Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Ставка на спор

«Качественное и количественное усиление команды практики разрешения споров — это один из основных наших приоритетов», — отмечает Павел Белоусов, партнер Aequo

В начале 2019 года юридическая фирма Aequo сообщила о принятии в партнерство Павла Белоусова, руководителя практик международного арбитража и трансграничных судебных процессов. Он имеет 14-летний практический опыт разрешения инвестиционных и коммерческих споров, а также споров в сфере энергетики, представляет интересы клиентов в международных коммерческих и инвестиционных арбитражах в Украине и за рубежом, а также в комплексных трансграничных судебных процессах в украинских судах, включая Верховный Суд. Особого внимания заслуживает его роль в успешном представительстве интересов НАК «Нафтогаз Украины» в крупнейшем в мировой истории коммерческом арбитраже с российским «Газпромом». В интервью «Юридической практике» Павел Белоусов рассказал о приоритетах развития практики и тенденциях в международном арбитраже.

— Сколько времени у вас занял partnership track?

— На этот вопрос есть два ответа. Первый — приблизительно 12 лет. Я имею в виду период времени, когда я, став юристом в юридической фирме и проработав какое-то время, осознал, что юриспруденция и именно юридический бизнес — это та сфера, которой я хочу заниматься. Второй, если мы говорим о партнерстве в ЮФ Aequo, — четыре года. Для меня было вызовом присоединиться к команде с момента создания Aequo, способствовать развитию практики разрешения споров, в том числе международного арбитража и трансграничных судебных процессов, в тесном взаимодействии с партнерами фирмы Денисом Лысенко, Анной Бабич, Юлией Кирпой и Александром Мамуней. Синергия практик является отличительной чертой Aequo с момента основания фирмы. За это непродолжительное время мы достигли существенных успехов. Прежде всего, мы завоевали лояльность клиентов, которые доверяют нам свои порою очень сложные дела. Во-вторых, построили одну из самых больших на украинском юридическом рынке команду практики разрешения споров (21 юрист), а также добились признания в международных и украинских рейтингах. Так, в 2018 году Aequo стала единственной украинской юридической фирмой, которая вошла в перечень лучших фирм мира в сфере международного арбитража по версии рейтинга Global Arbitration Review. В этом году наша команда разрешения споров вошла в список финалистов премии The Lawyer European Awards 2019 в категории «Лучшая команда практики разрешения споров в Европе».

Нам удалось наладить сотрудничество с ведущими международными юридическими фирмами. В арбитражной практике очень важно иметь репутацию среди коллег-иностранцев, которые будут доверять тебе и рекомендовать тебя своим иностранным клиентам.

— В каких индустриях наиболее востребованы услуги юристов-арбитражников?

— Геополитическая и экономическая обстановка последних лет привела к эскалации не только межгосударственных отношений, но и хозяйственных споров. Например, споры в сфере энергетики были и раньше. Но только в 2014-м, после прекращения поставок газа со стороны «Газпрома», оккупации Крыма и частей восточной Украины, именно энергетика стала чуть ли не самым важным вопросом национальной безопасности всей страны. В первую очередь речь идет о разбирательствах между «Нафтогазом» и «Газпромом», где, с одной стороны, перед Украиной стояла проблема «газового голода» в преддверии отопительного сезона 2014—2015 годов (эту проблему удалось решить усилиями эффективного руководства «Нафтогаза», которое, кроме прочего, в рекордные сроки наладило поставки газа из Европы и договорилось о так называемом зимнем пакете с участием ЕС), а с другой — «Газпром» заявил требования о взыскании штрафных санкций по контракту купли-продажи газа на общую сумму на тот момент около 30 млрд долл. США, в случае удовлетворения которых Украине грозил дефолт. Также это касается и угольной отрасли — обычные в принципе вопросы поставок угля после 2014 года стали критическими. Кроме того, появились инвестиционные споры в энергетике: как украинских предприятий против РФ, касающиеся активов в Крыму, так и иностранных инвесторов против Украины относительно мер, предпринятых правительством с целью уже озвученного усиления энергетической безопасности государства. По сути в Украине формируется новая экспертиза — раньше юристов, специализирующихся на арбитражах в энергетике, практически не было.

Еще одна ключевая индустрия для международного арбитража — агробизнес. Споры здесь преимущественно связаны с поставками сельхозпродукции. Клиенты осознанно или неосознанно отказываются от применения украинского права или «классической» для этой индустрии Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров и все чаще подчиняют договоры английскому праву, передают споры на рассмотрение согласно регламентам сырьевых арбитражей GAFTA и FOSFA. Кроме того, арбитражи в агросфере касаются поставок оборудования, закупок и в какой-то мере — финансирования. Многие «аграрные» споры традиционно рассматриваются в Международном коммерческом арбитражном суде при ТПП Украины.

Достаточно много работы арбитражникам дает отрасль металлургии в силу разных причин, в том числе и проблем с логистикой из-за блокирования Азовского моря. В нашей практике также был ряд знаковых арбитражей в сфере телекоммуникаций и медиа, например, дело об украинском издании журнала Forbes.

Отмечу, что все эти индустрии в свое время были определены нами как приоритетные для фирмы в целом.

— В чем преимущества и недостатки государства (в том числе госкомпаний) как клиента?

— Если говорить о компаниях, то все зависит от эффективности и опыта их топ-менеджмента, и не важно, является ли данная компания частной, акционерной, государственной, украинской или иностранной. Наш опыт весьма позитивен. Когда руководство компании активно участвует в подготовке и утверждении правовой позиции и стратегии ведения дела, генерирует новые идеи, а также предоставляет возможность оперативно получать информацию и реагировать на действия оппонентов, это в значительной мере способствует успеху международного арбитража. Государство в качестве клиента я не возьмусь оценивать, поскольку традиционно мы представляем интересы частных компаний, инвесторов, а Украина как государство не является нашим клиентом.

— При каких условиях вы можете отказаться от нового проекта?

— К нам очень редко попадают простые дела. Как правило, клиенты обращаются со сложными и комплексными спорами, где решение проблемы не очевидно.

Мы отказываемся от сотрудничества с потенциальным клиентом прежде всего из-за конфликта интересов, явного несоответствия деятельности клиента или его поручения нашим этическим стандартам и/или требованиям и ограничениям законодательства Украины. Кроме того, отказаться от потенциального проекта мы можем в случае, если клиент и его деятельность могут навредить репутации фирмы или если мы не видим перспектив позитивного для клиента разрешения такого спора правовыми методами. В последнем случае мы честно говорим об этом клиенту. Клиенты, которые к нам обращаются, либо те, кому мы предлагаем свои услуги, — игроки с высокой репутацией на украинском или международном рынках, лидеры своих индустрий или те, кто стремится к этому.

— Возвращаясь к вашему повышению, расскажите о критериях принятия в партнерство Aequo?

— Партнерство — это в первую очередь доверие. Юрист должен быть не только признанным клиентами и коллегами экспертом в области юриспруденции, но и высокопрофессиональным менеджером и лидером команды, а также, самое важное, иметь доверие клиентов и быть ими востребованным. Partnership track в ЮФ Aequo начинается с позиции советника и завершается принятием в партнерство. Основные критерии — доверие, принятие ценностей фирмы, генерирование нового бизнеса, способность и умение управлять командой, лояльность во взаимоотношениях с клиентами. Когда все критерии выполнены, можно говорить о формализации отношений в рамках партнерства.

На самом деле отличия в ЮФ Aequo между советником и партнером не настолько велики, как может показаться. Советник в Aequo — уже генерирующий бизнес юрист, в каком объеме — это другой вопрос.

— Изменились ли ваши приоритеты в связи с занятием должности партнера?

— Новыми приоритетами, как и для любого партнера, являются вопросы управления фирмой и стратегического развития бизнеса. В части специализации я буду и далее фокусировать усилия на развитии практик международного арбитража и трансграничных судебных процессов. Это касается не только привлечения новых клиентов и проектов, но и развития команды. У нас сейчас одна из самых больших команд на рынке, и ее дальнейший рост, как качественный, так и количественный, — это один из основных приоритетов. С этой целью мы разработали и внедрили инновационный продукт Aequo Friends, который позволяет нам привлекать талантливых молодых юристов к работе над проектами и создавать кадровый резерв.

— В какой роли вам комфортнее работать: сопровождая дело в качестве советника стороны или участвуя в нем в качестве арбитра?

— Это две разноплановые роли. Привычнее работать в качестве советника, и именно в этом качестве ко мне обращаются клиенты и доверяют свои дела. Назначение в качестве арбитра — это вопрос не взаимоотношений «клиент-советник», а признание экспертизы и доверие со стороны рынка в целом, в том числе и со стороны коллег по цеху. Это профессиональный вызов — принять взвешенное и справедливое решение, будучи абсолютно независимым и беспристрастным и основываясь на аргументах, которые предоставлены сторонами. В этом я также чувствую свое предназначение и призвание.

Беседовал Алексей НАСАДЮК, «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: