Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №30 (918) » Ставка спора

Ставка спора

Повышение ставок судебного сбора не только не ограничит доступ к правосудию, но и поспособствует модернизации системы обеспечения работы судов
Для обеспечения эффективной работы судов уровень ставок судебных пошлин должен покрывать большую часть фактических затрат

Сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего;

лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь.

Сунь Цзы, древнекитайский полководец

 

22 мая 2015 года парламент принял правительственный проект закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно оплаты судебного сбора (№ 2862), которым предусматриваются, в частности, повышение ставок судебного сбора при обращении в каждую высшую судебную инстанцию, уменьшение числа субъектов, освобожденных от уплаты судебного сбора.

Общеизвестно, что Украина приняла на себя обязательства перед МВФ пересмотреть существующие ставки судебного сбора для повышения эффективности гражданского процесса согласно положениям Меморандума об экономической и финансовой политике («структурный маяк», то есть обязательное к выполнению требование).

Принятие указанного акта вызвало в обществе оживленную дискуссию и энергичный обмен мнениями, особенно относительно ограничения доступа к правосудию. Так называемый акт о повышении ставок судебного сбора назвали «драконовским», а его принятие — «бездумным выполнением требований МВФ».

С другой стороны, немногие, отвергая доводы своих коллег, подчеркивают, что в странах, переживших 70-летний курс социалистической терапии, напрасно распространено мнение о том, что повышение  судебных пошлин лишит справедливости малоимущих.

Предлагаем попытаться разобраться в этом актуальном вопросе более детально.

История вопроса

Известно, что проблематика дороговизны судебных процедур не является новой, и, как отмечал профессор Ф. Нитти, специализировавшийся в области финансового права, в прежние времена судебные пошлины составляли одну из крупнейших статей государственных поступлений. так было и в период Древней Греции и Древнего Рима, и в средние века. Позднее значение судебной пошлины как наиболее доходного источника стало утрачиваться в связи с тем, что в науке финансового права укрепились идеи об эквивалентном компенсационном характере сборов, которые рассматриваются не как источник чистого дохода бюджета, а как справедливая плата за оказанные государством плательщику услуги, призванная покрыть расходы публичной власти полностью или частично, получить дополнительные средства, но не прибыль.

Известный ученый Карл Г. Рау высказал мнение, что целесообразная справедливая плата за суд считается способом покрытия расходов на содержание суда, а судебные пошлины — инструментом удержания от легкомысленных процессов.

Возвращаясь к современной проблематике исследуемого вопроса, следует отметить выводы Европейской комиссии по эффективности правосудия (CEPEJ), сформулированные в докладе об итогах проекта «Укрепление судебной реформы в странах Восточного партнерства». CEPEJ указывает, что уровень судебных пошлин имеет особое значение в плане доступности правосудия, а повышение судебных пошлин не должно препятствовать доступу к правосудию. Тем не менее в Азербайджане и на Украине размеры судебных пошлин настолько невелики, что могут служить основанием для беспокойства. При этом для обеспечения эффективной и производительной работы судов уровень ставок судебных пошлин должен покрывать большую часть фактических затрат на судебную деятельность.

Таким образом, CEPEJ, подчеркивая исключительное значение уровня судебных пошлин как необходимого инструмента доступа к правосудию, прямо указывает на нерешенную проблему источника обеспечения работы судов на Украине.

Право на доступ

Немаловажной будет попытка разобраться с вопросом гипотетического ограничения доступа к правосудию из-за повышения ставок судебного сбора.

Поскольку концепция доступа к правосудию начала формироваться в практике именно Европейского суда по правам человека в 70-е годы прошлого века, на наш взгляд, целесообразно ее рассмотрение именно так, как она применяется Европейским судом, без попыток ее расширения произвольным образом.

Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция) является предметом целенаправленного небуквального толкования, вследствие чего из смысла нормы материализовалось право на доступ к правосудию («Golder v. the United Kingdom», 21 февраля 1975 года, пункты 26–40).

Право на суд в понимании Европейского суда затрагивает следующие проблемные компоненты:

— отсутствие или недостаток правоспособности со стороны заявителя для подачи гражданского иска («Golder v. the United Kingdom», 21 февраля 1975 года, пункты 26–40), апелляции по уголовному делу («Papon v. France», 25 июля 2002 года, пункты 90–100) или для получения судебного решения («Ganci v. Italy», 30 октября 2003 года, пункт 31);

— процессуальные препятствия доступу, такие как ограничение сроков (временные рамки) («Hadjianastassiou v. Greece», 16 декабря 1992 года, пункты 32–37) и судебные издержки («Kreuz v. Poland», 19 июня 2001 года, пункты 52–67);

— практические препятствия доступу, такие как недостаток правовой помощи («Airey v. Ireland», 9 октября 1979 года, пункты 22–28);

— неподсудность ответчиков по гражданским делам («Osman v. the United Kingdom», 28 октября 1998 года).

Право на доступ к суду не является абсолютным и на него могут распространяться косвенные ограничения («Golder v. UK», пункт 38; «Stanev. v. Bulgaria», пункт 230):

— установленные законом сроки исковой давности («Stubbings and Others v. UK», пункты 51–52);

— обеспечение судебных расходов («Tolstoy Miloslavsky v. UK», пункты 62–67);

— требование судебного представительства («R.P. and others v. UK», пункты 63–67).

При этом Европейский суд считает несоразмерным ограничением доступа к правосудию:

— невозможность для гражданского ответчика подать апелляцию, не заплатив весьма значительную сумму, назначенную заявителю судом первой инстанции, при том, что решение суда первой инстанции подлежало немедленному исполнению («Chatellier v. France», 31 марта 2011 года);

— требование выплатить значительную сумму денег на покрытие государственной пошлины на подачу судебного иска как процент от суммы компенсации ущерба к ответчику — органу государственной власти («Kreuz v. Poland», но также «Schneider v. France», 30 июня 2009 года).

Принимая во внимание вышеизложенное, мы пришли к выводу, что повышение ставок судебного сбора в нашем конкретном случае не рассматривается Европейским судом как ограничение доступа к правосудию.

Предполагаемые последствия повышения ставок

1. Исполнение принятого обязательства Украиной перед МВФ, ведь, как известно, pacta sunt servanda.

2. Увеличение затрат на судебную защиту и возникновение процессуального препятствия отправления правосудия для малообеспеченных слоев населения.

3. Повышение роли и развитие примирительных досудебных процедур, закрепление их юридических, этических правил проведения, процедур взаимодействия сторон.

4. Создание условий для уменьшения технических, безосновательных исков.

5. Осуществление поддержания системы обеспечения правосудия и создание условий для ее модернизации.

6. Инструментом нивелирования рисков, обозначенных пунктом 2 перечня, может послужит позаимствованная у США модель суда мелких тяжб (Small Claims Court (Overview of Small Claims Rules) or People’s Court) как подразделение местного суда с ограниченной юрисдикцией по потребительским вопросам и небольшим правовым спорам на сумму, не превышающую несколько тысяч долларов. При этом судебный процесс специально рассчитан таким образом, чтобы обычный человек самостоятельно мог получить необходимое решение, вооружившись заполненным формуляром, выполнив несколько понятных процедур (низкая стоимость, отсутствие юриста, несложные процедуры).

7. Положительное давление на руководство государственных органов, которые ранее были освобождены от уплаты судебных сборов и активно использовали технологии клонирования огромного количества технических, заказных и безосновательных исков.

8. Стимул для развития правовой грамотности и сознательности граждан.

 

 

 

ПРОСЯНЮК Ольга — управляющий партнер АО AVER LEX, г. Киев,

ХОЛОД Иван — адвокат судебного департамента АО AVER LEX, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

FALSE

Донести до ума

VOX POPULI

Судебная практика

Работа не pro bono

Государство и юристы

Пропасть в Сети

Снова о форс-мажоре

Служебное знание

Пресечь границу

Периодические требования

Документы и аналитика

Предъявление риска

Неарбитрабельный случай

Энергетический обман

Новости юридических фирм

Частная практика

Е. Перепелинская включена в список арбитров HKIAC

МЮФ Baker & McKenzie — юрсоветник по продаже пакета акций компании «Розетка»

МЮФ Integrites — юридический советник ROCKWOOL в деле о защите прав интеллектуальной собственности

ЮФ Aequo консультирует NCH CAPITAL (США) в отношении покупки неплатежеспособного банка у ФГВФЛ

ЮК FCLEX защитила интересы «Ужгородского Турбогаза» в споре с Минэкономразвития

Отрасли практики

Испытательный срок

Ставка спора

Исполнительный такт

Защитное покрытие

Накладные расходы

Клуб Кредиторов обсудил построение эффективных взаимоотношений между банками и госорганами

Командный состав

Процессуальный рок

Репортаж

Наличный просчет

Полемический ряд

Самое важное

Выгоды сделаны

Изменение форм

Судебное грешение

Дефект новизны

Судебная практика

Казацкий сбой

Судебная практика

Судебные решения

О нюансах признания недействительным рамочного договора

Судебная практика

Исполнение лишений

Кого защищает Закон о банкротстве

Судебная практика

Судебные решения

Устранение препятствий в пользовании имуществом

Тема номера

Детский суд

Брак у ворот

Частная практика

Правильное воспитание

Принять изменения

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: