Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Считать по словам

Последнее слово подсудимый может сказать без защитника

Последнее слово является персональным правом подсудимого, поэтому его произнесение возможно и в отсутствие защитника в судебном заседании, считает КУС ВС

Процессуальные правила существуют, чтобы их соблюдать, особенно если речь идет об уголовном производстве. Однако при всей скрупулезности суда и участников процесса некоторых нарушений установленного Уголовным процессуальным кодексом (УПК) Украины порядка не избежать. Каковы последствия мелких нарушений процесса? Влияют ли они на справедливость решения и когда деталь столь важна, что перечеркивает годы судебных заседаний?

Конечно, в зависимости от принятого решения сторона защиты либо сторона обвинения будут настаивать на том, что даже самое малое нарушение повлияло на исход дела, а поэтому решение надо отменить и начать рассмотрение с нуля. Оппоненты, в свою очередь, найдут немало веских доводов того, что нарушение было столь незначительным, что даже говорить о нем не стоит. И в этом случае без вердикта суда не обойтись. Именно суд апелляционной и кассационной инстанции дает финальную оценку весомости процессуальной ошибки и ее влияния на справедливость приговора. Эту роль успешно сыграл Кассационный уголовный суд (КУС) в составе Верховного Суда (ВС), пересматривая приговор в деле № 332/2462/14-к, касающемся осуждения гр-ки Д. за убийство.

Обращаясь с кассационными жалобами, осужденная и ее защитник утверждали следующее: судами не были надлежаще оценены доказательства; в основу приговора положены показания свидетелей, не приведенных к присяге; не был проверен и принят либо опровергнут каждый из аргументов защиты; не был рассмотрен обоснованный отвод судье; и в заключение — последнее слово подсудимой суд заслушал в отсутствие защитника. На все доводы жалоб КУС ВС нашел свои аргументы, ввиду чего постановление по указанному делу от 27 октября 2020 года заслуживает изучения всеми юристами-практиками в сфере уголовного процесса.

Вопрос присяги

Прежде чем сделать выводы по каждому из доводов, КУС ВС напомнил, что согласно части 1 статьи 433 УПК Украины суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами низших инстанций норм права, правильность правовой оценки обстоятельств и не уполномочен исследовать доказательства, устанавливать и признавать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в оспоренном решении, решать вопрос о достоверности того или иного доказательства. Суд кассационной инстанции в силу статьи 438 УПК не вправе отменить или изменить оспариваемые решения из-за несоответствия изложенных в них выводов фактическим обстоятельствам дела, а исходит из обстоятельств, установленных в приговоре.

В этой связи КУС ВС отметил, что заявленные стороной защиты несогласие с установленными фактическими обстоятельствами уголовного производства, отрицание полноты судебного разбирательства, недостоверность отдельных доказательств не могут быть проверены судом кассационной инстанции.

Однако в части принятия в качестве доказательств сведений, предоставленных свидетелями, которые не были приведены к присяге, являющейся отдельной процедурой, КУС ВС согласился, что действительно каждый из свидетелей в процессе не обещал торжественно перед судом давать только правдивые показания. Вместе с тем Кассационный уголовный суд проверил запись хода рассмотрения дела, обнаружив, что до начала допроса свидетелей, выполняя предписания части 1 статьи 352 УПК Украины, суд первой инстанции, помимо прочего, разъяснил им их права и обязанности, а также предупредил об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и заведомо неправдивые показания.

Учитывая это, по мнению КУС ВС, неполучение от свидетелей дополнительной устной присяги (подтверждения) говорить правду нельзя считать существенным нарушением требований процессуального кодекса. Следовательно, согласно нормам статей 87, 412 УПК Украины допущенная процедурная неправильность не влечет безусловного признания доказательств недопустимыми и отмены решений на основаниях, изложенных в пункте 1 части 1 статьи 438 УПК.

Вопрос последнего слова

Следующий аргумент защиты в кассационной жалобе касался нарушения права на защиту обвиняемой при произнесении ею последнего слова. Жалобщики считали, что нарушение такого права имело место вследствие предоставления ей последнего слова в отсутствие в судебном заседании ее защитника. И такое нарушение было существенным.

На этот довод КУС ВС ответил, что по смыслу статьи 365 УПК Украины последнее слово является персонифицированным этапом судебного производства, суть которого сводится к личному обращению обвиняемого к суду. Согласно материалам дела в своем коротком последнем слове (всего 2,5 минуты) гр-ка Д отрицала вину, при этом не сообщив никаких новых обстоятельств, которые могли бы существенно изменить позицию защиты. То есть осужденная не изменила ранее согласованную с защитником позицию, а суть ее обращения к суду не требовала возобновления судебного следствия. Таким образом, КУС ВС констатировал: «Хотя предоставление последнего слова и произошло в отсутствие защитника, это нарушение не является существенным в понимании статьи 412 УПК Украины, поскольку оно не сузило гарантированного права на такое обращение, не создало и не могло создать препятствий суду принять справедливое решение».

Вопрос нового исследования доказательств

В кассационной жалобе защита привела те же доводы о неправильной оценке доказательств и незаконности осуждения гр-ки Д. КУС ВС отметил, что они были предметом тщательной проверки суда апелляционной инстанции. Этот суд все доводы рассмотрел надлежащим образом и устранил допущенные местным судом нарушения, касающиеся вопросов допустимости отдельных фактических данных. То есть частично удовлетворил требования жалобщицы, а часть доводов отклонил, сославшись на материалы дела и приведя правовое обоснование своего отказа.

При этом отсылку к тому, что апелляционный суд был обязан удовлетворить ходатайство защиты о допросе свидетеля и повторном исследовании судебно-медицинской экспертизы КУС ВС счел неприемлемой, поскольку такое требование противоречит точному содержанию части 3 статьи 404 УПК Украины, определяющей исключительный перечень обстоятельств, при которых проводится следствие на стадии апелляционного пересмотра приговора.

Вопрос отводов

Также защита утверждала, что судами нижестоящих инстанций не были рассмотрены отводы, заявленные судье и прокурору. В этой части КУС ВС обратил внимание стороны защиты на то, что такое ходатайство не было проигнорировано. В частности, апелляционный суд отказал в удовлетворении отвода судье. А вот отвод прокурору действительно был оставлен без рассмотрения. Однако лишь потому, что был заявлен на другой стадии — при осуществлении производства по вновь открывшимся обстоятельствам, что исключало возможность его рассмотрения судом апелляционной инстанции при пересмотре приговора.

Исходя из изложенного, КУС ВС сделал вывод, что при пересмотре приговора в порядке апелляционной процедуры суд соблюл законодательные предписания и существенных нарушений норм права, которые бы влекли обязательную отмену или изменение оспоренных судебных решений, не было обнаружено.

Ирина ГОНЧАР • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: