Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Simply the west

Рубрика Репортаж
В культурном и историческом сердце Западной Украины состоялся LvivCriminalLawForum, собравший на одной площадке ведущих экспертов в сфере уголовного права и процесса

Современное состояние и проблемные вопросы уголовного права и процесса — в фокусе внимания участников LvivCriminalLawForum, мероприятия, организованного Ассоциацией адвокатов Украины 19 октября с.г. и впервые проведенного во Львове. Форум собрал на одной площадке ключевых участников уголовного процесса — судей, адвокатов и прокуроров, а также отечественных и международных экспертов-криминалистов, что обеспечило живую, активную, подчас довольно острую профессиональную дискуссию. А то обстоятельство, что мероприятие подобного масштаба проводилось не в традиционных столичных локациях, а в новых географических широтах — культурном и историческом сердце Западной Украины — во Львове, позволило посмотреть на отдельные проблемы под новым углом.

 

Суд да дело

Как в условиях перманентных законодательных изменений и кадрового голода в судебной и правоохранительной системах обеспечить качество досудебного расследования, своим видением поделился прокурор отдела прокуратуры г. Киева Александр Жила. По его словам, принятие Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины в 2012 году стало настоящей революцией в уголовном процессе именно благодаря введению нового института следственного судьи. Следственный судья — это руководитель досудебного расследования уголовного производства: именно он, а не прокурор имеет ключевые полномочия, выразил убеждение спикер.

Сейчас этот институт сильно перегружен, особенно в крупных городах нагрузка на следственных судей колоссальная, констатировали участники LvivCriminalLawForum. Поэтому, по мнению Александра Жилы, следственный судья должен быть освобожден от рассмотрения других категорий дел. «Только эффективное функционирование института следственного судьи обеспечит высокое качество досудебного расследования», — подчеркнул он.

Правда, идея разгрузить следственных судей, замкнув их функции исключительно на рассмотрении уголовных производств, или ввести формулу «один судья — один кейс» (все ходатайства в рамках одного уголовного производства должен рассматривать один следственный судья) воодушевила не всех участников форума, особенно не нашла поддержки у представителей судейского корпуса. Как рассказала председатель Галицкого районного суда г. Львова Ирина Волоско, инстанция, которую она возглавляет, рассматривает порядка 90 % всех ходатайств органов досудебного расследования в рамках уголовного производства, поскольку в территориальной юрисдикции суда находятся отделения практически всех правоохранительных и «силовых» ведомств. Все судьи этого суда (12 человек) являются следственными, и все они имеют колоссальный объем работы. Следовательно, реализация предлагаемого формата разгрузки не представляется возможной.

Одну из главных проблем досудебного расследования заместитель начальника Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины Андрей Гнатив видит в низкой квалификации представителей органов досудебного расследования: в отсутствии достаточного количества квалифицированных, а главное — опытных сотрудников. Как показывает практика, в уголовных процессах адвокаты на голову выше, чем представители органов досудебного расследования, вторит ему судья Шевченковского районного суда г. Львова Александра Баева. При этом она обращает внимание на проблему злоупотребления адвокатами правом на подачу ходатайств. Как отмечалось, подавать десятки, а то и сотни аналогичных документов в рамках одного уголовного производства — это ошибочный путь, ведь такой подход не только создает дополнительную нагрузку на следственных судей и сотрудников аппарата суда (одной лишь канцелярии суда понадобится несколько часов для регистрации такого массива ходатайств), но и негативно отражается на сроках и качестве рассмотрения дел.

То, что сторона защиты нередко злоупотребляет такой опцией, как подача ходатайств, признает и модератор первой панели форума Тарас Пошиванюк, адвокат, партнер ЮК EQUITY. При этом он подчеркивает, что в свете последних законодательных новаций, в частности, так называемого закона маски-шоу стоп №1, упростилась работа адвокатов, в качестве примера приводя изменение практики проведения обыска. Если раньше представителям стороны защиты нужно было буквально «прорываться» на проведение этого популярного следственного действия, то сегодня присутствие адвоката на обыске стало неотъемлемым атрибутом данного процесса.

 

В теории и в практике

На LvivCriminalLawForum выступил директор Львовского территориального управления Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) Тарас Лопушанский, который сфокусировался на проблемных вопросах расследования детективами НАБУ уголовных правонарушений, предусмотренных статьями 3661 «Декларирование недостоверной информации» и 3682 «Незаконное обогащение» Уголовного кодекса (УК) Украины. Украина — одна из немногих стран Европы, в которой существует уголовная ответственность по таким составам преступлений, констатировал спикер. Статистика НАБУ по двум указанным нормам УК Украины такова: по статье 3661 было открыто 72 уголовных производства, по статье 3682 — 54. Порядка 30 уголовных производств с обвинительным актом уже направлены в суды. Правда, судебные инстанции не торопятся рассматривать соответствующие дела. Более того, согласно официальной статистике статья 3682 УК Украины является фактически «мертвой» нормой: за последние несколько лет по ней не было ни одного приговора суда.

Тарас Лопушанский также напомнил, что ранее группа народных депутатов инициировала вопрос относительно конституционности этой нормы: соответствующее представление еще в конце прошлого года было направлено в Конституционный Суд Украины. При этом представитель НАБУ рассказал, что в Литве действует институт уголовной ответственности за незаконное обогащение. Причем в отличие от украинской версии он применяется не только к власть имущим, но и ко всем гражданам, получившим незаконным путем активы в размере от 19 тыс. евро и больше. Конституционный суд Литовской Республики уже поставил точку в вопросе целесообразности существования такого института, признав соответствующую норму конституционной.

В рамках отдельной сессии участники LvivCriminalLawForum проанализировали под разными углами вопрос недопустимости доказательств в уголовном процессе. Отвечая на вопрос модератора дискуссии, адвоката АО Arzinger Александра Максименко, почему судьи в ходе судебного рассмотрения, как правило, отказывают в удовлетворении ходатайств о признании доказательств недопустимыми, заместитель председателя Стрийского горрайонного суда Львовской области Виктория Бучкивская озвучила интересную статистику. Так, сегодня существует уже более 200 определений, вынесенных в ходе судебных заседаний, о признании доказательств очевидно недопустимыми. В этом легко убедиться, проведя мониторинг Единого государственного реестра судебных решений по ключевым словам «недопустимое доказательство» и задав критерий поиска по определениям (а не приговорам!) суда. А тот факт, что судьи не всегда удовлетворяют ходатайства о признании доказательства недопустимым, г-жа Бучкивская объясняет следующим. Иногда перед принятием того или иного решения суду нужно взвесить все «за» и «против» в совещательной комнате, кроме того, согласно положениям статьи 94 УПК Украины необходимо оценивать и совокупность собранных доказательств — с точки зрения их достаточности и взаимосвязи для принятия соответствующего процессуального решения: все это можно сделать только на финишной прямой судебного рассмотрения.

«Любите судей: они не являются вашими процессуальными противниками. Ваши процессуальные противники — прокуроры! Но они ваши процессуальные противники, а не враги!» — с такими напутственными словами к адвокатскому сообществу обратился один из самых опытных и харизматичных его представителей Ярослав Зейкан, партнер ЮК EQUITY, говоря о необходимости построения эффективной и конструктивной коммуникации между тремя ключевыми участниками уголовного процесса.

 

Сквозь международную призму

Участники LvivCriminalLawForum в рамках отдельных панелей проанализировали тактические приемы адвокатов, которые можно применять для защиты интересов клиента в рамках уголовных производств, а также ознакомились с международным опытом заключения соглашений со следствием и функционирования института уголовной ответственности юридических лиц, сравнив украинскую и швейцарскую модели.

Многие юристы говорят о том, что принятый в 2012 году УПК Украины является гибридным: национальное законодательство вобрало в себя разные элементы законодательного регулирования других государства, отмечает Екатерина Гупало, адвокат, партнер АО Arzinger. Например, наше государство позаимствовало институт соглашений со следствием, а вот полноценный механизм ответственности юридических лиц в Украине так и не был запущен: в нашей стране он существует в усеченном виде. В Швейцарии же институт корпоративной уголовной ответственности, как рассказал Саверио Лембо, партнер Bar & Karrer (Швейцария), был введен в 2003 году, правда, на протяжении последующих десяти лет был лишь «тигром на бумаге». Только в последние несколько лет швейцарские прокуроры стали активно применять этот инструмент на практике. Иностранный гость рассказал, что в Швейцарии есть два вида корпоративной ответственности: первичная — применяется к таким категориям преступлений, как финансирование терроризма, отмывание средств, коррупция, и вторичная, применяемая к других видам уголовных правонарушений. Обязательным условием для использования этого механизма является невозможность «связать» правонарушение с конкретным физическим лицом. Юридическое лицо, привлекаемое к ответственности, должно уплатить штраф, размер которого может достигать 5 млн швейцарских франков.

Саверио Лембо рассказал и о нюансах функционирования института соглашений, который в Швейцарии довольно широко и эффективно применяется. Также иностранный эксперт осветил актуальные мировые тенденции, которые наметились на поприще уголовного процесса. Одной из них является усиление международного сотрудничества среди правоохранительных органов. «Мы, адвокаты, также должны расширять горизонты профессионального сотрудничества», — резюмировал г-н Лембо.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

Зарубежная практика

Нераскрытое дело

Конспект

Криминальная остановка

Отрасли практики

Предлагается ввести ответственность за незаконное ношение военной формы

Инициирован законопроект о свободе передвижения и выбора места проживания

Твердые несогласные

Парламентарии хотят исключить из УК Украины статью 391

Поставить на спор

Рабочий график

Карта событий

Репортаж

Ценностный комплекс

Simply the west

Самое важное

Процедурные вопросы

Не просить упрощения

Оценочный прогноз

Корпоративная практика

Спам заказывали?

Тема номера

Верховный Суд стал на сторону владельца авто в споре с таможенным органом

Банки и правопреемники

Большая Палата ВС высказалась по вопросу выселения из служебного жилья

Закрыть счет

Бить по площадям

Вернуть кредит

Всерьез и недолго

Большая перемена

Оборотная сторона

Общественный — строй

Собственное сомнение

Обжалованию подлежит

Частная практика

ЮФ Aequo консультирует Ipsos в связи с приобретением четырех исследовательских подразделений у компании GfK

ЮФ Asters открывает офис в Брюсселе

Направление на практику

Юрдепартаменты

Прайм-тайм

Получить по услугам

Комплекс заданий

Теория инхауса

Волевая почта

50 ведущих юридических департаментов Украины

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: