Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №49 (311) » Проблемные вопросы современного гражданского процесса на Украине

Проблемные вопросы современного гражданского процесса на Украине

Юридическая практика как двигатель развития гражданского процесса всегда интересна и сложна. Поэтому хочется поделиться со специалистами своими мыслями, дабы обрести уверенность в своей позиции. Именно так следует воспринимать данную статью, а не как попытку упростить сложный вопрос — право на обращение в суд с иском.

Общеизвестно, что требования к исковому заявлению изложены в статьях 137, 138 ГПК, но современный принцип состязательности воспринимается судьями по-разному. Обобщая собственную юридическую практику, можно говорить о двух вариантах производства по делу.

Первый — судьи исходят из того, что любой иск принимается к производству, а в дальнейшем судья разбирается, следует его удовлетворять или нет. Этот вариант можно обосновать конституционными положениями, в частности положением о подведомственности всех споров суду, а также правом граждан на обращение в суд и другими. Второй вариант основывается на нормах ГПК, в частности на статьях 4 и 139. Применяя эту норму, суд может оставить заявление без движения и дать срок для устранения недостатков заявления.

В данной статье мы не будем рассматривать все возможные варианты, когда и кому выгодно принимать или не принимать заявление. Отметим лишь, что существует третий вариант, когда рационально разъединить или соединить иски в одно производство.

ПРИМЕР ПЕРВЫЙ — ПОДАЧА ЗАЯВЛЕНИЯ С НЕДОСТАТКАМИ

Если исковое заявление не обосновано и не подтверждено доказательствами или в нем изложена просьба обязать ответчика произвести действия, не предусмотренные законом, то, вероятно, должны наступить последствия, предусмотренные статьей 139 ГПК. О том, что подача искового заявления не всегда используется правомерно, включая случаи осознанной подачи заявления с ошибками, уже писали.

Один из авторов на практике столкнулся с такой разновидностью иска, предметом которого было «побуждение к продаже жилого помещения» со ссылкой на статью 161 ГК. По сути, такой иск не имеет аналогов ни в законодательстве, ни в юридической практике, не обоснован нормами материального права, в частности статьей 6 ГК. Суд в соответствии со статьями 6, 161 ГК не уполномочен «побуждать», поскольку такое действие не предусмотрено законом. Следовательно, данный иск не подлежит рассмотрению судом. Поэтому на стадии принятия заявления от суда требовалось, исходя из содержания статьи 6 ГК, применить статью 139 ГПК.

При этом возникает вопрос, если суд не принял исковое заявление к производству и дал срок для устранения недостатков, может ли он осуществлять процессуальные действия по такому заявлению? Наверное, нет. Объясняется это тем, что исковое заявление не принято. Хотя в данном случае можно обратиться в суд с отдельным заявлением о принятии мер предупредительного характера, предусмотренных статьями 621–623 ГПК.

Если же судья не заметил или не захотел замечать недостатки заявления и начал процессуальные действия, то фактически невозможно по указанным выше основаниям остановить судопроизводство, даже тогда, когда иск беспредметен. Возможным, но осложненным может быть применение по аналогии пункта 1 статьи 227 ГПК, в соответствии с которым производство по принятому иску должно быть закрыто, в связи с тем, что он не подлежит рассмотрению в суде.

Исходя же из принципа состязательности, участие ответчика в данном случае можно охарактеризовать как формальное. Выходит, что ответчик может лишь «наблюдать» за принятием заявления с теми же недостатками (на что суд не отреагировал своим определением), за процессом подготовки дела к судебному разбирательству. Необходимо учесть, что в современной юридической практике сроки подготовки дела к судебному разбирательству установлены в статье 146 ГПК и исчисляются именно с момента принятия заявления. Иногда заявления находятся в суде длительное время именно на стадии принятия, поскольку действующим ГПК срок принятия заявления не определен.

Несмотря на положения статьи 143 ГПК, четко регламентирующей действия суда по подготовке дела к судебному разбирательству, эта стадия судебного производства также вызывает значительные нарекания со стороны специалистов. Например, можно ли считать стадию подготовки дела к судебному рассмотрению завершенной, если в определении суда говорится, что «судья провел беседу». При этом не указано, с кем, о чем. Более того, такое процессуальное действие не предусмотрено статьей 143 ГПК, а в пунктах 1, 2 речь идет об опросе истца и, в случае необходимости, ответчика.

Поэтому считаем, что судом должно выноситься определение о принятии искового заявления к производству, определение о подготовке и назначении дела к судебному разбирательству, а не только о назначении дела к рассмотрению (статья 147 ГПК). Они должны быть включены в перечень определений, которые могут быть обжалованы в апелляционном порядке (статья 291 ГПК). Правовым основанием для такого обжалования может стать факт нарушения прав как истца, так и ответчика, а нормативные основания для этого изложены в статьях 4, 11 ГПК и статье 124 Конституции.

Нарушение прав ответчика при принятии заявлений, не отвечающих требованиям закона, состоит в том, что его фактически необоснованно привлекают к участию в гражданском деле. А это может привести к потере времени, затратам средств на оказание правовой помощи адвокатом и так далее.

Однако мы считаем, что в случае подачи жалобы на определение суда о принятии дела к производству и подготовке его к судебному разбирательству производство по делу не должно приостанавливаться, поскольку это может нарушить интересы сторон, привести к потере времени. Без остановки производства по делу предусмотрено и обжалование мер по обеспечению иска (часть 3 статьи 157 ГПК).

По нашему мнению, принцип состязательности должен касаться не только рассмотрения дела по существу, но и других стадий гражданского процесса, включая принятие заявления к производству. На данной стадии он может проявляться в действиях как истца, так и ответчика, направленных на объективность рассмотрения дела.

ВТОРОЙ ПРИМЕР — РАЗЪЕДИНЕНИЕ ИЛИ СОЕДИНЕНИЕ ИСКОВЫХ ТРЕБОВАНИЙ

На практике имеют место случаи, когда судьи делят иск о разделе совместно нажитого супругами имущества на два самостоятельных иска — раздел движимого и недвижимого имущества. Насколько оправданы такие действия судьи и согласуются ли они со статьей 145 ГПК, трудно сказать однозначно. Представляется, что такое разделение имущества сужает возможности для решения вопроса о взаимных компенсациях, условиях мирового соглашения. Укажем лишь на процессуальные недостатки формального отнесения статей 144 и 145 ГПК к стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Это положение говорит о том, что на других стадиях этот вопрос решаться не может (хотя такие случаи имеют место) и постановление судьи о разъединении и соединении производств обжаловаться не может (статья 291 ГПК), поскольку оно не препятствует рассмотрению дела. Учитывая, что большинство судей не проводит подготовку дела к судебному разбирательству и этот вопрос не входит в перечень действий, предусмотренных статьей 143 ГПК, ответчик не может влиять в современном гражданском процессе на судопроизводство и защищать свои права.

На практике истцы иногда сами предъявляют несколько исковых заявлений, включающих требования, вытекающие из одних правоотношений (например, о разделе совместно нажитого движимого и недвижимого имущества). Поэтому возникает вопрос о том, нужно ли обосновывать истцу причины разъединения исковых требований, поскольку суд при разъединении или объединении их в одно производство должен свои действия мотивировать в определении части 2 статьи 144 и статьи 145 ГПК.

Считаем, что лишь формальное отношение к этому важному вопросу может привести к существенному нарушению прав как истца, так и ответчика, когда суд на основании статей 144, 145 ГПК, не мотивируя своих действий, будет объединять или разъединять исковые требования.

Объясним это положение на наглядном примере. При разделе супругами двухкомнатной квартиры и движимого имущества в отдельных производствах возникает ситуация, при которой квартира не может быть разделена в натуре (размер комнат 19 кв. м и 11 кв. м), а также произведен обмен на две однокомнатные, поскольку стоимость двух однокомнатных квартир значительно выше стоимости двухкомнатной. Такая квартира может быть лишь продана. Но при продаже двухкомнатной квартиры, где проживала одна из сторон, судом фактически создается ситуация, при которой одна из сторон не сможет за полученные деньги приобрести квартиру. При совместном рассмотрении данных исков можно учесть то, что одна из сторон обеспечена жильем и в порядке компенсации может получить движимое имущество. Именно об охране прав не только детей, но и одного из супругов говорится в статье 29 КоБС Украины. Исходя из этого, мы считаем, что определения суда о соединении или разъединении исков также могут обжаловаться в апелляционном порядке, поскольку влияют не только на порядок рассмотрения дела, но и определяют возможность учета интересов одной из сторон и содержание судебного решения по делу.

Иногда доходит до абсурда, например: на квартиру претендует кредитор супругов, а производство по иску третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет спора выделяют в отдельное производство без какого-либо правового обоснования. Применение статьи 145 ГПК и ссылка судьи на необходимость разъединения разнородных исков представляются не всегда обоснованными и применимыми в каждом конкретном случае. При разделе квартиры, на покупку которой были израсходованы деньги кредитора, необходимо ответить на вопрос, согласна ли сторона выплачивать соответствующий долг. Фактически, если этот вопрос не будет решен при разделе совместного имущества, то долг за приобретение квартиры становится личным долгом одной из сторон, что противоречит характеру и содержанию норм материального права, а также приводит к правонарушениям в гражданском процессе. Более того, применение данного положения на практике, без какого-либо правового обоснования, противоречит положениям статьи 107 ГПК. В данной норме речь идет о праве третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет спора в любой момент до постановления решения по делу вступить в процесс. Судье при этом необходимо учитывать, что иск третьего лица с самостоятельными требованиями является относительно самостоятельным, поскольку возникает на основании первичного иска и предъявляется либо к истцу, либо к ответчику, либо к обеим сторонам при одновременном рассмотрении основного иска.

В главе 17 ГПК для встречного иска (статьи 140-142 ГПК) предусмотрены определенные сроки для подачи искового заявления и императивное право суда принять или отказать в принятии искового заявления в качестве встречного иска, однако для третьих лиц с самостоятельными требованиями таких условий в действующем ГПК не предусмотрено (статья 107 ГПК). Поэтому нам кажется, что инициатива суда по разъединению исков не совсем согласуется с буквой закона. Кроме того, мы считаем, что данное положение очень важно и должно быть обосновано и регламентировано в новом ГПК.

Для сравнения: в новом ГПК Российской Федерации более четко охраняются и защищаются права третьих лиц с самостоятельными требованиями, а именно: при вступлении в дело третьих лиц с самостоятельными требованиями рассмотрение дела производится с самого начала, и при отказе в признании их третьими лицами может быть подана частная жалоба (статья 42). В ныне действующей редакции статьи 107 ГПК Украины говорится, что лицо может вступить в дело, то есть в данной норме не заложено никаких условий, кроме принципа диспозитивности.

В отличие от норм российского Гражданского процессуального кодекса, где речь идет не о вступлении третьего лица в дело, а о допуске такого лица в дело судом, в юридической практике Украины нет оснований для применения такого положения. В редакции статьи 107 ГПК не установлены полномочия суда определять лицо в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями. Поэтому необходимо более четко регламентировать данное положение в ГПК Украины.

Кроме того, необходимо в ГПК включить норму, регламентирующую ситуацию, когда на основании норм материального права невозможно или сложно в дальнейшем защитить право третьего лица. В этой ситуации суд обязан допустить такое лицо к участию в деле в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет спора.

«ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ» ВЫВОДЫ

Учитывая положения статьи 291 ГПК, можно сделать вывод, что нечеткость норм ГПК может привести к нарушению прав ответчика, истца и третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет спора, затягиванию судебного рассмотрения, если их позиция не будет учитываться при принятии заявлений и подготовке дела к рассмотрению. С другой стороны, многие судьи ссылаются на нечеткость норм ГПК, большую загруженность, противоречивость требований сторон.

Думаем, что выходы из данной ситуации необходимо искать на законодательном уровне, то есть в уточнении процедуры рассмотрения дел судом и в юридической практике. Считается, что судебная власть должна обеспечивать объективное судебное рассмотрение дел. Когда же в суде возникают правонарушения, то это положение должно быть основанием для усовершенствования законодательства и анализа деятельности судей. Представляется, что к этому обязывает статья 124 Конституции Украины, а также статья 4 ГПК.

Когда судьи после заседания переносят судебное рассмотрение дела на месяц, можно говорить о загруженности судьи, но проконтролировать его нагрузку стороны не могут, такое право принадлежит компетентным лицам. Поверхностно о разной загруженности судей можно судить по дням приема граждан, а именно: у кабинета одного судьи стоит большая очередь, а у других — практически никого. Поэтому объективно понятие «загруженность» не всегда может распространяться на всех судей. Отсюда следует, что должны быть выработаны критерии максимальной нагрузки на судью. Представить себе, что один судья имеет в своем производстве одновременно 130 дел и всем делам уделяет одинаковое внимание, трудно. В этом случае избежать возникновения ошибок по не очень важным делам, к которым относят гражданские, практически невозможно.

После общения с учеными-процессуалистами из России хотим обратить внимание и на то, что они признают эксперимент с введением мировых судей неудавшимся. Усложнилась подведомственность дел судам, вся основная нагрузка теперь переместилась на мировых судей, рассматривающих приблизительно 60 % всех гражданских дел. Поэтому российские специалисты говорят о том, что средства, израсходованные на развитие института мировых судей, рационально было направить на улучшение материально-технической базы судов первой инстанции.

Думаем, что выразим мнение большинства специалистов, что правовая, и в том числе судебная, система Украины требует существенного переосмысления судопроизводства по гражданским делам в соответствии с современным развитием общественных отношений. Нельзя допускать случаев самосожжения граждан, не нашедших защиты своих прав в судах. Вопиющими являются и случаи, когда гражданам заявляют, что, несмотря на правомерность их требований, они не смогут выиграть дело в суде.

Поэтому считаем, что для поднятия престижа суда на Украине необходимо добиваться, чтобы право судить было отдано действительно профессионалам. В прессе очень много говорится о некомпетентности некоторых судей и низкой профессиональной подготовке лиц, имеющих намерение осуществлять правосудие.

Поэтому считаем рациональным включить в статью 18 ГПК положение о некомпетентности судьи и предоставить право лицам, участвующим в деле, заявлять по этим основаниям отвод судье. Разумеется, если такое заявление будет признано необоснованным, то заявитель должен нести материальную ответственность, но если оно обосновано, то судья должен повышать свою квалификацию или подавать в отставку, его профессиональные качества должны проверяться Высшим советом юстиции. Кроме того, судьи должны иметь право подавать заявление о повышении своей квалификации и, несмотря на большую загруженность, возможность воспользоваться этим правом. Тем более это актуально на рубеже введения в действие новых законодательных актов, таких как Гражданский и Семейный кодексы.

Зная многих высококвалифицированных, профессиональных судей, мы все-таки считаем это предложение необходимым, поскольку таким образом будет происходить естественный отбор наиболее квалифицированных судей. Если в гражданском процессе допускается отвод эксперта при выявлении его некомпетентности, то при выявлении некомпетентности судьи, на наш взгляд, нет необходимости ожидать следующего незаконного решения. Например, если в одном деле судьей допущено несколько грубых ошибок (требование судьи о нотариальном удостоверении письменных доказательств) или явных нарушений закона (запрещение производить аудиозапись открытого судебного заседания), то последующее решение, естественно, будет обжаловано, но пересмотр решения вышестоящим судом не может компенсировать моральных и материальных издержек.

Кроме того, по меньшей мере, нелогично положение, когда сам судья решает судьбу заявления о собственном отводе, когда дело рассматривается единолично. На практике может сложиться парадоксальная ситуация, когда он сам себе будет вынужден заявить отвод и удовлетворить или отказать самому себе в отводе.

«Предварительными» выводы названы потому, что мы хотели обратить внимание на проблемы, существующие в гражданском процессе, и начать предметную дискуссию по этим вопросам.

ФУРСА Светлана— к.ю.н., доцент Института международных отношений Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, ФУРСА Евгений— старший преподаватель Академии труда и социальных отношений, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Конвенция должна применяться

Деловая практика

Проблемы консолидированной уплаты налога на прибыль

Законодательная практика

Конфликт интересов в налогообложении

Комментарии и аналитика

Проблемные вопросы современного гражданского процесса на Украине

Неделя права

Нет отмыванию «грязных» денег!

Исполнительную службу ждут реформы

Корпоративные права государства

Анатолий Ярема сменил Шевчука

Европейские эксперты в ГИС Украины

Реформируем нотариат

Новости делового мира

Что является инвестиционной прибылью?

Изменения в лицензировании

Меняем статус

Новости законодательства

Права акционеров

На страже банковской тайны

Поспособствуем досудебному урегулированию

О правах человека

Регистрация по-новому

Новости из-за рубежа

Турция выплатила 1,1 млн долларов компенсации жительнице Кипра

В США похоронная контора откупилась от обвинений 100 млн долларов

Семьи погибших миротворцев подают в суд на украинскую авиакомпанию

Новости профессии

Союзы юристов сотрудничают

Минюст отслеживает применение незаконных нормативных актов

Первая нотариальная контора отметила юбилей

Новости юридических фирм

Открылось новое адвокатское бюро

«Правовой альянс» открыл свой сайт

В «Тект-Реале» новый замдиректора

«Правовое содействие» выиграла дело на 11 млн грн

Первая полоса

ВСУ о едином налоге

Репортаж

Страсти по военным судам

Два кодекса — один предмет регулирования

Судебная практика

Неприкасаемый фонд

Нарушение процессуальных норм — основание для отмены решения

Размер возмещения морального ущерба зависит от ряда факторов

Пропущенный срок обжалования может быть возобновлен

Тема номера

Каково будущее АПК Украины?

Правосудие с «полосатым» жезлом

Трибуна

Продажа имущества банкрота

Частная практика

«Развод» без скандала

Юридический форум

ГК и методика его применения

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: