600-90_WAIT
прапор_України

Генеральний партнер 2023 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА
Головна » Выпуск №31 (971) » Стаж порядка

Стаж порядка

Без преувеличения, Ксения Проконова и Денис Овчаров — адвокаты практики безопасности бизнеса АО Juscutum — одни из наиболее заметных в своей отрасли. Они не только находятся в постоянном движении и добиваются результата для клиентов, но и являются образцовыми адвокатами, способными ярко презентовать свои достижения. Имея едва ли не самый плотный график обысков, они не отказываются встречаться с правоохранителями за рамками процесса: адвокатов привлекают к обучению сотрудников полиции или Национального антикоррупционного бюро. Сами они уточняют, что успех в сфере экономических преступлений — во многом заслуга команды. За спинами г-жи Проконовой и г-на Овчарова — налаженные алгоритмы, позволяющие предоставлять правовую помощь постоянно и в любом удобном для клиента месте. По состоянию на сегодня в практике работают 20 человек. Каждый из них прошел пристальный отбор, причем знание закона здесь находилось далеко не на первом месте. О своих насыщенных буднях адвокаты рассказали в интервью «ЮП».

 

— Может ли сейчас успешный адвокат позволить себе выделить время не только на практику, но и на обучение? Насколько нам известно, вы активно участвуете в обучаю­щих программах для правоохранителей.

Ксения Проконова (К.П.): Тратить какую-то часть своего времени на обучение важно. Я считаю, что сейчас в приоритете — судьи. Если суд будет иметь авторитет и пользоваться своими полномочиями в полной мере, то остальные (правоохранительные органы, адвокаты) вынуждены будут повысить планку качества. Когда прокурор начнет понимать, что за некачественное обвинение его в прямом смысле слова унизят в суде и перспектив у такого производства не будет, мы наконец-то увидим работу, отличную от «поддерживаю ходатайство, Ваша честь». Адвокаты за последние годы тоже изрядно расслабились. Причин несколько: недоверие к судебной системе, отсутствие «зрителей» в судах, банальное отсутствие состязательности сторон. Мы участвуем в нескольких образовательных проектах: «Суд людською мовою» (обучение судей-спикеров, пресс-секретарей судов), обучение сотрудников Национальной полиции, Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ). Судьям важно объяснять мотивы принятия решений и правовую позицию понятным языком. Тогда общество сможет понять, что произошло, а журналисты — избежать неграмотных заголовков «Судья отпустил под домашний арест преступника». В полиции и НАБУ много новых людей без опыта следственных действий. Учитывая, что, например, порядок проведения обыска не существует в принципе, нам как адвокатам и им как стороне обвинения стоит выработать хотя бы общий подход.

 

Денис Овчаров (Д.О.): Мы объясняем правоохранителям, какие действия и почему не способствуют борьбе с коррупцией, а разваливают все дело. Проблема в том, что нет органа, мнению которого бы доверяли. Адвокаты и судьи не проводят совместных мероприятий и не «сверяют часы», находясь по разные стороны баррикады. Но их сотрудничество необходимо при обсуждении таких проблемных вопросов, как адвокатская тайна и границы вмешательства в нее.

 

— Насколько правоохранители стиму­лируют адвокатов к развитию и повышению квалификации?

Д.О.: Ситуация печальная. Сейчас редко встретишь качественно работающего следователя. А когда нет достойных противников, сам тупеешь. Именно такую деградацию адвокатуры мы сейчас и наблюдаем. Люстрация только подлила масла в огонь.

 

— Какую тактику поведения вы предпо­читаете занимать в суде?

Д.О.: Адвокат не должен быть пассивным. Некоторые думают: следователь совершит массу ошибок и сам себя «потопит». Он, конечно, себя «потопит», но вам это не поможет. У суда уже будет сформировано мнение, а дебаты в конце уже ничего не изменят. «В конце» — это года через два. Именно столько обычно тянутся экономические дела. Через два года уже никто не вспомнит, кто, кого и как «топил».

 

— То есть нужно скандалить?

Д.О.: Эмоции в суде — это прерогатива клиента. Именно он, а не адвокат должен кричать безапелляционное «Не виновен!». Если клиент молчит в суде — это недоработка адвоката. Но мы не должны опускаться в своей работе до театрального представления. Адвокат должен выглядеть адекватно независимо от категории дела и личности клиента. Задача адвоката — обеспечить логику процесса. Мы должны давать правовую оценку доказательствам.

 

— Какого подхода вы придерживаетесь при осуществлении защиты в экономических преступлениях?

К.П.: Во всем важен баланс. Если клиент успокоился настолько, что предлагает «не злить следователя», — время расставаться. Там, где есть прогиб, конструктива не будет. Если говорить о подаче, то позиция и все документы должны быть простыми и понятными помощнику судьи.

Именно ему выписывать решение и докладывать обстановку судье. Сейчас люди практически не употребляют глубокомысленный печатный контент, и суд — не исключение.

 

— Насколько эффективен такой ход, как открытие уголовных производств в отноше­нии процессуальных оппонентов?

Д.О.: Любые ошибки оппонента — это козыри в игре, предмет для торга. Дальше уже вопрос этики — использовать эти козыри в правовой позиции или же в коррупционных схемах. У любого правоохранительного органа есть свои слабые места. Главное — определить зоны боли. Кто-то боится СБУ, а кто-то — публичности, выговора или перевода на другое место. У тех, кто пошел туда работать, страхов достаточно. Наша задача — их найти и использовать.

 

— Помогает ли работа со СМИ привлечь внимание клиента?

К.П.: Здесь нет универсального рецепта успеха. Если адвокат предпочитает продавать себя кулуарно, без публики, это его выбор. Но если мы говорим о бизнесе, то это неэффективно. Сарафанного радио недостаточно. Компании хотят гордиться своим адвокатом, видеть его достижения, читать о них. И речь идет совсем не о премиях. В каждой компании есть свои «продающие адвокаты». Это те, кто обеспечивает работу остальным. Это колоссальный труд.

Д.О.: Нужно думать о системе продаж. Влияет все: и публичность, и комментарии, и анализ законопроектов. Но решающая роль у персоналии адвоката: он либо нравится, либо нет. Нужно уметь объяснить, чем ты лучше других адвокатов: твои услуги самые дешевые или, наоборот, самые дорогие, ты самый адекватный или провокационный. На каких качествах акцентируем внимание мы? Создавая практику, мы не строили все вокруг качеств конкретного персонажа. Есть ценности, которые должны разделять все.

 

— Какие ценности для вас наиболее приоритетны?

Д.О.: Важно уважать труд клиента. Ему не упали деньги с неба, он их получил тем или иным способом. Не важно, в чем его подозревают. Если ты не будешь уважать клиента, то он не будет слышать тебя, доверять и платить. Это ценность, а не навык. К нам приходят бизнесмены, которые что-то создали и попали в неприятную ситуацию. Важны также этикет, внешний вид и умение общаться. У нас все — от курьера до партнера — готовы встретиться с клиентом везде, начиная от кафе и заканчивая возможностью случайно увидеться в кинотеатре.

К.П.: Создание социальных сетей существенно упростило процесс поиска кандидатов. И даже не приглашая человека на собеседование, можно узнать, что у него в голове. Facebook — это признак коммуникабельности. Писать документы — это не сложно, и этому можно научить. Важно вызывать доверие.

 

— Какими еще принципами руковод­ствуетесь при поиске кадров?

К.П.: Мы не берем «бывших» — это другая система ценностей. Недопустима ситуация, когда адвокат будет сразу вести беседу с клиентом насчет возможности «договориться». Или в духе «ты сам виноват». Еще один аспект — банальная грамотность. У нас нет времени учить сотрудников тому, чему их не научили еще в школе.

Д.О.: Были случаи, когда желающие работать в нашем объединении адвокаты называли своим уникальным торговым предложением связи в правоохранительных органах. И не было таких ситуаций, когда бы сказали: «У меня есть такой прошлый опыт, но я этого стыжусь и не хочу, чтобы вы об этом знали». Наоборот, претенденты этим хвастаются.

 

— Если вы увидите, что еще до вас у клиента была выстроена сомнительная с правовой точки зрения схема, то будете ли вы настаивать на отказе от нее?

Д.О.: Мы раскрываем риски и говорим: «Сейчас мы вас защищаем, но процесс до сих пор не закрыт. Проблема не решится, пока вы не примете решение в своем бизнесе». Если процесс поставки товара сделан «криво», то клиент сам решает, хочет ли он себе двойную проблему. Иногда ты должен клиента убедить поменять свой бизнес. Вся защита по экономическим преступлениям строится на системе принятия решений. Все зависит от системы делегирования управленческих решений. И знание закона здесь последнее, чем должен обладать адвокат.

 

— Возможно ли привлечение адвоката к ответственности как соучастника?

Д.О.: В одних случаях адвокат дает советы, которые могут быть использованы по-разному. Но если адвокат консультирует насчет того, как лучше осуществить незаконные действия — это соучастие. В мире нет абсолютного иммунитета для адвокатов, и этим нельзя злоупотреблять. Коррупционные действия, как правило, осуществляются с качественной правовой помощью.

 

— Что вы считаете сильными сторонами вашей работы?

Д.О.: Ни один клиент у нас не сидит в СИЗО, и мы возвращаем 95 % арестованного имущества. В отличие от адвокатов, получающих больше из-за нахождения под стражей, мы не заинтересованы в этом. Нахождение в СИЗО сопровождается большим стрессом при встречах с родственниками, потерей времени в очередях и другими издержками. Мы не говорим, когда мы вернем имущество. Это может произойти и через день, и через год. Мы постоянно беспокоим органы жалобами и обращаемся в суд. Нет волшебных безотказных инструментов, которые всегда помогают, — дело в желании достичь результата. Командная работа не позволяет сдаваться.

К.П.: Наша фишка — постоянная доступность. В любое время и в любом месте. Речь не идет о том, что я и Денис всегда на связи: мы так наладили бизнес-процессы. Региональная сеть имеет свои особенности, но также нами выстроена. Там работают адвокаты, которым мы доверяем, поскольку они разделяют наши ценности.

 

— На каких условиях оплачивается ваша работа?

Д.О.: Мы — поклонники прозрачности процессов, в том числе и оплаты. Работаем только на условиях почасовой оплаты с предоплатой. Мы осознанно ушли от распространенных «гонораров успеха», поскольку эта система развращает и клиента, и адвоката. Адвокат не может давать гарантию согласно Правилам адвокатской этики. Есть и те, кому это не нравится и кто предлагает «плату за дело в целом». В нашей команде 20 человек — им нужны деньги сегодня, а не завтра. Отмечу, что единственный случай, когда нам платили день в день и не было вопросов, почему так дорого, — это дело в отношении простого слесаря. В то же время с крупными компаниями возникали «торги».

 

(Беседовал Виталий ДУДИН,

«Юридическая практика»)

 

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

unnamed
tg-10
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
Slide

Зміст

VOX POPULI

Самое важное

Жаркие будни

Акцент

Фондовый рывок

Государство и юристы

Экспертное со-мнение

Хождение по звукам

Документы и аналитика

Найти признание

Неделя права

Новости из-за рубежа

В США назвали лучшие юридические фирмы

Неделя права

Знаковая победа

Рекомендательный отказ

Гаагский суд

Новости законотворчества

НБУ может снизить предельную сумму расчетов наличными

Предлагается почтить память жертв геноцида, совершенного Польским государством

Зарегистрирован очередной законопроект о страховой медицине

Новости из зала суда

Судебная практика

Суд передал дело об использовании песни Hallelujah на новое рассмотрение

ВАСУ отменил представление об увольнении судьи Л. Калиниченко

Новости юридических фирм

Частная практика

МЮФ Integrites защитила интересы Atlas Copco в налоговом споре

Aequo и «Василь Кисиль и Партнеры» — юрсоветники в сделке по приобретению Viasat Ukraine у Modern Times Group

ЮФ AVELLUM консультировала компанию Allergan Inc.

ЮФ Trusted Advisors представила интересы Ильичевского зернового порта в МКАС при ТПП Украины

ЮК FCLEX отстояла право клиента на поставку масел для ПАО «Укрзализныця»

АО AVER LEX защитило интересы УМВБ

ЮФ Sayenko Kharenko представила интересы украинского производителя прутков в антидемпинговом расследовании

МЮФ Dentons усиливает украинскую практику в сфере налогов, международной торговли и IT

МЮФ Eterna Law объявила об усилении практики разрешения споров

ЮФ Asters выступила консультантом МФК по финансированию холдинга «Астарта»

Отрасли практики

Вещный двигатель

Второй акт

ПИН-ход

Рабочий график

Реформа банкротства

КАЛЕНДАРЬ

Репортаж

В десятку

Решения недели

Судебная практика

Право на упрощение

Юробразованию — нет

«Сардины» в знаке

Самое важное

Три к одному

Защитная реакция

Новые вакансии

Судебная практика

Солидарное взыскание

На пять с полюсом

Игра на погашение

Высшая тематика

Судебная практика

Судебные решения

О применении принципа соразмерности при решении вопроса взыскания компенсации за задержку расчета

Отсутствие регистрации права собственности не приводит к лишению лица прав пользования и владения имуществом

Судебная практика

О третейском суде

Тема номера

Норма и содержание

Покрыто браком

Теорема фермы

Детский пат

Режим похищения

Развал схождения

Частная практика

Стаж порядка

Інші новини

PRAVO.UA