Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Сто угодно

Рубрика Акцент
Наряду с изменениями в организации деятельности органов судейского управления в президентском законопроекте предложено сократить численность судей ВС до 100 человек
Сегодня штатная численность Верховного Суда составляет 193 судьи

Слухи о возможном переформатировании органов судейского управления и сокращении количества «верховных» судей, упорно ходившие в кулуарах новой власти в течение ­нынешнего лета, нашли свое законодательное подтверждение. Все тайное стало явным после торжественного открытия работы Верховной Рады Украины IX созыва, когда в один день — 29 августа с.г. — законодательные инициативы посыпались на головы новых народных депутатов Украины, как из рога изобилия. В их числе был и проект закона № 1008, инициированный главой государства и определенный им как неотложный для рассмотрения парламентом. Изменения, предложенные в этом законопроекте, настолько масштабные (особенно с точки зрения их реализации), что их смело можно назвать очередной «малой судебной реформой».

Глас да глаз

Другой вопрос, чем теперь будет заниматься профильная рабочая группа Комиссии по вопросам правовой реформы?.. Ведь после того как 7 августа 2019-го указом Президента Украины был утвержден персональный состав этого консультативно-совещательного органа при главе государства и очерчен его фронт работы по шести разным направлениям, в том числе по развитию законодательства об организации судебной ­власти и ­осуществлении правосудия, казалось, что представители новой генерации власти пойдут по уже проторенному своими предшественниками пути. Ожидалось, что все концептуальные идеи проведения дальнейшего реформирования будут рождаться в экспертных умах, а реализовываться — законодательными. Но, похоже, в случае с судебной реформой законодателям понадобился «блиц-криг». При этом форсировать законодательные события решили старым, давно проверенным парламентским способом: в рамках одной законодательной инициативы «объять необъятное», то есть «под соусом» изменений, задекларированных в ее названии, подать еще и «второе блюдо» — пакет изменений, никак не связанных с названием проекта. Так, нынешний проект именуется «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно деятельности органов судейского управления», но содержит много изменений, абсолютно не касающихся работы заявленных институций — Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККС) и Высшего совета правосудия (ВСП).

Более того, законодательной инициативой предлагается отказаться от одного из ноу-хау судебной реформы образца 2016 года, направленного на обеспечение стабильности профильного судейского законодательства. Речь идет о предложении исключить часть 2 статьи 4 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» (Закон), в которой установлено, что изменения в этот Закон могут вноситься исключительно (!) законами о внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей».

Такое правило, призванное обезопасить законодательные нормы от перманентной коррекции, сегодня действует, например, для положений Бюджетного кодекса Украины, изменения в который можно вносить исключительно законами о внесении изменений в этот кодекс. Справедливости ради отметим, что даже после появления аналогичного условия в профильном судейском законе нередко парламентарии его игнорировали. За последние три года, с момента, когда вступила в силу новая редакция Закона (это произошло, напомним, 30 сентября 2016-го), его положения корректировались четырьмя разными законами, и лишь в одном случае упомянутое выше требование было соблюдено. Речь идет о Законе Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» в связи с принятием Закона Украины «О Высшем антикоррупционном суде».

Сокращение строптивого

Предложение сократить количество «верховных» судей вдвое стало главным нормотворческим сюрпризом проекта № 1008. Для этого предлагается откорректировать положения части 1 статьи 37 Закона, установив предельную численность «верховных» судей на уровне 100 человек. Сейчас эта кадровая величина, прописанная в профильном судейском законе, напомним, вдвое выше — не более 200 судей. Следует отметить, что сейчас в наивысшей судебной инстанции государства работают 193 судьи, из них 50 — в Кассационном административном суде в составе Верховного Суда (ВС), 47 — в Кассационном гражданском суде в составе ВС, 38 — в Кассационном хозяйственном суде в составе ВС, 37 — в Кассационном уголовном суде в составе ВС, 21 (включая Председателя ВС Валентину Данишевскую) — в Большой Палате ВС.

Каким образом планируется провести сокращение судейского штата ВС, становится понятно из заключительных положений проекта Закона «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно деятельности органов судейского управления». Ими среди прочего установлено, что ВККС в течение двух месяцев со дня формирования ее нового состава (подробнее об изменениях в этой части мы расскажем в следующем блоке данной статьи) проводит отбор судей в кассационные суды в составе Верховного Суда из числа судей соответствующих кассационных судов ВС по критериям профессиональной компетентности, этики и добропорядочности. Порядок проведения соответствующего отбора будет утверждаться ВККС по согласованию с ВСП. Правда, этому кадровому «отсеиванию» должно предшествовать определение количества должностей судей в каждом из четырех кассационных судов ВС с учетом, в частности, законодательных требований относительно судебных палат, которые обязательно создаются в кассационном суде, и порядка формирования Большой Палаты ВС. Напомним, что, согласно предписаниям профильного судейского закона, количество судей в судах определяет Государственная судебная администрация (ГСА) Украины по согласованию с ВСП. При этом в случае с ВС — единственным судом, максимальная численность которого установлена в Законе, суммарное количество судей, работающих в четырех кассационных судах ВС, может быть значительно меньшим, чем предложенная в проекте № 1008 кадровая планка, скажем, не 100 человек, а 90 или 80.

В заключительных положениях законодательной инициативы Президента Украины также оговаривается, что судьи кассационных судов в составе ВС продолжают осуществлять правосудие в пределах полномочий, определенных процессуальным законом, до момента принятия соответствующего решения Высшим советом правосудия. Последним днем работы «верховного» судьи, не прошедшего процедуру данного отбора, является дата, указанная в решении ВСП: такой судья может быть переведен в соответствующие апелляционные суды с учетом рейтинга, сформированного по результатам конкурсного отбора.

О мотивах проведения сокращения судей Верховного Суда в главном сопроводительном документе к проекту № 1008 — его пояснительной записке не сказано ни слова. Это и не удивительно, ведь подобные «метаморфозы» с наивысшей судебной инстанцией страны за последние девять лет происходили с завидным постоянством при каждой новой власти, представители которой особо не утруждали себя приведением должной аргументации для такого шага. Более того, даже задекларированные на законодательной «бумаге» политические намерения не всегда совпадали с реальными целями реформаторов. Вспомнить хотя бы 2010 год, когда два профильных судейских Закона «О судоустройстве Украины» и «О статусе судей» были объединены в один — «О судоустройстве и статусе судей», которым среди прочего предполагалось существенно ослабить роль Верховного Суда Украины (ВСУ) путем не только урезания его полномочий, но и сокращения судейского штата до 20 человек. Причем провести данное кадровое усечение изначально планировали добровольно-принудительно: «верховные» судьи могли по собственному заявлению получить перевод в высшие специализированные суды, включая новый Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, созданный в 2010-м, или в апелляционные инстанции. Когда же изначальный законодательный замысел не сработал, парламентарии попробовали реализовать радикальный нормотворческий сценарий проведения кадрового отбора судей ВСУ с помощью ВККС (параллель с нынешней ситуацией напрашивается сама собой!), но в результате и этот концепт воплотить в жизнь не удалось. Как известно, впоследствии ВСУ был возвращен статус-кво: частично расширены полномочия и более чем вдвое увеличена численность судей — до 48 человек. Официальный мотив изменений в части деятельности ВСУ образца 2010-го — стремление законодателей решить проблему «двойной кассации», хотя неофициальная версия реформирования ВСУ выглядела более правдоподобной: ослабить роль в судебной системе тогдашнего председателя ВСУ Василия Онопенко.

Еще одна параллель с «верховной перезагрузкой», но более свежая, датированная концом мая 2016-го. Именно тогда все юридическое сообщество Украины узнало, что стоит за изменением конституционного названия наивысшей судебной инстанции страны с «Верховный Суд Украины» на «Верховный Суд». Три года назад переформатирование «верхушки» судебной системы — ликвидацию ВСУ и трех высших специализированных судов и создание на их материально-технической базе нового Верховного Суда — было подано «под соусом» перехода Украины от четырехзвенной к трехзвенной модели судебной системы. Хотя ни для кого не секрет, что такой сценарий стал альтернативой радикальной версии перезагрузки всего судейского корпуса (увольнения всех судей!), на которой тогда настаивали представители отдельных политических сил.

Пока что официальных комментариев относительно мотивов проведения очередного «верховного усечения» новое поколение реформаторов не дает. Тем не менее можно предположить, что в этом случае речь идет не только о банальном политическом антагонизме, но и экономической целесообразности.

Суд да деньги

Помимо трансформаций в Верховном Суде еще одним подтверждением того, что параллели судебной реформы все же пересекаются независимо от времени и персоналий реформаторов, стали изменения в финансовой части. В ходе анализа предложенных в законопроекте № 1008 новаций относительно судейского вознаграждения и оплаты труда членов ВСП и ВККС чувство законодательного дежавю только усиливается.

Повышение уровня материального обеспечения судей уже не раз становилось неким бонусом за очередные реформенные неудобства. Правда, заявленные законодательные гарантии в этой части на практике редко удавалось реализовать, а те, которые все же воплощались в жизнь, имели определенный «срок годности». Среди прочего в президентской законодательной инициативе предложено пересмотреть уровень базового размера должностного оклада «верховного» судьи, уменьшив его с 75 прожиточных минимумов для трудоспособных лиц до 55 (изменения в пункте 3 части 3 статьи 135 Закона). Напомним, что в новой редакции профильного судейского закона, принятой в 2016-м, было предусмотрено существенное увеличение судейского вознаграждения. Причем только судьи Верховного Суда получили заявленный размер сразу (с 2017-го), а для представителей других инстанций был установлен график поэтапного увеличения.

В проекте № 1008 предлагается уменьшить не только базовый размер должностного оклада судьи наивысшей судебной инстанции страны, но и заработную плату членов органов судейского управления. Так, размер вознаграждения членов ВККС, которые не являются судьями, устанавливается на уровне должностного оклада судьи высшего специализированного суда: в 2019-м он исчисляется 40 прожиточными минимумами для трудоспособных лиц, а в следующем должен быть увеличен до 50 указанных финансовых величин. Отметим, что сегодня зарплата членов ВККС установлена в размере должностного оклада судьи ВС с коэффициентом 1,5. Аналогичный уровень вознаграждения сегодня получают и члены ВСП, правда, и его в проекте № 1008 предложено понизить, установив на уровне должностного оклада «верховного» судьи.

Среди предлагаемых главой государства законодательных изменений в плане материального обеспечения судебной системы есть и давно ожидаемые судейским сообществом. Так, проектом закона № 1008 предусмотрено исключить пункты 22 и 23 раздела ХІІ «Заключительные и переходные положения» Закона. Указанные нормы уже не раз признавались представителями органов судейского самоуправления дискриминационными, поскольку «привязывали» получение судейского вознаграждения в новых повышенных размерах к прохождению судьей квалификационного оценивания или назначения его на должность по результатам конкурса, проведенного после 30 сентября 2016-го (после вступления в силу новой редакции Закона).

Сами в управлении

О своем намерении пересмотреть формат работы органов судейского управления представители новой власти заявили буквально сразу. Параллельно обсуждалось несколько сценариев: первый — объединить ВККС и ВСП в один орган; второй — провести «люстрацию» нынешних членов этих двух институций. Как свидетельствует предложенный в проекте № 1008 концепт, оба указанных сценария отчасти нашли поддержку.

Так, люстрационный вариант предлагается применить только к некоторым кадровым позициям: лицам, занимающим в совокупности не менее одного года в период с 21 ноября 2013 года по 19 мая 2019 года должность (должности) председателя ВККС, председателя ГСА Украины, их заместителей. То есть меры по очищению власти будут применены к Сергею Козьякову, возглавляющему Комиссию, нынешнему председателю ГСА Украины Зеновию Холоднюку и его заместителям.

От идеи провести кадровую перезагрузку ВСП, похоже, отказались, чего не скажешь о ВККС. Правда, поменять нынешний состав Комиссии решили не с помощью люстрационного механизма, а посредством изменения законодательного регулирования организации работы и порядка формирования этого органа судейского управления. Из независимого органа ВККС предлагается перевести в разряд институции, которая полностью подчиняется ВСП. Напомним: сегодня в состав ВККС входят 16 членов, которые избираются/назначаются как коллегиальными органами (съездом судей — восемь человек, главными форумами адвокатов и ученых-юристов — по два человека), так и конкретными должностными лицами — омбудсменом и председателем ГСА Украины (квота каждого субъекта — два члена Комиссии). Проектом № 1008 предлагается совершенно иной концепт формирования ВККС. В ее состав будут входить 12 членов, назначаемых Высшим советом правосудия по результатам конкурса сроком на четыре года. Конкурс на занятие должности члена ВККС, как прописывается в проекте № 1008, проводит ВСП на основе принципов верховенства права, публичности и политической нейтральности, правда, не самостоятельно, а с помощью специальной конкурсной комиссии. В ее состав должны входить шесть человек: три лица, избранные Советом судей Украины из числа ее членов, и еще три человека из числа международных экспертов, предложенных международными организациями, с которыми Украина сотрудничает в сфере предотвращения и противодействия коррупции в соответствии с международными договорами Украины, в состав Общественного совета международных экспертов, созданного в соответствии с Законом Украины «О Высшем антикоррупционном суде». Порядок получения ВСП предложений от международных организаций в отношении лиц из числа международных экспертов определяется положением о конкурсе, который утверждается самим ВСП. Кроме того, данный конституционный орган утверждает целый ряд других процедурных актов, в том числе регламент ВККС, который определяет порядок работы Комиссии.

Создание комиссии для проведения конкурса на занятие должности членов ВККС — это не единственное институциональное изменение, предложенное в президентской законодательной инициативе. При ВСП предлагается создать другой вспомогательный коллегиальный орган — Комиссию по вопросам добропорядочности и этики, которая должна обеспечить прозрачность и подотчетность членов ВСП и ВККС. В состав данной институции также должно входить шесть человек: три члена ВСП (кроме председателя Совета) и три международных эксперта, кандидатуры которых были предложены международными организациями, с которыми Украина сотрудничает в сфере предотвращения и противодействия коррупции в соответствии с международными договорами Украины, в состав Общественного совета международных экспертов. Такая Комиссия, как устанавливается в проекте закона № 1008, будет действовать на основании соответствующего положения, которое должно быть утверждено на ее первом заседании.

Перед такой Комиссией будут поставлены четыре основные задачи. Первая — контроль за соблюдением членом ВСП и ВККС критериев добропорядочности, этических стандартов судьи как составляющей профессиональной этики члена Высшего совета правосудия, Высшей квалификационной комиссии судей Украины и обеспечением прозрачности в работе этих органов судейского самоуправления. Вторая — внесение представления об увольнении члена ВСП с должности на основаниях, определенных пунктами 3–6 части 1 статьи 24 Закона Украины «О Высшем совете правосудия». Отметим, что решение об увольнении членов ВККС, согласно предложенным изменениям, будет принимать ВСП на своем заседании большинством голосов от его состава, но по соответствующему представлению Комиссии по вопросам добропорядочности и этики, когда речь будет идти об основаниях, определенных пунктами 3–6 части 1 статьи 96 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» (указанная норма проектом № 1008 излагается в новой редакции). Это третья функциональная обязанность указанной Комиссии. И, наконец, четвертая — это некая мониторинговая миссия — «содействие учету членами ВСП и ВККС общественного мнения при выполнении возложенных на них задач».

Дисциплинарная миссия

Последний блок изменений проекта № 1008, о котором мы бы хотели рассказать в рамках данной статьи, касается дисциплинарного производства. Порядок его осуществления ВСП предложено проводить фактически по аналогии с началом уголовного производства. Прописывается (изменения в положения статьи 42 Закона Украины «О Высшем совете правосудия»), что дисциплинарное производство начинается после получения в соответствии с Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей» жалобы относительно дисциплинарного проступка судьи, сообщения о совершении дисциплинарного проступка судьей (буквально это предписание можно толковать как анонимное уведомление), или после самостоятельного (!) выявления членами ВСП из любого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении судьей дисциплинарного проступка, или по инициативе Дисциплинарной палаты, комиссии по вопросам добропорядочности и этики или ВККС в определенных законом случаях. Сегодня, напомним, механизм привлечения судьи к дисциплинарной ответственности можно запустить по жалобе конкретного адресанта или же по инициативе дисциплинарной палаты ВСП либо ВККС. Кроме того, проектом № 1008 предложено конкретизировать постулат относительно осуществления дисциплинарного производства в разумные сроки, прописав, что срок дисциплинарного производства не должен превышать 30 дней с момента получения дисциплинарной жалобы.

Ожидается, что президентская законодательная инициатива станет предметом рассмотрения в здании под куполом уже на этой неделе и, судя по нынешним парламентским настроениям, имеет все шансы быть принятой.

Ольга КИРИЕНКО • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

Частная практика

FinTech-осмотр

Прокачать soft

Привычное «дело»

Тема номера

Перевести в порядок

Краткий курс

Благие намерения

Передаточное звено

Вертикальный взлет

Судебные решения

В каких случаях возврат долга по договору кредита является обязательством в интересах семьи

Об особенностях наложения ареста на денежные средства плательщика налогов

Судебная практика

Блокпост

Бес договора

Самое важное

Координация усилий

ВАКС попули

Механическая ошибка

Репортаж

Контактное лицо

Отрасли практики

Энергичная работа

Пошли на повышение

Запретный плод

Новости

Новости законотворчества

Карта событий

Новости из-за рубежа

Новости из зала суда

Новости юридических фирм

Новости из Евросуда

Конспект

Обжалованная грамота

Книжная полка

Защитное устройство

Государство и юристы

Таможенная декорация

Права писание

Общественный строй

Цена дружбы

Акцент

Сто угодно

Другие новости

Юридическая Практика

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: