Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Смена деклараций

«После решения КСУ у законодателя нет иного выхода, как разработать новые правила привлечения к ответственности за нарушения в сфере подачи электронных деклараций чиновниками» - поясняет Тарас Пошиванюк, партнер EQUITY

— Соответствует ли мировым трендам положение украинского законодательства об обязательном декларировании своего имущественного состояния лицами, уполномоченными на выполнение функций государства?

— В наше время в каждом цивилизованном государстве наличие обязательного декларирования имущественного состояния чиновников воспринимается как аксиома. Фактически отчет государственных менеджеров перед обществом, который имеет внешнюю форму декларирования, является одним из основных принципов функционирования государственной службы. Кроме того, подача деклараций чиновниками формирует доверие граждан к государству.

В Украине е-декларирование было введено в 2016 году, и первые шаги в этом процессе для госслужащих были весьма болезненными, так как сам механизм вызвал много противоречий: был непонятен алгоритм заполнения деклараций, а сервер, на котором была размещена система, не справлялся с нагрузкой.

— Может ли чиновник, умышленно не внесший некую информацию в декларацию, быть привлечен к ответственности после решения Конституционного Суда Украины № 13-р/2020?

— Сегодня отсутствуют какие-либо нормы, на основании которых можно привлечь к уголовной ответственности лиц за нестыковки в декларации. Пока статья 3661 УК Украины действовала, по ней могли привлечь к ответственности, если преднамеренно вносились недостоверные данные либо «забывались» те или иные активы, доходы или расходы.

Особенностью указанной нормы было то, что обвинение должно доказать: невнесение либо включение некорректных данных было осуществлено преднамеренно. Справедливости ради отмечу, что во многих уголовных процессах из моей практики сторона обвинения делала акцент на доказательствах, указывающих на наличие умысла. Ими служили материалы негласных следственных действий, сведения из изъятых в ходе обысков телефонов, компьютеров с перепиской в мессенджерах, по электронной почте и прочее. У нас же, как у стороны защиты, был разработан целый комплекс методов и способов, которые нивелировали позицию прокуроров.

Как показывает практика последних дней, все уголовные производства по статье 3661 УК закрываются НАБУ/САП или Высшим антикоррупционным судом, в зависимости от стадии процесса. Только за последние две недели нами были поданы в ВАКС пять таких ходатайств в связи с вынесением КСУ названного решения.

— Нет уголовной, но может быть другая ответственность. Кто после решения КСУ уполномочен установить нарушение?

— Согласно принятым Украиной во исполнение Соглашения об ассоциации с ЕС законодательным актам единственным специализированным органом с полномочиями по привлечению к административной ответственности в сфере декларирования было Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции. Но по решению КСУ сейчас НАПК лишено данных функций. Таким образом, привлечение к какой-либо ответственности в сфере декларирования не предусмотрено действующим законодательством Украины.

— Как вы относитесь к этому решению КСУ?

— Я как профессиональный юрист не могу давать оценку решению КСУ — его надо воспринимать как факт. А комментарии по поводу его общественно-моральной составляющей — удел политиков и активистов.

Мне более интересно, что же предшествовало его принятию.

Всем известно, что электронные декларации подаются всеми, в том числе судьями КСУ, ежегодно в апреле. В августе — сентябре КСУ начал рассматривать дело о конституционности отдельных положений Закона Украины «О Национальном антикоррупционном бюро Украины», в котором поднимались вопросы о законности формирования НАБУ, наличии у него статуса правоохранительного органа и другие. И у НАПК внезапно возникли претензии к декларациям судей КСУ, на этом основании некоторым из них был заявлен отвод в связи с конфликтом интересов.

Исходя из хронологии событий и действий, можно предположить, что именно институт декларирования мог использоваться как способ давления на Суд. На эту мысль наводит тот факт, что проблемы с декларациями судьей КСУ возникли непосредственно перед принятием решений, ставящих под угрозу существование вновь созданных антикоррупционных органов. Но, как говорится, на каждую силу найдется другая сила, и возможный прессинг вызвал противодействие, что и привело к «конституционному кризису».

— Если ключевым является вопрос о материальном состоянии лица, то почему не расследовать это в рамках «налогового» уголовного производства?

— Действительно, во многих странах функции контроля достоверности декларирования возложены на налоговые службы. Но когда налоговые органы пребывают в состоянии перманентной реформы, а налоговая полиция — в неопределенном статусе, о каких полномочиях может идти речь? В Украине за соблюдение антикоррупционного законодательства, в том числе и достоверность декларирования, отвечает система антикоррупционных органов — НАПК, НАБУ и САП, — и разрушать эту конструкцию просто нет необходимости. Это крайне негативно скажется на имидже Украины.

Что сейчас нужно сделать, так это оперативно внести изменения в закон о НАБУ, чтобы после 16 декабря не возникли основания для приостановки его работы, подкорректировать закон о противодействии коррупции и довести до логического завершения процесс амнистии капиталов и применения нулевой декларации. Ведь их обещали в начале агитационной кампании государства по внедрению е-декларирования. Это вопрос честности государства.

— Как правильно оценить деяния в виде декларирования недостоверной информации или неподачи декларации в установленный срок?

— Как и в случае с уголовной ответственностью, с момента вынесения решения КСУ каких-либо санкций за несоблюдение сроков подачи декларации законодательством не предусмотрено. А учитывая частые перебои в работе сервера в период массовой подачи электронных деклараций, и не должно быть. Кроме того, как показала практика предыдущих лет, система е-декларирования имеет существенные недоработки, которые, надеюсь, будут устранены в будущем.

— Каждый гражданин, занявший должность, связанную с выполнением функций государства, должен быть готов к тому, что он станет объектом более пристального внимания со стороны общества и государства.

— Принимая решение связать свою деятельность с государственной службой, особенно на высоких постах, человек должен четко понимать, что его жизнь, образ жизни близких людей станут объектом скрупулезного изучения правоохранительных органов, журналистов, общественных активистов и всех желающих. В адвокатском кругу мы в шутку называем это «социальным пакетом госслужащего». При этом также нужно осознавать, что расследования так называемых коррупционных уголовных производств всегда связаны с вмешательством в личную жизнь чиновника. И как защитник не в одном десятке судебных процессов, где исследуются результаты НСРД, каждый раз после заседаний слышу просьбу «засудить» прокурора или следователя или хотя бы обжаловать такие действия в суде. Никому не приятно, когда его личное общение становится предметом обсуждения в СМИ. Я как защитник занимаю категоричную позицию, что те заседания, в которых судом исследуются материалы НСРД, отображающие общение с детьми, родными, должны проводиться в закрытом режиме.

— Декларации также подают все, кто переходит из частного бизнеса в госорганы или государственные компании. Какие риски это создает для бизнеса?

— Вопрос о рисках, связных с госслужбой, я бы отнес к риторическим. Ведь любое решение чиновника может оказаться предметом уголовного производства. В этом и состоит риск пребывания на госслужбе.

СКАЧАТЬ PDF

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

50 ведущих юридических фирм Украины 2020 года

«Бронзовая лига» ведущих юридических фирм Украины 2020 года

Банкротство

Госрасчет

Панацеи.net

Поправки на ветер

История рейтинга

Победители рейтинга «50 ведущих юридических фирм Украины» в 1998—2020 годах

Конкурентное право

Это возместительно?

Крупнейшие публичные сделки в сфере антимонопольного права

Перелом со смещением

Международный арбитраж

Альтернативная реальность

Арбитраж 2020

Методология

Расчетный курс

Налоговая практика

Tax-стиль

Точка сбора

Мистер нерезидент

Отчислить до блеска

BEPS попутал

Крупнейшие публичные споры в сфере налогообложения

Отрасли практики

В частном порядке

Планы на приватизацию

Деньги — вперед!

Снести мифы

Спрос на предложения

Крупнейшие публичные сделки

Отрасли экономики

Не летная по году

Фарма будущего времени

Энергопотери

Установить энергобаланс

Креативный двигатель

Стимуляторы роста

IT-перспективы

Региональные рынки

Уловить сегмент

Ведущие региональные юридические фирмы Украины

Полоса препятствий

Судебная практика

Реформенное безобразие

Обеспеченное будущее

Эксперт-анализ

Атмосферные явления

Земля по курсу

Концептуальный сбой

Крупнейшие публичные судебные и арбитражные дела

Чувство долга

Переменчивая система

Уголовное право и процесс

Позиция разыскивает

Подозрительная активность

В лучших экстрадициях

Цифровая эволюция

Смена деклараций

Должностная конструкция

Crime Time

Беспрецедентный проступок

Юридический рынок

Правила переноса

Суть первой инстанции

Зарплатная видимость

Юринтеграция

«Спорное» преимущество

50 ведущих юридических фирм Украины по количеству юристов

Экспертный совет

От редакции

50 ведущих юридических фирм Украины по объему доходов

Коронный разряд

Рейтинг признания юридических фирм

Рейтинг признания юридических фирм по отраслям практики

50 ведущих юридических фирм Украины по финансовой эффективности

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: