Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Реакция отторжения

«Вопрос в невосприятии меня коррупционной системой, которая существует в государстве» — Константин Ликарчук о своем увольнении из Государственной фискальной службы
«Идеальный вариант реформы — ликвидация ГФС и создание на ее месте двух отдельных служб: налоговой и таможенной», — уверен Константин ЛИКАРЧУК

7 сентября с.г. Константин Ликарчук был уволен с должности заместителя председателя Государственной фискальной службы (ГФС) Украины. Его пребывание на должности куратора таможни продолжалось всего четыре месяца и фактически с самого начала запомнилось последовательной публичной критикой Министерства финансов, которое курирует ГФС, и главы ГФС Романа Насирова за попытки ограничить самостоятельность таможни и отсутствие реальных рычагов управления. В последние дни пребывания в должности г-н Ликарчук также заявлял о вскрытии коррупционных таможенных схем.

В интервью «Юридической практике» Константин Ликарчук рассказал о своем видении конфликта, планах обжаловать увольнение (но не с целью продолжения работы в ГФС Украины), а также об «идеальной» реформе таможенной системы.

 

— Распоряжение КМУ о вашем увольнении содержит формулировку «за нарушение присяги». Вам известно, какое нарушение послужило основанием для увольнения?

— Нет. Я очень внимательно читал присягу государственного служащего и могу утверждать, что ее не нарушал. По моему мнению, эта формулировка ошибочна.

 

— Будете ли вы обжаловать это решение КМУ полностью или в части основания увольнения?

— Собираюсь обжаловать это распоряжение как в части формулировки, так и относительно процедуры его принятия. По моей информации, 7 сентября 2015 года заседания Кабинета Министров не было. Было некое совещание. В ходе судебного процесса я хотел бы получить информацию, что это на самом деле было; получить протокол; выяснить, соблюдены ли процедурные вопросы созыва то ли заседания, то ли совещания. Я хочу это сделать в том числе чтобы показать обществу, как у нас принимаются решения. Чтобы всем было понятно, насколько юридически корректно у нас все происходит. С этими двумя целями, по крайней мере пока, я и собираюсь обжаловать распоряжение Кабинета Министров. Но восстанавливаться на службе с целью продолжения работы в Государственной фискальной службе с этой группой людей я не хочу. Я имею в виду г-на Насирова и лиц, курирующих ГФС в Министерстве финансов Украины.

— В чем суть вашего конфликта с Романом Насировым?

— Это не межличностный и не политический конфликт. Это очень большое сопротивление системы и совершенно разные задачи, с которыми Насиров и я пришли в Государственную фискальную службу.

При этом таможенная система восприняла меня нормально и вполне адекватно. Она показала все признаки управляемости. Тут вопрос в невосприятии меня коррупционной системой, которая существует в государстве. А это совершенно другое. Когда говорят, что таможня — это организованная преступная группировка (ОПГ) и там везде сплошная коррупция, это не совсем так. ОПГ — это не таможня, это люди, которые делают на таможне коррупцию. Если дать таможне возможность нормально существовать и выполнять возложенные на нее задачи, дать спокойно работать, то, поверьте, никакой коррупции там не будет.

 

— Ранее вы заявляли о вскрытии определенных схем в работе таможенных органов. Можете привести конкретные примеры?

— На своей страничке в Facebook я обнародовал некоторые документы, абсолютно конкретные оформления. Например, 20 августа через Одессу зашли два одинаковых контейнера. Один поехал оформляться в Киевскую область, а другой — в Черкассы. И в Киевской области абсолютно идентичный товар был оформлен в три раза дешевле, чем в Черкассах. Другой пример: был у нас «белый» импортер бытовой техники, который длительное время осуществлял вполне нормальное оформление, платил налоги. И тут вдруг он прекращает импортировать бытовую технику и начинает импортировать бумажную ленту, оформляя ее на Херсонской таможне. В итоге он стал платить таможенные сборы в четыре раза меньше. Таких примеров, если поискать в наших оформлениях, можно найти достаточно много.

 

— Выявленные вами факты переданы в правоохранительные органы?

— С нетерпением жду, когда со мной свяжутся представители правоохранительных органов, чтобы я передал им эти факты. 27 августа Михаил Саакашвили (глава Одесской областной госадминистрации — ред.) обратился в правоохранительные органы с заявлением о совершении преступления, и я жду, когда правоохранители отреагируют на это заявление. Я не считаю, что нужно «забрасывать» правоохранительные органы подобными обращениями. Есть заявление одесского губернатора, высокого должностного лица, публичного человека, имеющего положительную известность — пусть они отработают его обращение. Я в рамках этого производства предоставлю им информацию.

 

— Г-н Насиров заявлял, что подал материалы о вашей деятельности в правоохранительные органы. Вам известно о каких-либо уголовных производствах по этим обращениям?

— Не знаю, возможно, какая-то работа и проводится. Повесток я не получал и относительно каких фактов моей деятельности он мог обращаться в правоохранительные органы, для меня секрет. Об этом ни разу не шла речь, никакие служебные расследования не проводились, никаких пояснений у меня не брали.

 

— Если несколько отойти от настоящих событий, с какими целями вы шли на государственную службу?

— На госслужбу я шел с целью помочь государству изменить себя, помочь изменить одну из самых сложных и ресурсоемких систем — таможню. Шел с достаточно достойными, как я считаю, целями.

 

— Что стало основными барьерами? Это больше объективные или субъективные факторы?

— Это более субъективные факторы, связанные с тем, что ряд лиц хочет поставить таможенные потоки под свой контроль с целью получения неправомерной выгоды. Они заинтересованы в ликвидации таможни как системы, объединении региональных таможен с главными областными управлениями ГФС с целью слить воедино все финансовые потоки, чтобы там уже было вообще непонятно, что происходит.

 

— Какое реформирование, по вашему мнению, необходимо таможне?

— Идеальный вариант — это выделение таможни из Государственной фискальной службы, ликвидация ГФС и создание на ее месте двух отдельных служб: налоговой и таможенной.

 

— То есть возврат к системе, которая у нас уже была?

— Нет. Это не то, что у нас было в свое время. Я считаю, что эти службы должны быть более европейскими, иметь другие функции, другие задачи — с меньшей концентрацией на фискальной составляющей. Таможня должна концентрироваться на функции безопасности государственной границы, на функции содействия международной торговле. Фискальная функция тоже должна быть в числе трех основных. И не обязательно создавать центральные органы исполнительной власти по вопросам таможни и налогов — достаточно создать дееспособные вертикальные структуры в рамках Министерства финансов, например соответствующие департаменты. По моему мнению, это была бы идеальная модель. Она успешно функционирует в государствах, которые, подобно Украине, имеют большую протяженность сухопутной границы (в Польше, Германии), и доказала свою эффективность.

 

— Со стороны политиков периодически звучали идеи о передаче украинской таможни в концессию иностранной компании. Можете прокомментировать эти идеи?

— Вы правильно отметили, что заявления звучали со стороны именно политиков, а не профессионалов. И, по моему мнению, в этих заявлениях было больше пиара, чем какого-либо действия — заметьте, в последнее время тема плавно сошла на нет. Идея имеет определенные позитивы с точки зрения консультационной помощи. Но что касается передачи исполнения государственной функции — Украина не африканская страна, не имеющая опыта создания таможенной системы. У нас опыт положительный — таможенная служба функционировала достаточно эффективно. Другое дело, какие задачи перед ней ставились.

 

— Что вам дал поход во власть?

— Он мне дал совершенно уникальный опыт, возможность увидеть ситуацию изнутри. Посмотреть, как все это сегодня работает, и в чем-то, может, переосмыслить свои ценности. Я не жалею, что попробовал, и считаю, что у меня получалось: и реформу мы планировали, и бюджетные поступления перевыполняли, несмотря на «мертвый» летний сезон. Я считаю, что поработал неплохо.

 

— Рассматривали ли вы вариант подобного развития событий четыре месяца назад? И оценивали ли вы репутационные риски — тогда и сейчас?

— Нет. Я исключал подобное развитие ситуации. Скажу больше: если бы я в тот момент владел всей информацией (тех-то полномочий у меня не будет, а этого мне не дадут сделать), не исключено, что не принял бы предложение.

Что касается репутационных рисков — тогда я их не видел, поскольку не собирался заниматься коррупционной деятельностью. Сейчас тоже их не вижу, поскольку я заявил позицию, которую нужно было заявить. Я ее заявлял прозрачно и открыто уже несколько месяцев. Обвинения меня в коррупции — это пустые обвинения, потому что ни один конкретный факт не называется. Так что посмотрим.

 

— Ваши дальнейшие планы продолжения карьеры?

— Вероятнее всего, вернусь в юридический бизнес.

 

— При каких обстоятельствах возможен ваш возврат во властные структуры?

— Откровенно говоря, я не представляю, какие это могут быть обстоятельства. Не представляю, что мне нужно пообещать и гарантировать, чтобы я еще раз рассмотрел подобную возможность.

 

(Беседовал Алексей НАСАДЮК,

«Юридическая практика»)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

Акцент

Новости законотворчества

Потерпевшие в уголовных производствах получат БПП

Акцент

Формальности Рады

Акцент

Новости законотворчества

Деятельность оппозиции урегулируют

Предлагается уточнить полномочия ВСУ относительно направления дела на новое рассмотрение

Акцент

Точка отчета

В фокусе: ГФС

Реакция отторжения

Государство и юристы

Регулируем электронику

Практика проверки решений

Системное разрешение

Льготный проест...

Наблюдательный пункт

Прохождение по мукам

Неделя права

Новости из-за рубежа

Работа по дороге на работу

Неделя права

Любит троицу

Судейская оценка

Бюджетные указатели

Новости из зала суда

Судебная практика

«ПАРКИНГ+» выиграл спор с АМКУ о согласованных действиях

Иск «Трансперенси Интернешнл-Украина» к КМУ оставлен без рассмотрения

Новости юридических фирм

Частная практика

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» защищает интересы «Шелл Эксплорейшн» в налоговом споре

ЮФ Aequo консультирует UniCredit Bank в отношении реструктуризации задолженности

В. Медведев избран председателем рабочей группы по вопросам международного налогообложения при AmCham

Отрасли практики

Провернуть вспять

Евро видение

Новаторский ход

Не провалить цессию

Художественное воспроизведение

Рассудить сбор

Работа для юриста

Работа не walk

Дверной прием

Фон заработной платы

Рабочий график

КАЛЕНДАРЬ на неделю

КАЛЕНДАРЬ на неделю

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Киевские колокола

Самое важное

Новое для физлиц

Предсказуемое проведение

Военный призыв

Судебная практика

Дело выговорило

По коду дело

Близкое далеко

Тема номера

Вал ожидания

Попасть в аут

Книжная люстрация

Частная практика

Общественное преимущество

Юридический рынок

Рождение «Династии»

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: