Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Разрешить сомнения

Правовая позиция Верховного Суда относительно споров о «ничтожных» сделках с «сомнительными» контрагентами требует дальнейшего развития и усовершенствования

Судебная практика относительно налоговых последствий сделок с «сомнительными» контрагентами имеет давнюю историю. Подходы налоговых органов и позиции налогоплательщиков тоже прошли несколько этапов. В последние несколько лет судебная практика в качестве основной модели «зависла» скорее на варианте непризнания затрат и налогового кредита, исходя из наличия претензий к статусу контрагента в целом, базируясь на информации о непричастности директоров таких предприятий к их деятельности.

«Устаревшая позиция»

В частности, речь идет об известной правовой позиции еще Верховного Суда Украины, изложенной в постановлении от 1 декабря 2015 года по делу № 826/15034/14: статус фиктивного предприятия несовместим с легальной предпринимательской деятельностью.

Если следовать такой позиции, то для признания сделок бестоварными достаточно появления в деле приговора в отношении директора контрагента-поставщика, а иногда и лишь протокола допроса. Такая позиция не была обоснована конкретными нормами права и представляла общий взгляд судей на проблему, поэтому указанный подход вызывал множество вопросов как среди общественности, так и среди судей. Тем не менее именно этот подход доминировал.

Ввиду судебной реформы и обновления Верховного Суда ожидалось и начало движения в части -пересмотра позиции относительно -«ничтожных» сделок. Эта тема в силу распространенности такой категории дел прогнозируемо рассматривается как одна из «лакмусовых бумажек» успешности судебной реформы и формирования обновленной справедливой судебной практики. Однако новый Верховный Суд при принятии первых своих решений последовал той же логике: статус фиктивного предприятия несовместим с легальной предпринимательской деятельностью. Возможно, это было вызвано не столько фактическим согласием с таким мнением, сколько процессуальной инерцией и связью с прежними правовыми заключениями Верховного Суда Украины.

Но правовая позиция, мнение в отдельном деле не являются, строго говоря, обязательными для других дел. Установлены формальная обязательность и особый порядок изменения заключения суда о применении правовой нормы при сопоставимых фактических обстоятельствах. А предыдущая позиция Верховного Суда Украины по сути не содержала такой оценки конкретных норм права.

Подлежит оценке

Чтобы решить процессуальные вопросы об обязательности практики Верховного Суда Украины, в феврале этого года одно из дел, касающихся «ничтожных» сделок, где поднимался в том числе вопрос оценки судами приговора суда в отношении директора контрагента по статье 205 Уголовного кодекса (УК) Украины, было направлено на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда.

Большая Палата Верховного Суда в определении от 26 марта 2018 года по делу № 826/19939/16 пришла к выводу, что приговору в отношении директора контрагента-поставщика в каждом конкретном деле суд должен давать правовую оценку вместе с другими установленными фактическими обстоятельствами, и в связи с этим не увидела наличия исключительной правовой проблемы и возвратила дело.

Тем самым Большая Палата Верховного Суда фактически «отказалась» от оценки приговора как преюдиционного для целей рассмотрения дела относительно товарности операций, что ранее озвучивалось Верховным Судом Украины в рамках позиции о статусе фиктивного, нелегального предприятия, несовместимого с легальной предпринимательской деятельностью. То есть такие приговоры подлежат оценке судами в совокупности с другими доказательствами, исходя из фактических обстоятельств дела.

Некоторая динамика в разрешении споров о «ничтожных» сделках прослеживается. Так, в делах № 802/2231/17-а (постановление от 18 сентября 2018 года) и № 809/2438/15 (постановление от 19 сентября 2018 года) Верховный Суд озвучил сразу несколько важных позиций относительно последствий применения статьи 205 УК Украины к поставщику.

В первую очередь Верховный Суд подтвердил вывод о том, что наличие в отношении контрагента налогоплательщика уголовного производства, в котором не вынесен приговор суда или определение о закрытии производства и освобождении от уголовной ответственности, не является основанием для признания спорных хозяйственных операций нереальными. Кроме того, по поводу доказательной силы следственных определений, в частности, о назначении проверки, Верховный Суд отметил, что такие определения не имеют преюдиционного значения, так как в них не определяется вопрос виновности или невиновности лица.

Также Верховный Суд согласился с выводами судов предыдущих инстанций о том, что протокол допроса оценивается в комплексе с другими доказательствами, а также отметил, что налоговым органом не предприняты никакие меры для подтверждения состава налогового правонарушения, в том числе путем вызова свидетелей в судебное заседание. Несмотря на положительный исход дела для налогоплательщика, к правильности такого вывода, безусловно, возникает много вопросов с точки зрения законности и допустимости оценки протоколов допросов в качестве доказательств в административном судопроизводстве, к тому же если учитывать, что такие протоколы допроса не являются доказательствами даже в уголовных делах, а на информацию, содержащуюся в протоколах, распространяется режим тайны досудебного расследования.

Что касается приговора в отношении директора контрагента-поставщика, то Верховный Суд отмечает следующее: факт наличия приговора не дает оснований для автоматического вывода о нереальности хозяйственных операций, вследствие чего необходимо проверять доказанность каждого налогового правонарушения и осуществлять комплексное исследование всех составляющих хозяйственных операций с учетом обстоятельств, установленных приговором.

Кроме того, Верховный Суд в своих решениях подчеркивает, что обстоятельства, установленные в приговоре, могут приниматься во внимание только в том случае, если приговор вступил в законную силу на момент проведения проверки и вынесения налоговых уведомлений-решений.

Приговор определяет

В то же время при наличии вступившего в силу приговора на момент проверки, несмотря на комплексное исследование хозяйственных операций, установленные обстоятельства все же считаются определяющими.

Так, в деле № 802/2231/17-а Верховный Суд обратил внимание на то, что все первичные документы подписаны лицами, у которых не было цели осуществления фактической хозяйственной деятельности, что установлено приговором суда. Таким образом, Верховный Суд пришел к выводу, что такие первичные документы не являются надлежащими для целей налогового учета. При этом доводы налогоплательщика о невозможности отсылок к приговору в связи с его незаконностью Верховный Суд оставил без внимания, сославшись на то, что проверка законности, обоснованности и аргументированности приговора, вынесенного на основании соглашения о признании вины, находится вне компетенции судов административной юрисдикции.

Как видим, в практике относительно последствий отказа директора контрагента-поставщика от причастности к деятельности предприятия кардинальных изменений скорее нет, но незначительные попытки к движению в сторону пересмотра позиции все же присутствуют.

Но наряду с такими решениями принимаются и другие, в которых изложены противоположные позиции относительно статуса фиктивного, нелегального предприятия, несовместимого с легальной предпринимательской деятельностью, в том числе на основании только материалов уголовного производства (например, постановления Верховного Суда по делам от 18 сентября 2018 года № 826/2822/15 и от 25 сентября 2018 года № 802/1233/16-а). Надеемся, что эти решения — последние отголоски старой позиции о несовместимости статуса, и в скором времени ситуация все же изменится.

Возможно, позиция Верховного Суда, касающаяся последствий приговора в отношении директора поставщика, скорее временное решение для «переходного» периода, а в дальнейшем стоит ожидать развития и формирования более взвешенной правовой позиции в вопросе оценки последствий несостоятельности директора контрагента.

В течение последних лет, несмотря на усовершенствование налогового законодательства и появление новых средств налогового администрирования, судебная практика оставалась прежней и не учитывала изменений, имеющих существенное значение.

Так, на данный момент налоговые органы оперируют значительно большим информационным ресурсом и возможностями администрирования, что связано в том числе с введением электронного администрирования НДС и Единого реестра налоговых накладных с системой предварительной проверки блокировки «сомнительных» налоговых накладных. Любая налоговая накладная, зарегистрированная в электронном реестре, по действующей системе воспринимается как подтвержденная государством и обеспеченная средствами для расчетов с бюджетом. Поэтому, например, следует воспринимать как специальную норму положения пункта 198.6 стати 198 Налогового кодекса Украины: налоговые накладные, полученные из Единого реестра налоговых накладных, для получателя являются основанием для начисления сумм налога, включенных в налоговый кредит. То есть наличие накладной, прошедшей проверку и зарегистрированной налоговой службой, следует воспринимать уже как достаточное основание для формирования и подтверждения налогового кредита.

Кроме того, помимо возможностей точечной борьбы с налоговыми накладными «несостоятельных» предприятий-поставщиков, есть инструменты по прекращению деятельности таких предприятий в целом. Такие инструменты предусмотрены в Хозяйственном и Налоговом кодексах Украины: налоговым органам при выявлении признаков фиктивности предоставлены полномочия на обращение в суд относительно закрытия соответствующего предприятия. И при оценке конкретных дел следовало бы учитывать, вызван ли тот или иной спор возможным неисполнением контролирующими органами возложенных на них законами функций.

Такие особенности налогового законодательства и наличие фактически неиспользуемых функциональных обязанностей контролирующих органов по борьбе с проявлениями фиктивности, надеемся, будут приняты во внимание при дальнейшем развитии и усовершенствовании правовой позиции Верховного Суда относительно споров по «ничтожным» сделкам с «сомнительными» контрагентами.

 

МИНИН Александр — старший партнер АО «КМ Партнеры», г. Киев,

КОЗЛЕНКО Мария — старший советник АО «КМ Партнеры», г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

Акцент

Из первых мук

Государство и юристы

Знать долг

Справедливый баланс

Украшение строптивого

Большая Палата ВС определила подсудность дела об отмене записей о госрегистрации

ВСП добился победы в споре с судьей относительно увольнения

Конспект

Разговорный штиль

Структурное разделение

Отрасли практики

Процедурный вопрос

Разрешить сомнения

Рабочий график

Западный ветер

Карта событий

Репортаж

Дать всего по Польше

Рынок туда

Судебная практика

Изгнание ромов из их домов квалифицируется как обращение, унижающее достоинство

Не с чего взять

Приговор, основанный на противоречивых показаниях, не считается справедливым

Тема номера

Слушания в Апелляционном суде Англии и Уэльса будут транслироваться онлайн

Схема входа

Оказаться на проверку

Суд ЕС не признал авторское право на вкус

Грызть грани

Увольнительные чувства

Признаться с трудом

Управление активами

Цент управления

ФОРМА и содержание

Частная практика

ЮФ Aequo объявила о расширении управленческой команды

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: