полгода назад не позволил оперативно принять новый закон о КСУ. Вполне очевидно, что если проводится конкурс и существует общественное мнение, повлиять на то, кто станет судьей КСУ, можно только за счет процедуры отбора кандидатур, за что и борются сегодня политики.

А ставки высоки. Ведь уже давно назрел вопрос об изменении персонального состава КСУ. И хотя гарантия о недопустимости отзыва судьи КСУ в течение девяти лет каденции сохранена (кроме исключительных оснований), бороться будут за каждое место. Их не так уж и много — всего 18.

Сегодня в КСУ работают 15 судей. Две вакансии уже второй год не может заполнить Верховный Совет. Еще одна образовалась по квоте судей в связи со смертью 5 ноября 2016 года Олега Сергейчука, назначенного на должность судьи КСУ Х съездом судей Украины 16 сентября 2010 года. Правда, ближайший внеочередной съезд судей, запланированный на 14–15 марта с.г., вряд ли восполнит эту потерю: пока нет процедуры подбора судей КСУ по новому закону, любое решение будет выглядеть профанацией. Хотя, с другой стороны, требование заполнить вакансию в течение трех месяцев тоже никто не отменял. А раз медлит законодатель — судьи могут принять решение по своему усмотрению. По крайней мере такой вопрос включен в предварительную повестку дня съезда.

Парламент уж точно не договорится о двух представителях раньше принятия нового Закона. Еще две вакансии образуются летом. Уже по квоте Президента Украины. Так, 3 июня с.г. истекает срок полномочий судей КСУ Юрия Баулина и Сергея Вдовиченко, назначенных главой государства в 2008 году.

А пять вакансий — это почти треть от состава КСУ и уж точно достаточно для того, чтобы организовать или заблокировать принятие решений коллегией или сенатом. Так что ставки высоки, тем более что следующее значительное обновление персонального состава можно прогнозировать на осень 2019 года — когда истекает срок полномочий у трех судей КСУ, назначенных съездом судей.

Нынешний же состав КСУ (при всем уважении) сложно назвать продуктивным. То, что в нем работают судьи с разными политическими и правовыми взглядами (хотя политикой судьям заниматься запрещено, умалчивать о том, что две трети состава назначаются напрямую политиками — депутатами и Президентом, бессмысленно), накладывает отпечаток не только на количество, но и на качество судебных решений. Многие формулировки сглаживаются или даже исключаются из мотивировочной части. В результате все решения последних лет похожи на констатацию того, что белое является белым, а черное — черным. А как это понимать — остается на совести тех, кто применяет.

Впрочем, иногда отсутствие плохих решений — уже хорошо, и то, что КСУ не смог прийти к консенсусу по ряду любопытных дел, тоже скорее хорошо.

Так что и в кадровом отношении КСУ замер в ожидании принятия все того же нового закона о КСУ, пока парламент решает более насущные вопросы, что в результате может оказаться плюсом — за это время снизится градус публичной дискуссии вокруг отдельных вопросов, поднятых сегодня перед КСУ, и принятое в результате решение будет более правовым, чем могло быть, если бы КСУ принял его впопыхах или под сильным политическим и общественным давлением.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

VOX POPULI

Самое важное

Суд и праздник

Акцент

Отключить от аппарата

Анонс

Торговый ряд

Государство и юристы

Барьерный гриф

КСУ: итоги года

Постижение цели

Три года в ожидании

Проблема состязательности

Legalный доступ

Особые сомнения

Толк здесь неуместен

Книжная полка

Образцово-предсказательный

Неделя права

Совет Европы

Неделя права

Новости из-за рубежа

Таксистов Uber обязали сдавать языковые тесты

Неделя права

Судейские досье

Вернуть налог

Новости законотворчества

Тема номера

Факт существования основания для отзыва депутата необходимо подтверждать

Торговлю алкоголем в ночное время запретят

Полномочия территориальных общин предлагают обеспечить финансово

ВХСУ постановил взыскать более 58 млн руб. с завода в пользу акционерного общества из Нижнего Тагила

ВАСУ отменил решение ВСЮ о временном отстранении А. Емельянова от осуществления правосудия

Новости юридических фирм

Частная практика

В. Касько присоединился к ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры»

ЮФ Trusted Advisors выиграла арбитраж GAFTA

ЮФ Asters — консультант ЕБРР в связи с предоставлением кредита «Экософт»

ЮФ Sayenko Kharenko — юридический советник «Порше Украина» по вопросам интеллектуальной собственности

АО PwC Legal усиливает практику фармацевтики и здравоохранения

МЮФ Baker McKenzie избрана юридическим партнером Комитета здравоохранения EBA

Юристы Aequo приняли участие в подготовке доклада Всемирного банка «Ведение бизнеса-2017»

ЮФ «Ильяшев и Партнеры» — юридический советник «Эпицентра» в пересмотре защитной пошлины

Илья Свердлов назначен на должность руководителя налоговой практики киевского офиса DLA Piper

Interlegal консультирует по вопросам торгового финансирования, залога товара и оплаты против FCR

Отрасли практики

В параллельном изменении

Публичное вместо

Путь лучшим

Трактование снова

Рабочий график

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Восточноукраинский форум АЮУ

Самое важное

Пресс-конкуренция

Финансовое настояние

Судебная практика

Факторный элемент

Приоритет аграриев

Тема номера

Заграница не поможет

Режим выжимания

Отмена караула

Детальное оружие

Задать чистку

Отзыв на риск

Частная практика

Маркетинговое следование

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: