Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Теория соотносительности

Рубрика Тема номера
Как иммунитет государства соотносится с применением статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основоположных свобод

Защита и гарантии прав человека были и остаются одними из центральных задач  международного права. В современном мире в связи с глобальными интеграционными процессами возник вопрос о создании эффективных механизмов защиты прав человека на наднациональном уровне. В результате межгосударственного сотрудничества в этой области подписана Европейская конвенция о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция), впоследствии ставшая базисом и основным нормативным актом Европейского суда по правам человека.

Конвенция закрепляет целый ряд норм, которые должны быть гарантированы государствами-участниками. С одной стороны, это так и происходит: путем подписания данной Конвенции государство признает ее в качестве превалирующего, унифицированного нормативного акта и тем самым обязуется действовать в сфере защиты прав и свобод человека в соответствии с ее нормами. Однако представить себе международное право без коллизий невозможно, и в этом, на первый взгляд, четком и понятном документе существует ряд проблем, с которыми очень часто приходится сталкиваться юридическим и физическим лицам, пытающимся отстоять свои права на международном уровне. Одним из таких противоречий является наличие иммунитета у государств и государственных служащих от юрисдикции иностранных судов.

Иммунитет госслужащих

Такое явление в международном праве основывается на принципе par in parem non habet imperium (с латинского «государство не имеет себе равных среди равных»). Естественно, рассмотрение дела в суде иностранной юрисдикции, ответчиком по которому является другое иностранное государство, невозможно, поскольку это будет трактоваться как очевидное вмешательство в суверенитет государства. В свою очередь под государством, согласно Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, мы понимаем не просто государство как отдельный абстрактный организм, а в совокупности с органами его управления, тем самым возлагая иммунитет на круг лиц, осуществляющих данное управление государственными делами от его имени. Круг таких лиц может определяться самим государством на национальном уровне, но, бесспорно, к нему относятся глава государства, министр иностранных дел, министр внутренних дел и другие лица на усмотрение государства. Согласно принципам международного права, это правильно, но данный иммунитет не дает права на подачу иска в суд к этим государственным служащим даже в случае видимого нарушения ими прав  иностранных граждан на своей территории.

Данное право государств и их служащих идет вразрез со статьей 6 Конвенции, которая гарантирует право на справедливое судебное разбирательство, то есть, согласно вышеупомянутой Конвенции, подобным правом наделены все физические и юридические лица, но осуществить его невозможно, если подобное нарушение исходит от лица,  которое государство наделяет иммунитетом. Получается, что Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и Конвенция по правам человека не совсем согласуются друг с другом. С одной стороны, государства наделяются иммунитетом с точки зрения соблюдения их суверенности и принципа par in parem non habet imperium, а с другой — образовываются препятствия для реализации права, гарантированного статьей 6 Конвенции, на справедливое судебное разбирательство.

Дружественный климат

На основании этой коллизии перед Европейским судом по правам человека представлен целый ряд дел против государств и государственных служащих. Интересным примером является дело «Аль-Адсани против Соединенного Королевства». Согласно материалам данного дела, военный летчик Сулейман Аль-Адсани, имеющий двойное подданство (Соединенного Королевства и Кувейта), был подвергнут жестокому обращению и пыткам на территории Кувейта за распространение видео порнографического характера, на котором был снят шейх Джабер Аль-Сабах Аль-Сауд Аль-Сабах, родственник эмира Кувейта, имеющий большое влияние в стране. Ответственность за неразглашение данной информации лежала на истце, как и каким образом все же произошло распространение данной информации, неизвестно. По возвращении в Соединенное Королевство Аль-Адсани подал иск против властей Кувейта о взыскании компенсации за причинение вреда его физическому и психическому здоровью на основании статьи 6 и статьи 3 Конвенции, которой закрепляется запрет пыток. После ряда слушаний и апелляций в судах Соединенного Королевства истцу было отказано в его требованиях со ссылкой на иммунитет властей Кувейта.

В итоге дело дошло до Европейского суда по правам человека, который высказал такое мнение: что касается статьи 6 Конвенции, право на обращение в суд не является абсолютным и может подлежать ограничениям со стороны государства, тем самым государство имеет широкую автономию в этом вопросе. Однако такие ограничения не должны уменьшать либо лишать права лица на обращение в суд, более того, они должны преследовать законную цель. Соответственно, необходимо определить законность цели установленных ограничений. Таким образом, исходя из принципа par in parem non habet imperium, в соответствии с которым на одно государство не может распространяться юрисдикция другого государства, Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что предоставление иммунитета государству в отношении гражданских дел преследует законную цель, полностью соотносится с принципами международного права и служит инструментом поддержания хороших отношений между государствами на основании уважения суверенитета другого государства. Из данного заявления уже становится очевидным, что Европейский суд по правам человека полностью солидарен с решением Апелляционного суда Соединенного Королевства и вынес решение не в пользу истца. Суд не обнаружил ни нарушения статьи 6 Конвенции, предусматривающей право на справедливое судебное разбирательство, ни статьи 3, которая в целом запрещает пытки и устанавливает, что никто не должен им подвергаться.

В Европейском суде по правам человека много подобных дел, и решения по ним до боли похожи. Можно сделать вывод: несмотря на императивный характер норм jus cogens и общее стремление защитить права человека, придавая этому большое значение, создавая соответствующие институты и документы, государства все же стараются несколько отстраниться от дел с участием иностранного государства с неизбежной ссылкой на иммунитет и тем самым дают понять, что хорошие взаимоотношения друг с другом для них все же превалируют. Никто не хочет даже на законных основаниях нарушить дружественный климат и поэтому государства стараются обойти этот щекотливый вопрос, применяя иммунитет a priori. К подобному выводу пришла также рабочая группа Комиссии по международному праву (Комиссия) в докладе «О юрисдикционном иммунитете государств и их собственности», в котором говорится о том, что за последнее время подан целый ряд гражданских исков против суверенных государств относительно пыток и не только. Но, как было установлено Комиссией, национальные суды при рассмотрении некоторых дел принимали во внимание тот факт, что у государства нет права требовать иммунитет при нарушении норм о защите прав человека, которые по своей сути являются jus cogens, но, несмотря на это, в большинстве дел просьба о предоставлении иммунитета была удовлетворена.

Jus cogens?

В целом можно сказать, что с точки зрении теории созданные механизмы защиты прав человека работают и международное сообщество ярко показывает свое стремление к абсолютной защите прав человека, создает необходимые наднациональные организации, такие как Международный суд по правам человека, и подписывает соответствующие конвенции, в которых четко декларирует, что нормы о защите прав человека являются jus cogens, то есть предусматривают необходимые правила поведения в вопросе о защите прав человека на международной арене. Но, как можно заметить, на практике все далеко не так, и нежелание государств портить свои отношения часто приводит к тому, что вышеупомянутые правила не действуют и при желании государству и его служащим всегда можно уклониться от гражданско-правовой ответственности, даже если факт нарушения очевиден. Таким образом, можно прийти к заключению, что правила поведения на международном уровне, регулируемые конвенциями, не всегда консолидированы друг с другом.

 

КАРПЕНКО Наталья — LL.M., Венский университет, г. Вена (Австрия)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

Акцент

Восстановлению подлежит

Акцент

Новости юридических фирм

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» защитила интересы международной табачной компании

Юристы МПЦ EUCON представили интересы «Энергетической группы» в налоговом споре

Адвокаты ЮФ «Ильяшев и Партнеры» вошли в состав руководства НАСК «Оранта»

В фокусе: реформы

Справедливости рады

Государство и юристы

Новости законотворчества

В НК Украины уточнят понятие структурного подразделения

Санкции за неправомерное использование платежных карт усилят

Одобрены поправки Президента к Закону об СНБО

Государство и юристы

Символ меры

Обратный вход

Документы и аналитика

Судебное разрушение

Арестный ход

Неконституционное представление

Неделя права

Программный ход

ВККС вернулась в строй

Реформистские взгляды

Неделя права

Новости из-за рубежа

Юрфирмы зарабатывают на представительстве в Верховном суде США

Неделя права

Проект на троечку

Новости из зала суда

Судебная практика

«Укртрансгаз» должен уплатить 23 млн грн

«Автор Мюзик» не должен платить компенсацию

Новости юридических фирм

Частная практика

«ECOVIS Бондарь и Бондарь» защитили интересы МАУ в споре с Swissport International

Юристы Sayenko Kharenko выступили экспертами форума по праву ВТО

Н. Стеценко представил концепцию реформирования акционерных обществ с целью сближения с правом ЕС

Отрасли практики

Проверить на слово

Люкс-фактор

Сбору нет

Рабочий график

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Усилить защиту

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Репортаж

Путь да дело

Самое важное

СЭЗ «Крым»

Стратегия и практика

В круги своя

Риторический запрос

Судебная практика

Самовольное лицо

Тонкости перехода

Судебная практика

Судебные решения

О нюансах проведения публичных торгов по реализации имущества, находящегося в ипотеке

Судебная практика

Вернуть ребенка

О противодействии

Судебная практика

Судебные решения

Применение последствий недействительности сделки

Судебная практика

Реформирование исполнения

Часть имею

Тема номера

Теория соотносительности

Понимает настроение

Миноритарная реакция

Отложенный механизм

Частная практика

Расширение со знанием

Профессиональный подход

Кассовый орден

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: