Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №9 (1001) » Тендерный отпор

Тендерный отпор

Несовершенство процедур закупки юруслуг через гостендеры ставит под сомнение саму возможность получения заказчиком качественной юридической помощи
«Оригинальные» квалификационные требования — камень преткновения для многих участников тендеров

Государственные закупки все чаще попадают в фокус общественного внимания. Тендеры на привлечение юрсоветников госорганами и госкомпаниями — не исключение. Правда, ситуация здесь кардинально отличается: обсуждается не явно завышенная стоимость услуг победителей тендеров, наоборот, победителями становятся компании, предложившие цены существенно ниже декларируемых среднерыночных ставок. Мотивы такого демпинга могут быть разные: от желания заполучить в портфолио интересный и перспективный кейс именитого клиента, в котором можно наработать опыт и приобрести репутацию, до троллинга системы с целью привлечения внимания к проблемам с закупками юруслуг. Предмет отдельного обсуждения — допуск к участию в тендерах компаний, не ­соответствующих ­установленным требованиям, и их дисквалификация после «победы» по ценовому критерию.

«Юридическая практика» поинтересовалась у практикующих юристов их отношением к существующему порядку закупки юруслуг клиентами из публичного сектора, применяемым участниками тендеров инструментам конкурентной борьбы, а также расспросила о том, что необходимо сделать для улучшения ситуации.

 

Государство как клиент

 

Сергей Боярчуков, управляющий партнер ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры», одной из основных особенностей госзаказов называет практически всегда небольшой бюджет, при этом подчеркивая, что государство как таковое никогда не является заказчиком юридических услуг, потому что ими выступают либо государственные предприятия, либо государственные учреждения. «Однако есть и обратная сторона медали — обслуживать государственное учреждение престижно, потому что все понимают, что делаешь ты это за небольшое вознаграждение и ты настолько профессионален, что тебе доверяют сопровождать дела государственной важности», — добавляет г-н Боярчуков.

«Процесс выбора советника государственными компаниями и государственными органами в последнее время напоминает обычный фарс. Если ничего не изменится радикально в обозримом будущем, то уважающие себя юридические фирмы должны не просто прекратить участвовать в этом процессе, а инициировать привлечение лиц, ответственных за выбор юридических советников, к уголовной ответственности. Проблема лишь в том, что многие юридические фирмы сами замарали свое имя, выигрывая подобные «тендеры», — считает Михаил Ильяшев, управляющий партнер юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры». Государство он при этом называет «зачастую самым проблемным клиентом для юридической фирмы». С такой постановкой вопроса согласен и Тимур Бондарев, управляющий партнер АО Arzinger: «Подавляющее большинство государственных ведомств и компаний не имеют здоровой культуры аутсорсинга юридических услуг». В то же время он обращает внимание, что государство является «проблемным» клиентом юрфирм во многих странах мира, и Украина здесь не исключение. А говоря о наших реалиях, г-н Бондарев констатирует: «Все чаще лидеры национального и глобального юридического рынка отказываются работать на государство, в связи с чем в критический момент оно может оказаться без столь необходимой поддержки. Очевидно, что назрело время перемен…»

 

Сложности закупок

 

Констатируя, что система Prozorro, безусловно, положительно повлияла на ситуацию с гостендерами, участники рынка юридических услуг одновременно обращают внимание на сложности закупок именно юридических услуг и говорят о необходимости перемен. «Государству нужно срочно принять меры для оптимизации процессов расчетов с консультантами в части предоставления подтверждающих документов — требования чиновников настолько несуразны, что порой их физически невозможно выполнить», — заявляет Тимур Бондарев, добавляя, что «процедура закупки связана с огромными бюрократическими процедурами, некоторые из них являются очевидными атавизмами и пережитками советских времен: начиная от формальных требований к документам и завершая процессом принятия решений по тем или иным вопросам в процессе работы над проектом».

Владимир Забудский, юрист АО PwC Legal, подчеркивает, что публичные закупки юруслуг по-прежнему отличаются бюрократизмом и формализмом, которые отсутствуют в частном секторе. «Как следствие, участие в таких закупках связано с рутинной бумажной работой, а несущественные ошибки в тендерной документации не могут быть компенсированы никакими достоинствами поставщиков и часто становятся причиной отказа для дальнейшего участия компании в тендере», — считает г-н Забудский. Стремясь «отсеять» от участия в тендере недостаточно квалифицированных или малоопытных юристов, а также фирмы с сомнительной репутацией, заказчики устанавливают определенные квалификационные критерии для участников и технические требования к услугам. Однако эти требования не всегда определяются обоснованно, а иногда случаются и злоупотребления. «В тендерной документации можно встретить требования о наличии в штате юридической фирмы определенного количества кандидатов наук либо о присутствии фирмы в определенном рейтинге не ниже определенной позиции. Такие требования подчас совершенно не коррелируют с сутью услуг, необходимых заказчику. Встречаются и весьма оригинальные технические требования, например, о стопроцентной гарантии разрешения судебных споров в пользу заказчика. Безусловно, подобные явления отпугивают от участия в тендере значительное количество добросовестных юридических компаний», — приводит пример юрист АО PwC Legal.

 

Тендерное ценообразование

 

Но основным объектом критики юристов является приоритет ценового фактора при определении победителей. «Вопрос расчета стоимости юридических услуг при организации тендера непростой как для заказчика, так и для его участников. Базовая форма расчета стоимости юридических услуг — почасовая ставка. Не для каждого проекта можно заранее определить фиксированный бюджет. Если же говорить о постоянном юридическом обслуживании (например, на протяжении года), то расчеты тут могут быть весьма приблизительными. Поэтому, формируя тендерные предложения по такого рода закупкам, юридические фирмы вынуждены учитывать риск того, что проект в итоге окажется для них нерентабельным», — считает Владимир Забудский.

Сергей Боярчуков в свою очередь отмечает, что просчитать стоимость проекта «на старте», безусловно, можно. «Будущая услуга переводится в приблизительное количество часов, которые необходимо потратить на этот проект. Однако в любой консалтинговой компании существует градация почасовых ставок: у партнера ставка одна (как правило, самая высокая), у советников — другая, у юристов — третья и так далее. В этом тоже одна из проблем с закупками. Когда нам сообщают, что предприятие рассчитывает купить 360 часов юридической работы, возникает закономерный вопрос: какой? 360 часов управляющего партнера, старшего юриста или административного персонала? Это не учитывается. Но благодаря опыту нам удается вычислить наиболее оптимальную пропорцию», — рассказал управляющий партнер ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры».

Юрий Кацер, руководитель отдела юридического консультирования «КПМГ-Украина», говоря о тендерном ценообразовании, отметил, что каждый участник тендеров исходит из своей бизнес-стратегии и собственных приоритетов. «Много различных и часто субъективных факторов могут влиять на цену, выставляемую юрфирмой по конкретным тендерам. Возможно, что для кого-то именно такой проект будет интересен с профессиональной, имиджевой точки зрения или развития, поэтому такая фирма может ставить более низкую цену, чем обычно. Для кого-то уровень доходности проектов важнее, в таком случае ниже определенной границы они не опустятся. Это вопрос индивидуальный. Но в любом случае компания, уважающая себя и играющая по рыночным правилам, не будет особо подстраиваться под тендеры или под какой-то государственный заказ, тем более что это не всегда надежно и оправданно», — подчеркнул юрист.

«Следует также отметить, что в публичном секторе, который исторически удостоен повышенного внимания со стороны общественности, на стоимость юридических услуг влияет репутационный фактор. Как показывает практика, некоторые юридические компании, главным образом молодые и развивающиеся, готовы пойти на демпинг или даже оказывать услуги бесплатно, чтобы иметь возможность записать в свое портфолио крупный бренд или резонансное дело. Именитые компании, наоборот, тщательно взвешивают репутационные риски и могут даже отказаться от участия в тендере, если эти риски слишком высоки», — добавляет Владимир Забудский.

 

Вектор перемен

 

По мнению Юрия Кацера, усовершенствовать закупки юридических услуг государством можно путем отмены специфических процедур закупок, предусмотренных для некоторых государственных органов. «Это позволит повысить прозрачность и эффективность таких закупок. Кроме того, целесообразно, чтобы правоприменительная практика (в первую очередь АМКУ и суды) выработала четкие критерии оценки квалификационных требований для той или иной юридической услуги (продукта) на предмет соответствия их принципам недискриминации, максимальной экономии и эффективности», — говорит представитель «КПМГ-Украина».

«Закупки юридических услуг могут быть усовершенствованы лишь путем устранения существующих негативных практик. Следует стремиться к объективному и реалистичному определению заказчиками бюджетов проектов, установлению адекватных и обоснованных технических требований и квалификационных критериев, недопущению различных злоупотреблений. Чтобы достичь этого, требуются как усилия самих заказчиков, так и своевременная реакция на нарушения со стороны участников закупок, СМИ и общественности», — считает Владимир Забудский.

«Уважающим себя юридическим фирмам необходимо прекратить участвовать в фарсе и оспаривать все сомнительные тендеры», — призывает Михаил Ильяшев. Тимур Бондарев обращает внимание на целесообразность отказа от ценового критерия как основного критерия отбора консультанта: «Разумеется, цена имеет значение, но ее удельный вес при оценке предложений не должен иметь решающее дело, когда речь идет о принципиальных спорах». Сергей Оберкович, старший партнер ЮФ GOLAW, говорит о необходимости унификации всех квалификационных требований — «они должны быть обязательными, а не зависеть от выбора заказчика».


БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

«Качественные юридические услуги стоят дорого» — Тимур Бондарев

 

Тимур БОНДАРЕВ, управляющий партнер АО Arzinger

— В чем особенность государства как клиента юрфирмы?

— К сожалению, у подавляющего большинства государственных ведомств и компаний нет здоровой культуры аутсорсинга юридических услуг. Зачастую это обусловлено наличием огромных юридических департаментов, которые с «непониманием» (и очень ревностно) относятся к внешним консультантам и в силу ряда причин не готовы впускать их в сферу собственного влияния.

Необходимо также помнить, что к государственным деньгам приковано особое внимание государственных контролирующих и правоохранительных органов, которые пытаются внимательно «изучить» контрагента государства, что также приводит к определенному дискомфорту. Немаловажным фактором является и то обстоятельство, что государственные закупки на Украине традиционно были овеяны ореолом коррупции, в связи с чем любые проекты с государственными деньгами рассматриваются и воспринимаются общественностью и бизнесом как имеющие по умолчанию «откатную» составляющую и, соответственно, бросающие тень на компанию, получившую государственный контракт, будь то строительство, реклама или юридические услуги. Не секрет, что практика знает случаи, когда государство не рассчитывалось с юридической фирмой даже в случае позитивного результата ее работы. По указанным выше причинам многие уважающие себя юридические фирмы из принципиальных и репутационных соображений напрямую не работают с клиентами из бюджетной сферы.

 

— Является ли ценовой фактор единственным инструментом конкурентной борьбы в гостендерах?

— Сегодня это так, даже если декларируется иное. К сожалению, основным критерием отбора юридического советника так или иначе остается именно стоимость услуг, в связи с чем выигрывают фирмы, которые, не имея надлежащей экспертизы, откровенно демпингуют — подтверждением тому служат недавние дискуссии на эту тему, вышедшие в публичную плоскость.

За кадром остаются такие важные критерии отбора, как наличие соответствующей квалификации, опыта и репутации фирмы в той или иной сфере. К сожалению, мы не видим тщательной работы по переквалификации потенциальных биддеров. По нашему глубокому убеждению, в большинстве своем шорт-лист составляют по очень непрозрачным критериям, основываясь на маркетинговой агрессивности соответствующей компании, равно как и на личных отношениях, а не на ее реальном опыте в соответствующем деле. Зачастую формирование предмета закупки формулируется таким образом, чтобы «впустить» желаемую фирму на начальный этап дела за небольшие бюджеты и таким образом отсечь конкурентов, впоследствии расширив бюджет компании, следуя принципу «коней на переправе не меняют». Подобная практика далека от прозрачности и не придает оптимизма потенциальным участникам тендеров.

 

— Можно ли на этапе подачи тендерной заявки просчитать финальную стоимость проекта?

— Наша практика показывает, что залогом успеха при расчете бюджета проекта является максимальная детализация потенциального объема работ. Но поскольку в судебных спорах это практически невозможно, возникает большой вопрос относительно возможности фиксации конкретного бюджета проекта, в связи с чем большинство профессиональных и опытных юридических фирм попросту не готовы говорить о кэпах в судебных спорах, предлагая фиксированный бюджет на определенные, четко оговоренные и заранее понятные этапы работ, оставляя за собой право увеличить бюджет при наступлении обстоятельств, которые не были известны на момент начала работы (процессуальные диверсии оппонента, появление иных требований и судебных процессов и т.д.). В то же время государство не всегда готово идти на подобные оговорки, что противоречит здравому смыслу и принципу работы юридических фирм, которые создаются в том числе и для того, чтобы приносить прибыль партнерам.

 

— Что необходимо сделать для улучшения ситуации с гостендерами на юруслуги?

— Государство должно наконец-то осознать, что качественные юридические услуги (особенно если речь идет о международном (инвестиционном) арбитраже) стоят дорого — дешевый сыр только в мышеловке. В этой связи нужно отказаться от ценового критерия как основного критерия отбора консультанта; разумеется, цена имеет значение, но ее удельный вес при оценке предложений не должен иметь решающее значение, когда речь идет о принципиальных спорах. Практике известны случаи, когда привлекаемый консультант, работая на государство за смешные бюджеты, фактически оплачивается оппонентом, и его задача заключается в том, чтобы «слить дело». Таким образом, государство оказывает себе медвежью услугу…

 

(Беседовал Алексей НАСАДЮК,

«Юридическая практика»)


БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

«Изменение процедур не дало ожидаемых результатов» — Михаил Ильяшев

 

Михаил ИЛЬЯШЕВ, управляющий партнер ЮФ «Ильяшев и Партнеры»

— С какими сложностями может столкнуться юрфирма, сотрудничая с клиентом -государством?

— В нашей стране госорган или госкомпания — это зачастую самый проблемный клиент для юридической фирмы: подписание акта выполненных работ и получение денег за оказанные услуги — это не конец, а только начало истории. Через какое-то время приходится объяснять фининспекции, а иногда и правоохранительным органам, что услуги действительно оказывались, что это не было схемой присвоения госсредств, а сам лишь факт наличия в госкомпании юротдела не ставит любого внешнего юридического советника «вне закона»… Иногда трудозатраты на подобные объяснения превышают трудозатраты на непосредственное оказание услуг.

 

— Изменились ли критерии выбора юрсоветников и особенности подачи тендерной документации в связи с переходом к открытым закупкам юруслуг через систему Prozorro?

— Процедуры поменялись, но не привели к ожидаемым результатам. Критерии выбора задает не система, а госкомпания как клиент. Становится обидно, когда основным критерием является цена, ведь чиновник не всегда руководствуется ценовым фактором как основным, даже самостоятельно заказывая химчистку своей одежды, что уж говорить о сложных юридических услугах.

Но вдвойне неприятны критерии, выписанные для конкретного исполнителя, тем более когда наш коллега — потенциальный победитель сам же и помогал госкомпании их составлять. И это уже вопрос этичности в конкуренции. Мы — лидеры рынка юридических услуг — должны воздерживаться от подобных действий.

Никто из нас не подаст руку тому, кто, например, отнял милостыню у слепого на улице, но мы готовы общаться с теми, кто манипулирует квалификационными требованиями для участия в тендере госкомпании. Более того, возникает закономерная реакция: раз конкурент так делает, почему я не могу? И запускается маховик. Точнее, он уже запущен, и необходимо его остановить. Пока подобные действия не будут считаться позорными среди нас — это будет продолжаться. У нас же скорее будут считать неэтичным, если ты, видя подобные манипуляции, обратишься в Антимонопольный комитет или правоохранительные органы.

 

— Как происходит расчет стоимости услуг юрфирмы, подающей тендерную заявку?

— Все зависит от услуги. Если услуга заключается в подготовке договора, то не будет проблемой просчитать ее стоимость. А если речь идет о судебных процессах, без информации о деле это сделать проблематично даже для представительства в одной инстанции.

Тут не могу не вспомнить, как был возмущен, когда мы получили от НБУ запрос предоставить свое предложение относительно стоимости юридических услуг на представительство в судах (не сказано, в каких конкретно делах) во всех инстанциях. Или запрос на подготовку коммерческого предложения на участие в нескольких конкретных делах, находящихся на разных стадиях, с указанием только номеров дел. При этом на подготовку коммерческого предложения отводилось меньше одного рабочего дня. Возникло желание обратиться к руководству госоргана, чтобы лица, ответственные за эти вопросы, были привлечены к ответственности: подобные запросы свидетельствуют либо о полной некомпетентности сотрудника, либо о том, что эти запросы — всего лишь имитация поиска подрядчика, когда он уже давно известен.

 

— Влияет ли публичная информация о стоимости юруслуг для государства на взаиморасчеты с другими клиентами юрфирмы?

— Пока нет, но надеюсь, что очень скоро будет влиять. На месте клиента я бы требовал для себя условия, которые не хуже предоставляемых госкомпании. Более того, мне известно, что у некоторых юридических фирм существуют и контрактные обязательства с конкретными клиентами относительно работы по так называемым наилучшим ценам, то есть при предоставлении скидки кому-то при тех же условиях юрфирма гарантирует такому клиенту такие же наилучшие условия.

— Каковы возможные пути усовершенствования процессов закупки юридических услуг государством?

— Мне кажется, все достаточно просто. Необходимо привлечь к ответственности несколько лиц как со стороны заказчика, так и со стороны исполнителей, и все наладится достаточно быстро. А уважающим себя юридическим фирмам необходимо прекратить участвовать в фарсе и начать оспаривать все сомнительные тендеры.

 

(Беседовал Алексей НАСАДЮК,

«Юридическая практика»)


Мнения

Справедливые критерии

Сергей ОБЕРКОВИЧ, старший партнер ЮФ GOLAW

С точки зрения бизнеса для юридической фирмы не имеет никакого значения наличие или отсутствие доли государства в уставном капитале клиентов. Закон формирования справедливой (конкурентной) цены в условиях рыночной экономики через баланс спроса и предложения не являются исключением и для рынка профессиональных услуг. Предоставление юридических услуг наивысшего качества возможно только в случае привлечения к их оказанию лучших юридических талантов, что особенно важно для защиты публичных интересов. Допуcк к участию в публичных закупках юридических услуг широкого круга юридических фирм является, безусловно, правильным решением. Но, к сожалению, определение победителя закупок исключительно на основании самой низкой цены и без учета профессионального опыта не приводит к эффективной защите интересов государства и общества. При наблюдении за ходом и определением победителей публичных закупок создается впечатление, что государственные органы и компании проводят отбор юридических советников достаточно формально или же, наоборот, выдвигают к участникам требования, которые представляются явно дискриминационными и специально разработанными под определенную компанию. Бывают случаи, когда победителями в тендерных закупках объявляются участники с сомнительной квалификацией и далеко не с лучшими предложениями.

Безусловно, введение системы Prozorro привнесло много положительных изменений в процедуру закупки товаров, работ и некоторых услуг для государства и территориальных общин. С целью обеспечения эффективного осуществления закупок, создания конкурентной среды, предотвращения проявлений коррупции закон предусматривает многие инструменты для регулирования этих правоотношений, а также усиливает ответственность в сфере публичных закупок. Но, по нашему мнению, проблема закупки юридических услуг для защиты публичных интересов все же не решена. При изготовлении тендерной документации для закупки юридических услуг заказчикам нужно устанавливать четкие и справедливые квалификационные требования к участникам — юридическим фирмам, а именно: наличие работников соответствующей квалификации с достаточными знаниями и опытом; длительность трудоустройства; документальное подтверждение предоставления аналогичных услуг (конечно же, с соблюдением адвокатской тайны); письменные рекомендации клиентов, возможно, также полис страхования профессиональной ответственности. Кроме того, после подачи тендерного предложения следует проводить с участниками собеседования с использованием средств видеофиксации и размещать эту информацию на веб-портале уполномоченного органа по вопросам закупок вместе с тендерными предложениями, а также учитывать профессиональные публичные признания. На наш взгляд, такие квалификационные критерии при определении победителя в предоставлении юридических услуг должны быть обязательными, а не зависеть от выбора заказчика.

Мы твердо убеждены, что цена должна быть рыночной, то есть одинаковой для всех клиентов. Если же фирма решила предоставить услуги по цене ниже себестоимости или безвозмездно, то это может быть проявлением реализации социальной ответственности или проектом pro bono. Вместе с тем, конечно же, у каждой фирмы есть свои критерии социальной ответственности и условия предоставления услуг pro bono.

 

Репутация & квалификация

Сергей БОЯРЧУКОВ, управляющий партнер ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры»

Я категорически против выбора юридических консультантов посредством тендерной процедуры в принципе. Я глубоко убежден, что выбирать юриста, отталкиваясь от его ценового предложения, — глупость. С таким подходом в сухом остатке ты найдешь самого глупого юриста с самым маленьким гонораром. Когда ты покупаешь услугу, цена не может служить решающим фактором. Им должны быть репутация и квалификация. Мы же не выбираем художника или произведение искусства по ценовому критерию? То же касается и юридических услуг. Кто-то может провести 20 часов, занимаясь рутинной юридической работой, а я могу за 15 минут придумать некую цепочку юридических действий, которая приведет к искомому результату моего клиента, и это будет и эффективнее, и быстрее. И, самое интересное, в итоге обойдется дешевле несмотря на то, что за условный час своей работы я могу попросить такой же гонорар, как другой юрист попросит за пять часов своего менее эффективного труда. Это классический пример, когда скупой платит дважды.

Есть клиенты, с которыми наша компания готова работать pro bono. Есть клиенты, с которыми я готов год работать по низким расценкам, понимая, что таким образом я повышаю престиж своей компании и в будущем буду использовать его для заработка денег в другом месте. Есть клиенты, в которых я готов инвестировать даже собственные деньги: у нас есть примеры, когда мы вкладываем собственные деньги, рассчитывая на success fee.

Что касается тендера на обслуживание НБУ, то я всегда декларировал (и продолжаю это делать), что мы готовы воспринимать НБУ как проект pro bono. В моем понимании это классический пример повышения престижа компании. Ни для кого не секрет, что мы позиционируем себя как компания, которая нацелена на обслуживание банковского сектора. Соответственно, если я обслуживаю НБУ, то в коммерческих банках мне уже не задают вопросов о моей квалификации, поскольку мне доверяет Национальный банк Украины.

 

Необоснованные требования

Юрий КАЦЕР, руководитель отдела юридического консультирования «КПМГ-Украина»

Исходя из наше­го опыта участия в подобных тендерах (конкурсах), кроме цены оцениваются также опыт работы в конкретной сфере и иногда даже порядок оплаты. Более того, если заказчик услуг действительно хочет получить качественную услугу по сложному нестандартному проекту, он прописывает квалификационные требования к участникам. Таким образом, отсекаются сомнительные компании или компании, у которых нет соответствующего персонала, опыта ведения аналогичных проектов и т.д.

Хотя следует отметить, что в некоторых случаях возникают вопросы и к квалификационным требованиям. Некоторые заказчики выдвигают условия, которые выглядят очень сомнительно с точки зрения их обоснованности и при этом направлены на искусственное ограничение круга участников тендера. Так, в одной из тендерных документаций мы видели такое условие для участия в тендере, как наличие в штате хотя бы одного кандидата наук. Закупка проводилась для сопровождения налоговых споров, и при этом тендерная документация требовала наличия одного адвоката. В чем причина требования относительно кандидата наук, нам, откровенно говоря, непонятно.


Комментарий

Ценовая предопределенность

Владимир ЗАБУДСКИЙ, юрист AO PwC Legal

Ценовой фактор является определяющим и, как правило, единственным критерием выбора поставщика в публичном секторе, по крайней мере среди тех заказчиков, которые связаны нормами Закона Украины «О публичных закупках». Закон предоставляет заказчикам возможность при выборе лучшего предложения уделить до 30 % веса неценовым критериям. Однако этим недавним нововведением пока мало кто пользуется. Кроме того, в качестве неценовых критериев могут быть выбраны лишь те, которые поддаются математическому исчислению: срок предоставления услуг; объем ответственности поставщика и т.д. Так, при выборе юридической компании представители госпредприятий не могут руководствоваться теми критериями, которые часто движут заказчиками из частного сектора: репутация, положительные рекомендации, собственное впечатление о компетентности юристов, сложившееся по результатам общения, и пр.

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Акцент

Полюсы и минусы

Анонс

Фарма гарантирует

Государство и юристы

Желая недвижимость

Согласовать применение

Бег в помощь

Полиграфкомбинат

Новости из зала суда

Судебная практика

ВССУ определил, какой суд будет рассматривать дело полицейского С. Олийныка

КАХС: российский «Газпром» должен уплатить в госбюджет Украины почти 172 млрд грн

Новости юридических фирм

Частная практика

О. Погребенник сдала экзамен для получения квалификации солиситора в Англии и Уэльсе

ЮФ Sayenko Kharenko сопровождала приобретение украинского банка иностранным инвестором

Interlegal продолжает успешную практику арестов судов в обеспечение требований должника

Юристы ILF участвуют в разработке законопроекта об энергетических кооперативах

АО PwC Legal усиливает практики интеллектуальной собственности, IT и защиты персональных данных

ЮФ Asters выступила советником HiPP Group по антимонопольному праву

ПЮА «Дубинский и Ошарова» завершило три проекта о признании торговых марок Jack Daniel’s общеизвестными на Украине

Отрасли практики

Сетевая плата

Вызвать понятных

Лига жалоб и предложений

Противоречивые акты

Рабочий график

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Милицейское будущее

Репортаж

Консолидация усилит

Решения недели

Судебная практика

Не имеют силы правового акта

Пересмотр арендной платы

Самое важное

Возвратное движение

Неоправданный шаг

Отчетная запись

Война миров

Судебная практика

Сработать на износ

Показательная база

Кандидатский максимум

Тема номера

Ликвидационный плен

Хоть конем

Угроза среди ясного неба

Частная практика

Расходная честь

Конференц-залп

Тендерный отпор

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: