Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

С мерой в будущее

«Для эффективной защиты экономической конкуренции следует обеспечить соблюдение принципа неотвратимости наказания в случае нарушения», — уверена адвокат Мария Нижник

В Украине продолжается работа над конкурентно-антимонопольной реформой — рассмотрение соответствующего законопроекта значится в планах на осеннюю пленарную сессию парламента. Как менялась работа Антимонопольного комитета Украины (АМКУ, Комитет) и отношение к нему бизнеса, а также на что следует обратить первоочередное внимание при реализации реформы, «Юридической практике» рассказала адвокат Мария Нижник, первый заместитель председателя АМКУ в 2015—2019 годах.

 

— Как вы в целом оцениваете свою каденцию в АМКУ? Почему в 2015 году был сделан выбор в пользу госслужбы?

— Отвечая на этот вопрос, важно вспомнить контекст происходящего в то время. Это был 2015 год, постмайданное время, когда у всех были огромные ожидания и запрос на реформы, поскольку было огромное недоверие к государственным институтам.

На том момент у меня уже был значительный опыт в сфере конкурентного права, и для меня было важно привнести свою экспертизу в работу государственного органа, чтобы способствовать восстановлению доверия к АМКУ как со стороны граждан, так и бизнеса.

Для меня это было вызовом, поскольку на тот момент я работала в одной из самых успешных юридических компаний, не имея опыта работы на государственной службе. Но я с радостью его приняла, так как видела реальные возможности повысить эффективность и прозрачность работы АМКУ, внедрить передовые европейские стандарты и подходы.

 

— Что вы относите к основным вашим достижениям?

— Одной из основных целей было восстановить доверие к АМКУ. У бизнеса на то время была презумпция того, что Комитет — это некий цербер, нацеленный на принятие каких-то необоснованных решений и применение штрафных санкций.

Наша команда сосредоточилась на создании прозрачного эффективного ведомства, нацеленного на адвокатирование конкуренции, разъяснительную работу, выдачу рекомендаций и регулирование рынка. Мы системно подошли к вопросу реформирования АМКУ, причем с точки зрения как изменения законодательства, так и структурных перемен, впервые использовали критерии экономической эффективности его работы. Так, в Комитете была введена должность chief economist, которая уже была характерна для конкурентных ведомств многих высокоразвитых государств. Мы начали полноценно использовать экономический анализ, ведь на самом деле защита конкуренции — это смесь экономики и права.

Это был не косметический ремонт, а комплексное переосмысливание работы ведомства в целом. В связи с этим мы системно сотрудничали с разными международными организациями. В том числе был проведен аудит Организации экономического сотрудничества и развития (ОЕСР), по итогам которого была разработана дорожная карта, приняты определенные решения.

Сейчас тот период можно оценивать по-разному. Не все из запланированного было выполнено, особенно выполнено в срок, но я остаюсь оптимистом, считаю, что работа нашей команды была эффективной и полезной. Мы задали правильное направление развития ведомства.

Если же говорить о делах, одно из самых ярких — это дело «Газпрома». Безусловно, в нем невозможно исключить политическую составляющую, но мы его рассматривали именно с позиций антимонопольного законодательства. Была представлена очень хорошая доказательная база. Для всех ведомств это самый крупный и обоснованный штраф, который частично был оплачен ответчиком.

 

— Насколько в деятельности АМКУ присутствует политическая составляющая?

— В любом случае государство — это единый механизм, и нельзя сказать, что каждый госорган — это изолирования структура, действующая независимо от решений другого органа и политики государства в целом. Но тем не менее у каждого госоргана есть свой функционал и сфера ответственности. Комитет, безусловно, учитывает все, что происходит на политическом уровне, вместе с тем он руководствуется профильным законодательством и в этом смысле является независимым. Более того, АМКУ наделен рядом контрольных функций, а также выступает в качестве органа обжалования в отношении решений других госорганов. Реализовать эти полномочия, не будучи независимым, в том числе финансово, попросту невозможно.

 

— Законопроекты о конкурентно-антимонопольной реформе (№ 2730 и альтернативные) были внесены в парламент в начале года, но все еще не рассмотрены. Значит ли это, что данная реформа утратила свою актуальность?

— Безусловно, эта реформа сохраняет свою актуальность, и работа над ней продолжается. Наиболее комплексным является законопроект № 2730 авторства Людмилы Буймистер, который активно обсуждается в экспертной среде и бизнес-сообществе. В самое ближайшее время мы можем ожидать появления доработанной редакции этого законопроекта с учетом предложений АМКУ, бизнеса, экспертов, в том числе международных.

 

— Что, по вашему мнению, необходимо реформировать в конкурентно-антимонопольной сфере в первую очередь?

— Прежде всего институт ответственности. Какими бы идеальными не были законодательство и органы, которые его применяют, если бизнес не видит неотвратимости наступления ответственности, все происходящее напоминает мышиную возню. На сегодня процесс выглядит следующим образом: сначала длительное разбирательство в АМКУ, потом не менее длительное обжалование решения в суде, после чего АМКУ вынужден вновь обращаться в суд за принудительным исполнением своего решения. При таких длительных сроках нивелируется функция прекращения нарушения, а нарушитель успевает предпринять все необходимые шаги, чтобы избежать ответственности, перевести активы на другие компании и т.д. Предлагается как минимум исключить необходимость оспаривания принудительного исполнения решения АМКУ, придав ему статус исполнительного документа.

Еще один важный момент: сейчас крайне сложно применить санкции к реальным бенефициарным собственникам, которые непосредственно принимали решения, в том числе связанные с совершением того или иного антиконкурентного действия. В законопроектах предлагается установить солидарную ответственность компании (зачастую «пустышки») и ее непосредственных собственников. Также законопроекты предполагают установление субсидиарной ответственности за, условно говоря, доведение компании до банкротства с целью избежать штрафа АМКУ. Кроме того, предлагается установить реальную административную ответственность для должностных лиц компаний-нарушителей. Для эффективной защиты экономической конкуренции следует обеспечить соблюдение принципа неотвратимости наказания в случае нарушения. Как только потенциальные нарушители и потенциальные пострадавшие поймут неизбежность ответственности, механизм будет работать.

Очень важный вопрос связан с процессуальными полномочиями Комитета. Основным его инструментом сейчас является запрос на предоставление информации. К сожалению, в отличие от правоохранительных органов, АМКУ не наделен функциями, которые позволяли бы ему действительно выявлять нарушения, картельные сговоры и т.д. Представляется оправданным усиление полномочий Комитета в этом направлении, в том числе путем углубления сотрудничества с правоохранительными органами.

Усовершенствования требует также механизм обжалования государственных закупок. Количество жалоб, которые поступают в Комитет, свидетельствует о доверии бизнеса и действительно хорошей работе этого инструмента. Но с другой стороны, это перегружает Комитет, у госуполномоченных практически не остается времени на другие направления работы.

 

— В профессиональной среде активно обсуждается вопрос пределов судебного контроля и пересмотра решений АМКУ. Требуются ли в этой сфере какие-то законодательные изменения?

— Суд должен иметь возможность полностью пересматривать решение, принятое Комитетом. В том числе пересматривать размер санкций, не ограничиваясь лишь вопросом правильности применения АМКУ норм материального и процессуального права при вынесении соответствующего решения.

Но я сторонник того, что даже сейчас действующее законодательство позволяет суду в полной мере рассматривать все дела АМКУ. Вместе с тем существующие законопроекты содержат нормы, которые дадут судам больше уверенности для того, чтобы действовать в этом направлении.

 

— Какие услуги практики антимонопольного и конкурентного права востребованы сейчас?

— Ввиду сложившейся коронакризисной ситуации было достаточно много опасений, ожиданий спада как бизнес-активности, так и активности государственных органов. Эти опасения не оправдались, можем говорить лишь о небольшом спаде в сегменте крупных международных сделок, требующих согласования АМКУ. Но в целом «услуга» получения разрешений на концентрацию все так же востребована, разве что акценты несколько сместились в сторону внутриукраинских проектов. В том числе украинский бизнес продолжает легализировать свои структуры и приводить их в соответствие с изменившимся законодательством.

Что касается расследований, АМКУ продолжает концентрироваться на «классических» рынках, таких как энергетика и фармацевтика. Соответственно, спрос на услуги представительства интересов компаний этих секторов достаточно высок. Но с учетом практики других конкурентных ведомств и смещения потребления в онлайн АМКУ придется больше уделять внимания диджитал-сфере, маркет-плейсам и т.д.

Очевидно, будет набирать обороты консультирование, связанное с получением госпомощи.

Что касается обжалования госзакупок, это также достаточно перспективное направление, но скорее для узкоспециализированных бутиковых юркомпаний.

 

— Если сравнивать с 2015 годом, изменилось ли восприятие работы АМКУ с точки зрения бизнеса и в какую сторону?

— Я только возвращаюсь к практике и могу, скорее, судить по косвенным признакам. Но уверена, что отношение улучшилось. Это подтверждается в том числе отчетами Европейской Бизнес Ассоциации и Американской торговой палаты в Украине, которые говорят о том, что жалоб на АМКУ в 2018—2019 годах стало меньше. По наблюдениям Офиса бизнес-омбудсмена, АМКУ — это орган, в отношении которого наименьшее количество обращений и негатива со стороны бизнеса. Это показатели того, что отношение изменилось в лучшую сторону. Более того, у бизнеса появилось понимание, что они влияют на все процессы, связанные с развитием конкуренции в целом.

 

(Беседовал Алексей НАСАДЮК, «Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: