Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №22 (232) » СМЕРТНАЯ КАЗНЬ: ЗА И ПРОТИВ

СМЕРТНАЯ КАЗНЬ: ЗА И ПРОТИВ

Вопрос применения смертной казни был актуальным в той или иной степени на протяжении всей истории цивилизации. Однако не следует переоценивать его значимость в современных мировых и российских условиях, что сегодня свойственно многим политикам, законодателям и ученым. По ходу изложения станет ясно, почему действительно данный вопрос не играет такой большой роли, которую ему обычно приписывают, в, еще раз подчеркну, современных условиях (когда уже перед законодателем не стоит вопрос о том, казнить или не казнить, скажем, за воровство или изнасилование; сейчас спор идет лишь о том, казнить за особо тяжкие преступления или не казнить вообще).

Данная работа не имеет какой-либо пропагандистской или идеологической цели; она представляет собой научный анализ проблемы смертной казни. Я постараюсь осветить это явление как можно более объективно и многосторонне.

Аристотель как-то сказал: «Только тогда можно понять сущность вещей, когда знаешь их происхождение и развитие». Поэтому я начну именно с исторического ракурса.

ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ

Исторически смертная казнь «эволюционировала» из древнейшего обычая кровной мести, который существовал еще в догосударственном обществе и выражался в формуле «око за око, зуб за зуб». Тогда не покарать преступника, не отомстить, не восстановить справедливость считалось позором, бесчестием для пострадавшего или его родственников (в случае смерти). С появлением государства карательные функции постепенно переходят к специальному государственному аппарату. Убиение преступника (смертная казнь) становится публичным и обретает статус уголовного наказания, исполняемого от имени государственной власти. Однако перечень преступлений, подпадающих под такое наказание, все более расширялся (государственные, религиозные и другие преступления).

Таким образом, к концу XVIII века смертная казнь во Франции назначалась в 119 случаях, в Англии, по разным данным, от 160 до 250, в Германии — в 44. Однако тенденция XIX века выразилась в сокращении составов преступлений, караемых смертной казнью. Так, германский кодекс 1872 года предусматривал данную меру наказания только в двух случаях (посягательство на жизнь императора и предумышленное убийство). Шведский кодекс 1864 года — в 23 случаях. Полностью смертная казнь была отменена в XIX веке в Италии, Голландии, Португалии и некоторых других странах. Следует помнить, однако, что существовало военное законодательство, где казнили по гораздо большему количеству преступлений.

В XX веке число предусмотренных законом казней еще более сократилось и они потеряли свой ужасающий облик, свою непомерную жестокость. Кстати, наиболее распространенными видами смертной казни в средние века были распятие, обезглавливание, виселица, костер, захоронение заживо, четвертование, колесование, утопление, сажание на кол, сварение в кипятке и др.

Перейдем к рассмотрению института смертной казни в истории России. Впервые он был закреплен в Двинской уставной грамоте 1398 года, и в «Русской Правде» не фигурировал. Историк русского права Н. П. Загоскин считал: «Смертная казнь чужда правовому мировоззрению русского народа, как чуждо ему суровое отношение к преступнику вообще». Еще Владимир Мономах говорил: «Не убивайте и не повелевайте убивать, даже если кто и будет повинен в чьей-то смерти». И действительно, лишь после крещения Руси, лишь после долгих рекомендаций греческих епископов русичи заимствовали римскую систему наказаний (в том числе и смертную казнь). В дальнейшем же институт смертной казни продолжал расширяться. В Псковской судной грамоте XV века значительно увеличено количество преступлений, караемых смертной казнью. Эту тенденцию продолжил и Судебник 1497 года: казнили за разбой, убийство, клевету, измену, святотатство, поджог, повторную кражу и другие государственные и религиозные преступления. По Судебнику 1550 года уже казнили и за первую кражу, и за повторное мошенничество, да и вообще, казнь была возможна за почти любое «лихое дело».

Новый шаг был сделан в Уложении 1649 года, подробно регламентировавшем смертную казнь. Она стала назначаться за очень многие преступления и являлась основным видом уголовного наказания. В этот период в России уже были известны все средневековые виды смертной казни.

Даже прогрессивно мыслящий император-«западник» Петр I еще чаще обращается к смертной казни (по подсчетам многих ученых, более чем в 120 случаях). Впоследствии казнь то вовсе отменялась (указами), то снова восстанавливалась. В любом случае с середины XVIII века, начиная с царствования Елизаветы Петровны, прослеживается тенденция к сокращению смертной казни как в законодательстве государства, так и на практике.

Известно, что наша страна славится своими крайностями. Поэтому если на Западе и существовало множество составов преступлений, по которым назначалась смертная казнь, но фактически она редко применялась, то в русском государстве такое наказание использовалось гораздо чаще. Например, при Иване Грозном было казнено свыше 4 тысяч человек!

В XX веке советское правительство отменило смертную казнь на несколько месяцев, но впоследствии восстановило и применяло ее, как известно, нередко.

Таким образом, легко заметить, что смертная казнь была неотъемлемой частью развития любого государства. Вопрос в том, нужна ли она сейчас? И ответить на него однозначно невозможно. Это вопрос, на который нельзя сказать «да» или «нет» для всего мира. Его необходимо рассматривать отдельно для каждого государства.

КОНЦЕПЦИЯ ВСЕПРОЩЕНИЯ

Во многих странах смертная казнь полностью отменена (Австрия, Гренландия, Исландия, Италия, Монако, Франция, Финляндия, 13 штатов США и др. — всего около 45 стран), в других (Дания, Люксембург, Норвегия, Швеция, Швейцария, Россия и др. — около 35 стран) не применяется, в третьих (Япония, 37 штатов США, большинство стран Африки и Азии, примерно половина стран Латинской Америки, многие социалистические страны и др. — около 100 стран) применяется и сегодня.

Нужна ли смертная казнь России? Является ли это наказание гуманным? Какие цели оно преследует? Ответы на эти и другие вопросы вы, возможно, найдете в дальнейшем изложении.

Проанализируем концепцию Дмитрия Таланцева, который рассматривает смертную казнь сквозь религиозную призму. Он считает, что государство изначально и было создано именно для осуществления смертной казни, которое и является его необходимой обязанностью. Этот вопрос Дмитрий Таланцев рассматривает в своей статье «Смертная казнь и христианство».

Государство ему представляется как «третья сила», судящая людей. Подтверждение этому он видит в Библии: «Усмотри из всего народа людей способных, боящихся Бога, людей правдивых, ненавидящих корысть и поставь их над ним… Пусть они судят народ во всякое время…» (Исход 18:21). Страх наказания является главным фактором, сдерживающим распространение зла в этом мире, считает Таланцев.

Приведем еще несколько цитат из Священного Писания. «Кто убьет скотину, должен заплатить за нее; а кто убьет человека, того должно предать смерти» (Левит 24:21). «…А если кто с намерением умертвит ближнего своего коварно, то и от жертвенника Моего бери его на смерть» (Исход 22:14). «Если кто ударит кого железным орудием так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти» (Числа 35:16).

Таланцев пишет: «Если же в какой цивилизованной стране смертная казнь и отменена, то, очевидно, просто потому, что заслуживающие ее преступления там не совершаются; что, в свою очередь, является просто следствием достаточно длительного исторического периода, когда смертная казнь неукоснительно применялась к злодеям. В России же такого периода не было: у нас людей часто казнили, но как раз вовсе не за те преступления, за которые они смертную казнь действительно заслуживали — казнили за «экономические» преступления, за «измену Родине», за принадлежность к «реакционному классу» и т. п. За преступления же против личности в России как раз наказания всегда традиционно были относительно мягкими — и плоды этого мы сейчас пожинаем». С этим сложно не согласиться.

Итак, вот вывод, который делает Дмитрий Таланцев: «…сам пострадавший должен прощать или, по крайней мере, не мстить сам за зло, но необходимость отмщения за это зло никто не отменял — просто осуществлять это отмщение должна третья сторона — государство». Разумная нить в данных рассуждениях очевидна — выполняются все (или почти все) основные цели наказания, которыми обычно считаются восстановление справедливости, кара преступника, его исправление и устрашение, или предупреждение аналогичных деяний. Как заверяют противники казни, в данном случае не исполняется элемент исправления. Во-первых, кто сказал, что это главная цель? Ее вообще можно назвать факультативной, т. к. государство скорее выступает в качестве надзирателя, нежели воспитателя. Во-вторых, исправление — это устранение в чем-нибудь неисправности, повреждения, недостатка (Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1995. — С. 249).

Однако что, если недостаток не устранить, кроме как его полным уничтожением? Как бы цинично это ни звучало, вероятно, устранение человека можно также назвать исправлением.

В любом случае истинная цель наказания — защита общества и его индивидов. Защита от особо опасных преступников может осуществляться двумя способами — либо их полной изоляцией, либо лишением жизни. Причем и та и другая мера исключают исправление осужденного. Разве возможна реабилитация человека, находящегося в жестокой, нечеловеческой, преступной среде, что особенно ярко проявляется в России? Да она скорее из нормального, мирного человека сделает самого свирепого преступника. Говорить об исправлении в условиях нашей страны пока невозможно! Психологи заявляют, что, имея цель исправить человека, вернуть его в нормальное общество, нельзя лишать человека свободы на срок более 3–5 лет. Но ведь за убийство в России дают хоть, на мой взгляд, и мало, но все же больше 5 лет. Так о каком исправлении вообще идет речь? Особенно если учесть условия, в которых содержатся преступники. На Западе и в США на осужденного в среднем приходится 4,5–6 м2 площади (по международным стандартам — 4 м2), в России же это число обычно колеблется от 0,1(!) до 1 м2.

Данные статистики по нашей стране тоже не свидетельствуют в пользу реабилитации. 30–40 % выходящих на свободу вновь попадают за решетку. А сколько из отпущенных просто остались непойманными? Также следует помнить, что в России статистика никогда особенно не ценилась, и официальные данные сильно отличаются от фактических.

Кандидат юридических наук В. Сидоров пишет: «Законодателю следует четко определиться, что он видит в наказании и какие цели преследует, применяя его. Если признать, что есть категория «неисправимых» преступников, то смертная казнь, пожизненное лишение свободы и длительные сроки лишения свободы вполне закономерны и логичны (хотя морально и не обоснованы)». Спрашивается, если они неисправимы, то что же здесь аморального, особенно если у общества и государства просто нет иного выхода. В. Сидоров продолжает: «Если же признать, что нет «неисправимых» преступников, а есть «трудновоспитуемые», то из системы уголовных наказаний необходимо исключить пожизненное лишение свободы и смертную казнь. И тогда наказание — это принудительное ограничение прав и свобод… уголовное и уголовно-исполнительное законодательство в наибольшей степени будут отвечать принципам гуманизма и демократизма». Но как это осуществить на практике? Ведь, кроме того, не следует забывать о неизлечимых, которые, без сомнения, есть, о маньяках, об извращенцах и т. п.

Многие противники казни заявляют, что это негуманно. Но можно ли назвать гуманной мерой пожизненное заключение (которое, кстати, предлагается подавляющим большинством как альтернатива), особенно в наших условиях? Как мы уже говорили ранее, при пожизненном заключении элемент перевоспитания также исключается. Тогда, может, гуманнее будет предложить обвиненному выбор, как это делается во многих штатах США.

Противники казни также говорят, что ни государство, ни человек не имеют права отнимать жизнь ни под каким предлогом. Но как же тогда общепризнанные принципы, ведь закон допускает лишение жизни человека человеком? Например, в случае необходимой обороны, задержания преступника при его сопротивлении

(т. е. по сути осуществление неофициальной смертной казни), а уж о войне и говорить нечего — там вообще нет никаких санкций за убийство врага. Но ведь враг — такой же человек, и вовсе не преступник. Разве принуждать убивать гуманно? Разве убийство вообще может быть гуманным (если оно, конечно, не осуществляется с согласия человека)? Но что если порой просто не остается иного выхода?

Коррета Кинг (вдова Мартина Лютера Кинга) как-то сказала: «Как человек, чьи муж и свекровь стали жертвами убийства, я твердо и безоговорочно выступаю против казни тех, кто совершает преступления, наказуемые смертью… Зла не исправить злом, совершаемым как акт возмездия. Справедливость не вершится лишением жизни человека. Мораль не упрочить санкционированным убийством». Так же считает и А. Пиэрпоинт (бывший палач Великобритании): «Плод моего опыта имеет горький привкус: я не верю, что смерть хотя бы одного из казненных мною каким-либо образом предотвратила другие убийства. Я считаю, что смертная казнь не дает никаких результатов. Она — только месть».

Один из аргументов против смертной казни, который приводил член РАН А. Д. Сахаров, следующий: «Всегда есть возможность судебных ошибок. Смертный приговор делает их непоправимыми… Наличие института смертной казни дегуманизирует общество». Во-первых, наличие ошибок не является поводом к прекращению деятельности в целом. Возьмем, например, медицину (ошибки при диагнозе, ошибки в ходе операции и т. д.), но ведь об отказе от лечения и речи не идет. Во-вторых, смертная казнь, как мне кажется, не может дегуманизировать общество. По крайней мере, не больше, чем войны, социальные конфликты и даже политические катаклизмы. Следует также учитывать, что народ почти любой страны большинством голосов высказывается за сохранение смертной казни.

Профессор К. Г. Лаигер высказывался против такой меры наказания: «Бесчисленное множество примеров показывает, что злодеяния случались и во время самой казни». Это верно. Так, историки утверждают, что в средние века, например, при публичной казни вора как раз и происходило больше всего карманных краж. Получается, устрашающий элемент не действует. Но ведь сохраняется элемент предупреждения совершения преступления тем же лицом, и это тоже немаловажно. Однако стоит ли этот элемент человеческой жизни? Может, тогда стоит ограничиться изоляцией преступника? Как совершенно справедливо заметил Т. Маршалл, «смертная казнь не оказывает большего сдерживающего воздействия, чем пожизненное заключение». Это же мнение подтверждает и статистика, и наблюдения, проведенные ООН в 80-е годы XX века. Также не зависит от наличия или отсутствия смертной казни уровень преступности — об этом свидетельствует сопоставительный анализ статистики разных стран (или хотя бы штатов США).

Правильным будет не повышать эффективность карательной системы (хотя это тоже немаловажно), а стараться предотвратить преступность. Социологи утверждают: преступником не рождаются, преступником становятся, и делает их таковыми среда. Необходимо искоренять нищету, невежество, фактическое юридическое неравенство и другие факторы, порождающие правонарушения. Общество в лице государства, мирящееся с такими пороками или медлящее с их преодолением, несет немалую долю ответственности за преступления, совершаемые членами данного общества. Наше же государство не справляется со своей социальной функцией. Связь среды и преступности проявляется в следующих цифрах: по России в среднем приходится 700 заключенных на 100 тыс. населения, в то время как, например, в Германии, Англии и Франции — около 60–70; на данный момент в нашей стране (148 млн человек) свыше 1 млн заключенных. Опять же, напоминаю, что это официальная статистика, кроме того, следует учесть, что в России высокий показатель латентной преступности.

ТАК КАК ЖЕ БЫТЬ?

Думается, что смертная казнь не должна исключаться из законодательства ни одной страны. Государство должно иметь возможность в крайней ситуации применить данную меру наказания. Другое дело, следует сузить круг наказуемых деяний и, возможно, ввести обязательный элемент рецидива или количественный фактор (т. е. осужденный должен совершить не менее двух преступлений). Скажем, едва ли кто-нибудь будет возражать против казни террориста, взрывавшего здания, или маньяка, кровожадно убивавшего людей. Бывают такие случаи, «когда оставление человека в живых несоразмерно с теми злодеяниями, которые он совершил» (прокурор И. М. Тараканов).

О. Ф. Шишов предлагал сохранить смертную казнь за измену Родине, террористический акт, диверсию и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах: «Относясь в принципе отрицательно к смертной казни, я полагаю, что сейчас отмена ее за все преступления была бы несколько преждевременной, ибо общественное мнение, с которым нельзя не считаться, не подготовлено к такой отмене» (Шишов О. Ф. Смертная казнь в истории Советского государства // Смертная казнь. За и против. — М., 1989. — С. 130).

Смертная казнь, безусловно, является сдерживающим фактором, ограничением. И с этой точки зрения ее можно расценивать как средство защиты общества. С. В. Познышев считал, что наказание имеет только одну цель — предупреждение преступлений, которое возможно в форме физического удержания (для преступников) или психического противодействия преступлению (для других членов общества). Учитывая, что наше общество еще не готово оказать должного противодействия ввиду еще не сформировавшейся общей нравственности и национального самосознания, ввиду неуверенности в стране, в народе и самом себе, отменять смертную казнь нецелесообразно. Ни общество, ни страна к этому не готовы. Ведь замена смертной казни — это пожизненное заключение, а вот с местами для осужденных у нас как раз проблемы.

Однако следует признать, что пожизненное заключение гораздо лучше смертной казни. Во-первых, довольны гуманисты. Во-вторых, преступник тогда смог бы принести обществу пользу, выполняя бесплатно различные работы (либо в пользу государства, либо в пользу стороны пострадавшего, либо и в ту и в эту). Если бы государство продумало данную программу и все же как-нибудь постаралось найти для этих целей средства, то, как мне представляется, это бы себя окупило как в экономическом, так и социально-политическом плане.

СПОСОБЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ МЕР

Условия же существования смертной казни, я полагаю, должны быть следующими. Во-первых, все дела, подпадающие под данный вид наказания, должны разбираться в Верховном Суде в составе как минимум трех профессиональных судей и 13 присяжных, обладающих высшим юридическим образованием. Во-вторых, следствие и судебные заседания должны быть максимально открыты и доступны народу посредством СМИ. В-третьих, если присяжные выносят оправдательный вердикт, то для представителя обвинения должна наступать санкция (как минимум — понижение в должности и чине, как максимум — увольнение). И, наконец, судьи при вынесении решения должны учитывать характеристику обвиняемого и рекомендации, даваемые психологами; минимальное наказание — 25 лет лишения свободы, максимальное — смертный приговор; апелляция и протесты невозможны.

Итак, еще раз отмечу, что каким бы негуманным актом не казалась смертная казнь, ее отмена (в нашей стране особенно) нецелесообразна. Как показывает история, такая мера наказания скорее необходима, нежели нет. Государство, имея в арсенале данный вид наказания, может им пользоваться крайне редко, заменяя его пожизненным заключением; но бывают такие случаи, когда любой гуманист и почти любой противник казни скажет, что этот человек не достоин жить. И еще раз подчеркну, дело не столько в наказании (наказаниями преступность не устранишь, ими ее лишь в определенной степени сдержишь), сколько в устранении источников зла, в исправлении той ужасающей обстановки, которая сложилась в российском обществе. Государству пора взяться за выполнение принципов, заложенных в Конституции 1993 года. При нынешней политике нашей власти, какими бы ни были наказания, ситуация в обществе, к сожалению, не исправится.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

ПАРЛАМЕНТ

Деловая практика

ЗAЧЕМ ПРОСТО, ЕСЛИ МОЖНО СЛОЖНО

СМЕРТНАЯ КАЗНЬ: ЗА И ПРОТИВ

Законодательная практика

ПОДЕЛИМ ВЛАСТЬ?

МАТЕРИАЛЬНАЯ ОСНОВА НОВОГО СУДОУСТРОЙСТВА

Зарубежная практика

ЗАКОН О ПОРНОГРАФИИ В ИНТЕРНЕТЕ

НЕЛЕГАЛЬНОЕ САМОУБИЙСТВО

Издание

НОВЫЙ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС НА ТРЕХ ЯЗЫКАХ

Неделя права

ЖАЛОБЫ В ОРГАНЫ ВЛАСТИ

Новости из-за рубежа

В ВЕЛИКОБРИТАНИИ УВЕЛИЧЕНИЕ ВЗИМАЕМЫХ С НЕФТЯНЫХ КОМПАНИЙ НАЛОГОВ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К СОКРАЩЕНИЮ ДО 5

ИСПАНИЯ ПРЕКРАТИЛА ТОРГИ ПО ГОСУДАРСТВЕННЫМ ОБЛИГАЦИЯМ АРГЕНТИНЫ

ПАРЛАМЕНТ ЧЕРНОГОРИИ ВЫРАЗИЛ НЕДОВЕРИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВУ ЭТОЙ РЕСПУБЛИКИ

СОВЕТ ЕВРОПЫ ПРОВЕДЕТ МЕЖДУНАРОДНУЮ КОНФЕРЕНЦИЮ О РОЛИ СУДОВ В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ

МИНФИН США ДОБИВАЕТСЯ ПРИНЯТИЯ КОНГРЕССОМ ЗАКОНА О СТРАХОВАНИИ НА СЛУЧАЙ ТЕРАКТОВ

МАРИХУАНУ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ РАЗРЕШАТ В 2004 ГОДУ

Новости профессии

УКРАИНА — РОССИЯ: ОБМЕН ИНТЕЛЛЕКТОМ

ЭКСТРАДИЦИЯ НЕ ЗА ГОРАМИ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

GO WEST!

СУДЫ И ТЕРРОРИЗМ

Прецеденты

НАЛОГОВОЕ ПРАВО

НАЛОГОВОЕ ПРАВО

НАЛОГОВОЕ ПРАВО

ДОГОВОРНОЕ ПРАВО

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

Судебная практика

ПРИМЕНЯЙТЕ «ВЕРНЫЙ» ЗАКОН

Тема номера

ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ИНОСТРАННЫХ АРБИТРАЖЕЙ НА УКРАИНЕ

ПО СЕКРЕТУ ВСЕМУ СВЕТУ…

ЗАПЛАТИ, А ТО ПРОИГРАЕШЬ!

Юридический форум

ПРИНЯТИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО КОДЕКСА — ОСОЗНАННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

ЕСТЬ ТАКОЙ ФОНД…

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: