Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Системный сбой

При действующей системе финмониторинга банки поставлены в такие условия, что им выгодней работать вообще без клиентов, считает Семен Ханин, управляющий партнер ЮК «АМБЕР»
Семен ХАНИН: «Необходима стратегия, как банкам минимизировать риски взаимодействия с клиентами и каким образом вести свой бизнес»

О проблемах современного финансового мониторинга и реальных задачах, которые должен решать банковский комплаенс, а также о возможностях аутсорсинга в этой сфере «Юридической практике» рассказал Семен Ханин, управляющий партнер юридической компании «АМБЕР».

— Какие зоны риска вы можете идентифицировать для банковского сектора в его нынешнем состоянии?

— Самый большой риск для украинского банковского сектора — это само государство. Во всем мире принято, что рейтинг ни одного предприятия (банки — это тоже предприятия) не может быть выше рейтинга страны. Если страна находится в преддефолтном состоянии и фактически в состоянии войны, то о каких рейтингах может идти речь? Косвенно это проявляется в процентных ставках, которые принципиально ­отличаются от общемировых, количестве свободных денежных ресурсов, стоимости государственных ценных бумаг — это так называемая плата за риск. Все остальное — мелочь по сравнению с происходящими событиями.

Украине необходимо максимально уйти от проблем: постоянных кризисов, революций, войн — и добиться благополучия и процветания.

— А какие есть уязвимые точки в контексте работы банков с клиентами?

— Мне кажется, что мир сошел с ума, причем давно и основательно. И это уже, наверное, необратимое явление. В контексте банковского сектора мы пытаемся во всех болезнях общества (а они есть везде: и в США, и в Германии, и в Латвии, и в Украине) обвинить именно банки. В Украине это вообще перешло все разумные границы. Регулятор приходит в любой банк, имея постфактум информацию о нарушении со стороны клиента, и предъявляет претензии банку относительно неисполнения требований мониторинга и «незнания своего клиента». При этом никто не говорит, почему налоговая зарегистрировала соответствующую компанию, почему правоохранительные органы не выполнили свою превентивную функцию, почему бездействовала прокуратура, почему регулятор ранее не предоставил информацию, если она у него была…

Банк — это не какая-то сверхуниверсальная система, которая может за всех сделать работу. Это обычный бизнес, связанный с переводом, хранением средств, выдачей кредитов. Бессмысленная охота на ведьм крайне вредна. Она нанесла нашей стране убытков больше, чем российская агрессия. Она привела к тому, что мы по большому счету сами уничтожили свою банковскую систему, пошли по латвийскому пути. Сегодня любой клиент банку вреден. Прибыль от клиентов стала ниже, чем убытки, которые они приносят своими операциями. Идеальный банк — это банк без клиентов.

— Чем же он будет заниматься?

— Очевидно, что без клиентов банк разорится. В то же время банк с клиентами подвержен, к сожалению, слишком большим рискам, причем эти риски зачастую невозможно просчитать в наших украинских реалиях. Например, есть физическое лицо — предприниматель, занимающийся установкой пластиковых окон. Казалось бы, мирный бизнес, но потом вдруг выясняется, что он поставил окна в офис, в котором одно время работала компания, принадлежащая, скажем, Курченко. Соответственно, деньги прошли через банк. И уже не столь важны обстоятельства этой трансакции — все напишут, что через этот банк отмывались деньги, банки-корреспонденты будут закрывать корсчета, регулятор проведет проверку, правоохранительные органы — десяток обысков… Понять, какой клиент принесет банку много проблем, чрезвычайно сложно.

Наша конференция по банковскому комплаенсу — это по большому счету попытка придумать стратегию, как банкам минимизировать риски взаимодействия с клиентами и каким образом вести свой бизнес.

Мы точно не в силах переделать мир и вынуждены подстраиваться под его правила. Вместе с коллегами, банкирами и юристами мы хотим обсудить разумную стратегию комплаенса.

— Что такое комплаенс в вашем понимании?

— Комплаенс — это наука о рисках. Это не просто набор каких-то правил и мер, инструкция на 1000 страниц, как представляет наш регулятор. Их, с одной стороны, крайне сложно выполнить, а с другой — они никак не способствуют прогнозированию и управлению рисками.

Будучи правильно настроенным, комплаенс позволяет просчитывать риски для каждого клиента, отслеживать в динамике изменения тех или иных вероятностных характеристик. По идее, регулятор должен проверять не количество проблем у клиентов банка, а наличие в банке такой системы и ее работоспособность. Нельзя требовать от людей, предсказывающих погоду, стопроцентной точности каждый день. Нужно уйти от методики, что банк всегда неправ и что-то не увидел, что-то не досмотрел. Нужно просто создать систему, которая действительно будет помогать банкам вести бизнес.

Эта система должна быть многофакторной. Она действительно сможет подстраивать математическую модель под каждого клиента, под конкретного человека — ведь за любым бизнесом стоит физическое лицо. И история этого бенефициара (своевременность возврата кредитов, наличие либо отсутствие уголовных дел, семейные связи) непосредственно влияет на оценку. Причем важно видеть даже не конечный результат, а изменение профиля во времени. Например, если примерный семьянин, руководитель бизнеса, внезапно развелся, что, безусловно, его личное дело, то для офицера по комплаенсу это сигнал, что данному кейсу нужно уделить больше внимания.

Все эти вещи не очень приятны, они немного даже напоминают копание в грязном белье. Но кто-то эту работу должен делать системно. Необходим некий программно-человеческий комплекс. Сегодня комплаенс — это спасение акционеров и вкладчиков банка. Из-за возможных негативных последствий лучше отказать хорошему клиенту, чем взять плохого. И если понимать, что на такой работе основывается весь бизнес, то ее нужно делать именно профессионально и системно, а не кавалерийскими наскоками, как это происходит в нашей стране.

— Показатели, по которым банк проверяет своих клиентов, достаточно строго регламентированы. Нужно ли комплаенс-офицерам расширять этот перечень, по сути добавляя себе работы?

— То, как это делается сейчас в Украине, можно назвать фикцией, формальностью, отпиской для регулятора. Большая часть проблем, на наш взгляд, формализуется неправильно. Поскольку нас интересует результат, необходимо выделить на самом деле значимые вещи, особенно учитывая украинскую специфику, то, как мы подаем все декларации и отчетность. Собственника банка или крупной компании в целом интересует не формальное соблюдение Базельских принципов (Основные принципы эффективного банковского надзора, подготовленные Базельским комитетом по банковскому надзору при Банке международных расчетов — прим. ред.), а конечный результат. Исходя из здравой логики, мы хотим, с одной стороны, максимально сократить перечень необходимой для подачи информации, а с другой — максимально качественно ее анализировать. Как образец мы рассматриваем организацию работы швейцарских банков.

— Но ведь финансовый мониторинг в европейских банках намного жестче украинского…

— И да, и нет. Надо учитывать менталитет. Швейцарский мониторинг в основном сосредоточен на человеке, а украинский — на конкретном предприятии. Важно сместить этот вектор.

Рассмотрим пример. Приходит украинский гражданин в европейский банк. Ему надо внятно объяснить источники происхождения средств, бизнес, которым он занимается. И начинается: к компаниям, в которых он бенефициар, по бумагам он отношения не имеет, предприятия прибыльные, но, судя по декларациям, платят очень мало налогов… Конечно, у комплаенс-офицера европейского банка возникает множество вопросов. Добавьте «амбициозность» и «обидчивость» наших людей — вот и получается, что они не понимают, зачем все это спрашивают, и у них создается впечатление, что пройти комплаенс-проверку в европейском банке чрезвычайно сложно.

На самом деле банк действительно пытается, действуя по установленному алгоритму, понять, с кем он имеет дело, — это основа основ. А если посмотреть на документы некоторых наших бизнесменов, то они скорее напоминают «искреннее действенное раскаяние», а не информацию, предоставляемую банку. При этом у мошенников документы наверняка будут в полном порядке. И наоборот, в реально работающем бизнесе неизбежны нестыковки, это жизнь. Гораздо важнее понимать, с кем ты имеешь дело, а не заниматься аудитом бизнес-процессов.

В Украине доходит то того, что у нас многие люди не могут провести элементарные операции — вывезти 10 тыс. евро за границу и там потратить можно, а что-то купить на них в Украине — нет. На самом деле ни один украинский банк не проведет без документов операцию, якобы не требующую подтверждения.

— Сопровождение прохождения банковского мониторинга — в Европе вполне состоявшаяся сфера юридических услуг. Как с этим обстоят дела в Украине, в частности, видите ли вы в данном сегменте перспективы для своей практики?

— Прежде всего мы должны честно признать, что финансовый мониторинг — это паразитирующая нагрузка. Бизнес, даже самый мелкий, вынужден нести еще и расходы на проведение проверки, составление различных документов.

Но избежать этого мы не в силах, более того, с каждым днем мониторинг становится все более существенным. Достаточно накладно содержать громадную службу учета и аналитики информации — даже при серьезной аппаратной поддержке для этого требуются немалые человеческие ресурсы. Сегодня в шутку говорят, что бизнес-модель банка — это 5 % банкиров, 10 % юристов, а все остальное — финансовый мониторинг во всем его разнообразии. Крупным банкам это по силам. Мелкие же банки и в Европе, и в Швейцарии, попросту разоряются и закрываются. Нельзя идти по такому пути: единственным выходом, на мой взгляд, может стать аутсорсинг, при котором специализированная компания будет оказывать такие услуги нескольким банкам одновременно, а банки соответственно разделят расходы на ее содержание. Наше законодательство предоставляет возможность аутсорсинга таких услуг, необходимо изменение подходов регулятора.

Следует наладить нормальную работу банков, исключить постоянное давление, ощущение того, что банк всегда виноват, дать возможность людям спокойно работать. Чтобы каждая проверка не заканчивалась применением санкций. Прекратить банкопад. Внедрить систему, которая, минимизируя человеческий фактор, будет действительно просчитывать риски.

Если это будет сделано, станет проще и клиентам. Сейчас им зачастую сложно помочь, поскольку банк сам не знает, что ему нужно. Банки на самом деле поставлены в такие условия, что проще отказать любому клиенту. Если ситуация не изменится, мы окончательно убьем бизнес в этой стране.

Беседовал Алексей НАСАДЮК, «Юридическая практика»

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: