Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №50 (260) » Признание решения иностранного арбитражного суда

Признание решения иностранного арбитражного суда

Рубрика Прецеденты
АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД США (ВТОРОЙ апелляционный судебный ОКРУГ)

Суд считает, что факторы частного и публичного характера подтверждают позицию отклонения иска на основании несоответствия места рассмотрения дела

(Окончание. Начало в № 49 (259) «ЮП»)

Отметив, что компания «Монде Ре» является иностранным истцом и потому в данном случае не может быть стандартно применено право истца на выбор места рассмотрения дела, окружной суд изучил факторы частного интереса, описанные в деле Джилберт. «Делая вывод, что баланс факторов частного интереса весомо свидетельствует в пользу отклонения иска», окружной суд также определил, «что для доказательства ответственности государства Украина за действия НАК «Нефтегаз Украины» необходимо было бы подать большое количество документов и провести слушания по их доказыванию, в то время как вызов свидетелей по делу не входит в полномочия суда и необходимые документы составлены на украинском языке. Определяя факторы государственных интересов, суд признал, что «Украина заинтересована применить свои законы, в особенности относительно определения интересов права собственности НАК «Нефтегаз Украины». На основании этого и других изученных факторов государственного интереса окружной суд пришел к выводу, что «государственный интерес также свидетельствует в пользу отклонения иска».

Обсуждение

1. Обсуждение Конвенции о признании и приведении в исполнение решений иностранных арбитражных судов и утверждений компании «Монде Ре» относительно обязательств Украины

Согласно выводу Верховного суда, цель Конвенции о признании и приведении в исполнение решений иностранных арбитражных судов (далее — Конвенции) и главная цель ее принятия и применения в США заключается в поощрении признания и исполнения торговых арбитражных соглашений в международных контрактах и объединении стандартов, в соответствии с которыми исполняются соглашения об арбитражном рассмотрении споров и решения арбитражных судов в странах, подписавших Конвенцию (дело «Шерк против Альберто-Калвер Ко.», 1974 год). Следуя этой цели, Конвенция определяет: каждое государство — сторона Конвенции признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается признание и приведение в исполнение этих решений (статья 3 Конвенции).

Положения Конвенции допускают отказ в исполнении решения арбитражного суда, если доказано следующее: стороны соглашения об арбитражном рассмотрении споров не имели надлежащей дееспособности или соглашение было незаконным; не было предоставлено надлежащее сообщение о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве; решение касается вопроса, не представленного на рассмотрение арбитражного суда или выходящего за пределы рассмотрения арбитражного суда; стороны не пришли к согласию относительно процедуры и арбитра; решение не стало окончательным для сторон или было отменено или приостановлено его исполнение компетентной властью страны, где оно было вынесено или закон которой применяется (там же, пункт 1 статьи 5). В исполнении также может быть отказано, если «объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны» или «если признание и приведение в исполнение этого решения противоречат публичному порядку этой страны» (там же, пункт 2 статьи 5). Эти основания для отказа являются исключительными. (См. пункт 207 Закона США «Об исполнении решений иностранных арбитражных судов» («Суд подтверждает решение, если он не обнаружил хотя бы одно из указанных в Конвенции оснований для отказа в исполнении решения»). (См. дело «Юсуф Ахмед Алганим и сыновья против Тойз «Р» Ус», 1997; пункт 488 (Третьей) Декларации о внешних отношениях 1987 года: «Представленные в статье 5 Конвенции условия для неисполнения решений иностранных арбитражных судов являются исключительными»).

Конечно, исключительные условия существуют лишь для того, чтобы избежать исполнения решений, вынесенных против того, кто является стороной соглашения об арбитражном рассмотрении дела и подпадает под юрисдикцию суда США. Федеральный закон США «Об иммунитете иностранных государств» предусматривает распространение юрисдикции на иностранные государства, которые согласились передать свои споры с юридическими /физическими лицами в арбитражный суд, если «соглашение или решение регулируется или может регулироваться договором или другим международным соглашением, которое вступило в силу для США и требует признания и исполнения решений арбитражных судов» (пункт 1605). В Федеральном законе США «Об иммунитете иностранных государств» понятие иностранного государства включает в себя государственные органы или организации иностранного государства (пункт 1603а, 1603б).

Конвенция — это договор, требующий признания и исполнения решений арбитражных судов и предусматривающий условие распространения его юрисдикции в любой из стран, подписавших Конвенцию (статья 3 Конвенции). Поскольку Украина не является стороной соглашения об арбитражном рассмотрении споров с компанией «Монде Ре» или ее предшественником, компания «Монде Ре» утверждает, что Южный округ распространяет свою юрисдикцию на Украину, учитывая тесные связи государства Украина с НАК «Нефтегаз Украины». НАК «Нефтегаз Украины» является альтер-эго, или представителем, или акционерной компанией Украины. Компания «Монде Ре» утверждает, что «Украина несет ответственность по обязательствам, которые следуют из решения арбитражного суда, поскольку она осуществляет исключительный контроль над НАК «Нефтегаз Украины» и исходя из идентичности интересов НАК «Нефтегаз Украины» и Украины». Компания «Монде Ре» предоставила окружному суду выводы проф. Питера Маггза и проф. Вильяма Элиота Батлера, а также материалы, доказывающие ее утверждение. Украина, со своей стороны, предоставила выводы проф. Натальи Кузнецовой, проф. Августа Рубанова, бывшего судьи Владимира Кортонюка и другие материалы, опровергающие утверждение компании «Монде Ре» относительно статуса НАК «Нефтегаз Украины» как альтер-эго Украины.

2. Применение доктрины о ненадлежащем месте рассмотрения дела при признании и подтверждении судом решения другого хозяйственного суда в соответствии с Конвенцией

В своем апелляционном заявлении компания «Монде Ре» возражает против того, что доктрина о ненадлежащем месте рассмотрения дела не может применяться по делу, возбужденному с целью подтверждения решения арбитражного суда в соответствии с положениями Конвенции. Ее позиция основывается на обязательном условии Конвенции, согласно которому любая сторона-подписант должна признавать решения арбитражных судов и «принимать меры для их принудительного исполнения в соответствии с процессуальными нормами, действующими на территории, где такое решение было подтверждено» (статья 3 Конвенции, за исключением семи освобождающих от этой обязанности обстоятельств). Эти освобождающие обстоятельства содержатся в выражении «условия, сформулированные в следующих статьях». Поскольку Соединенные Штаты Америки подписали Конвенцию и «ненадлежащее место рассмотрения дела» не является одним из перечисленных обстоятельств, компания «Монде Ре» добивается того, чтобы США признали и обеспечили принудительное исполнение решения суда иностранного государства, поскольку это является договорным обязательством США, независимо от того, является ли место рассмотрения дела надлежащим.

Как было отмечено выше, исполнительное производство по решениям арбитражных судов иностранных государств осуществляется в соответствии с процессуальными нормами, применяющимися в судах, в которые обращаются для обеспечения исполнения этих решений. Единственным исключением из этого является запрет на применение более строгих мер для обеспечения исполнения решения в сравнении с установленными в стране, в которой было вынесено решение. Верховный Суд квалифицирует доктрину территориальной неподсудности дела как процессуальную, а не материальную, поэтому эта доктрина, применяемая судами США при обеспечении исполнения национальных судебных решений, не может быть предметом спора.

Компания «Монде Ре» на основании статьи 3 Конвенции утверждает, что процессуальные нормы относительно места рассмотрения дела ограничиваются положением о «существенных обстоятельствах», и вновь ссылается на исчерпывающий перечень освобождающих обстоятельств, указанных в статье 5 Конвенции. Как утверждает компания «Монде Ре», поскольку процессуальные нормы касательно места рассмотрения дела не предусмотрены в исчерпывающем перечне исключительных обстоятельств, их нельзя применять. Но пункты статьи относительно исключительных обстоятельств, а именно: ограниченной правосубъектности; ненадлежащего уведомления о назначении судьи (арбитра) или проведении судебных слушаний; отсутствия компетенции арбитражного суда; отсутствия арбитражной оговорки о рассмотрении дела именно в этом суде; необязательности судебного решения; того обстоятельства, что спор не подлежит рассмотрению арбитражного суда; принудительного исполнения решения, противоречащего интересам государства, — относятся скорее к материальным нормам, а не к процессуальным.

Более того, вполне понятно, что разработчики Конвенции, учитывая возможность применения процессуальных норм судом, в который было представлено заявление о признании и принудительном исполнении решения хозяйственного суда, статьей 3 Конвенции предусмотрели, что в судах разных стран-подписантов будут применяться различные процессуальные нормы. Единственным ограничением в этом было требование о том, что процедуры, применяемые иностранными судами, не должны быть более строгими, чем применяемые при рассмотрении внутренних дел. Такая позиция относительно применения разных процессуальных норм судами некоторых стран-подписантов в делах о принудительном исполнении решений была принята после того, как стали поступать предложения об установлении универсальных стандартов. (См. Leonard v. Quigley «Присоединение США к Конвенции ООН «О признании и применении мер по принудительному исполнению решений судов иностранных государств» (1961 год): «Бельгия обратилась со встречным предложением, суть которого состояла в том, чтобы процессуальные нормы национального законодательства применялись как при исполнении решений местных судов, так и при исполнении решений судов других стран-подписантов. Лицо, уполномоченное выступать от имени государства США, поддержало это предложение, признавая преимущества принципа национального режима в международных двусторонних договорах, заключенных США за последнее время»).

Предложение Бельгии было несколько дополнено формулировкой «более строгая» в статье 3 Конвенции. Становится очевидным, что договорные государства могут устанавливать различные процедуры для признания и применения мер по принудительному исполнению решений судов иностранных государств и решений местных судов. Таким образом, утверждение компании «Монде Ре» о том, что статья 5 Конвенции содержит исключительный перечень обстоятельств, при которых осуществление принудительного исполнения решения хозяйственного суда другого государства невозможно, может быть отклонено. Государства-подписанты свободны в применении своих процессуальных норм, которые являются различными в каждой стране, при условии, что процессуальные нормы, применяющиеся в делах, подпадающих под регулирование Конвенции, не являются более строгими по сравнению с применяемыми в делах, которые регулируются нормами внутреннего законодательства. Если это требование выполняется, то государство-подписант может применять любые процессуальные нормы в делах по принудительному исполнению судебных решений, несмотря на какое-либо другое положение Конвенции. Доктрина о ненадлежащем месте рассмотрения дела (территориальной неподсудности дела) является процессуальной нормой, которая может применяться и во внутренних хозяйственных спорах в соответствии с положениями Федерального закона об арбитраже (см. арбитражное дело «Maria Victoria, S.A. v. Cementos del Valle», 1985 год), поэтому она может применяться и в соответствии с Конвенцией.

Кроме того, мы отклоняем возражение компании «Монде Ре» о том, что при применении доктрины о ненадлежащем месте рассмотрения дела не достигается цель Конвенции. Отклоняя это возражение, мы хотим привести цитату опытного окружного судьи: «Признание и принудительное исполнение в Мексике судебного решения, принятого в Индонезии в результате рассмотрения хозяйственного спора, в котором ни стороны, ни существенные обстоятельства дела или решение никак не были связаны с Мексикой, может быть чрезвычайно осложнено, а также может иметь негативное влияние на международную торговлю, если у сторон не остается иного выхода, кроме ведения судебной тяжбы в деле принудительного исполнения решения в месте, избранном истцом. Основная задача Конвенции — это содействие международному арбитражу с тем, чтобы хозяйствующие субъекты без сомнений заключали международные контракты. Если бы такое применение и толкование Конвенции создало для хозяйствующих субъектов основания для сомнений, это бы имело обратный результат».

Процессуальная норма, закрепляющая правило отсутствия юрисдикции, происходит от присущего судам права «осуществлять правосудие таким образом, чтобы обеспечить правильное и оперативное урегулирование споров». (Chambers v. NASCO, Inc., 1991 год). Принцип forum non conveniens состоит в том, что суд может не признать своей юрисдикции, даже если территориальная подсудность дела такому суду установлена законодательным актом (Gulf Oil Corp. v. Gilbert, 1947 год). Несмотря на то что Конвенция устанавливает юрисдикцию США как государства- подписанта путем принятия акта относительно территориальной подсудности дел суду в качестве приложения к Федеральному закону об арбитраже, у суда остается право не признать юрисдикцию, учитывая целесообразность рассмотрения дела именно в этом суде, особенности судебной системы и справедливость.

3. Почему окружной суд не выяснил вопрос юрисдикции

Окружной суд при рассмотрении дела в судебном заседании не рассмотрел ходатайства украинской стороны по поводу вопроса о юрисдикции, а вместо этого рассмотрел вопрос относительно «ненадлежащего места рассмотрения дела», выдвинутый в этом же ходатайстве. Мы считаем, что это было допустимым для окружного суда. Однако действительно, первым для рассмотрения апелляционного суда является вопрос юрисдикции этого суда, а также юрисдикции нижестоящего суда, даже если стороны соглашаются, что юрисдикция имеется (дело «Митчел против Маурер», 1934 год). Верховный Суд признал, что некоторые прецеденты имеются: «Абсолютно точно, что в соответствии с правилом статьи 3 Конвенции юрисдикция всегда является предшествующим вопросом» (дело «Стилл Ко. против представителей от Беттер Енв-т», 1998 год).

Однако суд заявил свое неодобрение относительно так называемой гипотетической юрисдикции — допущения юрисдикции в тех делах, где суд будет решать вопрос права, если его юрисдикция спорна. Дело «Стилл Ко.» заключает в себе конституционный вопрос: «Суд заявил, что юрисдикция должна сначала быть установлена в такого рода делах, так как для суда заявление о конституционности законов штата или федеральных законов, если они не имеют юрисдикции, будет означать, что суд действует вне компетенции (ultra vires)». В решении по делу «Стилл Ко.» «допущение гипотетической юрисдикции рассматривается как потенциальное отсутствие юрисдикции — как конституционный вопрос» (дело «Фама против Комм-р Корр. Серв.», 2000 год).

На самом деле из изложенного видно, что «…суд может рассматривать дело по сути без рассмотрения вопроса юрисдикции» (дело «Ло энд Полиси против Буша», 2002 год). В деле «Стилл Ко.», равно как и в наших прецедентах, мы сначала выясняли вопрос юрисдикции. Компания «Монде Ре» указывала на Конвенцию или FSIA как основание для юрисдикции. В этом случае отвод украинской стороны касался уставных требований, поэтому никакого спорного конституционного вопроса не было представлено. Соответственно и мы, и окружной суд перешли непосредственно к доктрине о ненадлежащем месте рассмотрения дела (forum non conveniens) — спорному вопросу, выдвинутому Украиной. Более того, мы соглашаемся с выводом суда округа Колумбия: «Доктрина о ненадлежащем месте рассмотрения дела не содержит юрисдикционного вопроса, а наоборот, включает намеренное удержание от применения юрисдикции. В то время как такое удержание может возникнуть логически относительно допущения юрисдикции …по сути без юрисдикции» (дело Министра Папандреу, 1998 год).

4. О доктрине ненадлежащего места рассмотрения дела

Мы рассматриваем основания ненадлежащего места рассмотрения дела относительно отказа окружного суда как злоупотребление правом на рассмотрение (дело «Скоттиш Эйр Инт-л Инк. против Бритиш Каледониан Групп», 1996 год). Если окружной суд злоупотребляет правом на рассмотрение, в таком случае: 1) его решение является ошибкой закона или ошибочным фактическим решением или 2) если его решение не обязательно является юридической ошибкой или ошибочным фактическим решением, — не может находиться в рамках разрешенного решения (дело «Зервос против Веризон», 2001 год).

Анализ доктрины о ненадлежащем месте рассмотрения дела является установлением выбора доктрины истца (дело «Иррагори против Юнайтед Тех. Корп.», 2001 год). Выбор местного заявителя относительно местной юрисдикции существенно отличается от выбора иностранного заявителя юрисдикции Соединенных Штатов. Мы оцениваем разницу по «изменяемой шкале», и «чем больше будет казаться, что истец выбирает юрисдикцию США для того, чтобы создать затраты и неудобства для ответчика, тем больше шансов у ответчика доказать, что суд иностранного государства является надлежащим местом рассмотрения дела».

С другой стороны, «чем больше видна добросовестная связь истца или дела с Соединенными Штатами и с доктриной юрисдикции выбора и чем больше обнаруживается, что обстоятельства вынуждают к рассмотрению дела в Соединенных Штатах, тем сложнее будет ответчику добиться отклонения юрисдикции ненадлежащего места рассмотрения дела. В то время как мотивация стремления компании «Монде Ре» к тому, чтобы дело рассматривалось в Соединенных Штатах, не является бесспорной, юрисдикция, представленная Конвенцией, — это единственная связь между сторонами и США. Более того, как будет видно в дальнейшем, судебное разбирательство в Соединенных Штатах неудобно. Соответственно выбор юрисдикции истца может ощутимо игнорироваться.

Российская компания АО «Газпром», которая суброгирована компанией «Монде Ре» и которая на добровольной основе имеет деловые отношения с украинской компанией АО «Укргазпром», должна была заранее предусмотреть возможность проведения судебного процесса на Украине. Это дело не относится к случаю, когда место проведения арбитражного рассмотрения дела характеризуется полным отсутствием надлежащего судебного процесса или невозможностью предоставить надлежащую юрисдикцию обеим сторонам в месте рассмотрения дела. (См., например, «Rasoulzadeh против Associated Press», 1985 год).

Недовольство компании «Монде Ре» заключается в том, что место рассмотрения дела не отвечает всем условиям, так как украинское государственное предприятие, участвующее в этом деле, не должно рассматриваться как таковое ввиду отсутствия необходимых оснований. Это довольно непривычно, учитывая количество государственных торговых предприятий по всему миру.

Претензии компании «Монде Ре» заключаются в том, что место рассмотрения дела на Украине является ненадлежащим, поскольку взыскание активов Украины или НАК «Нефтегаз Украины» будет невозможно без поддержки. Мы соглашаемся с окружным судом первой инстанции в том, что заявление компании «Монде Ре» относительно украинского законодательства, которое «еще имеет советскую правовую доктрину», в этом отношении устанавливает недостаточные основания для прекращения поисков соответствующего места для арбитражного рассмотрения дела. Более того, как уже было отмечено окружным судом, украинское законодательство специально предусматривает исполнение судебного решения против государственной собственности.

Факторы в сфере государственных и частных интересов

Окружной суд первой инстанции вынужден в равной мере учитывать два вида факторов при определении того, должно ли дело рассматриваться в месте рассмотрения, выбранном истцом, или в арбитражном месте рассмотрения дела, предложенном ответчиком (См. дело «Корпорации Галф Ойл против Gilbert», 1947 год). Группа факторов частных интересов касается выгод сторон в судебном процессе: «Соответствующего облегчения доступа к источникам доказательств; условия принудительной доставки в суд и оплаты явки свидетеля в суд; возможности пересмотра вступительной части исковых заявлений, если такой пересмотр будет являться предметом иска; иных практических обстоятельств, которые ускоряют судебное разбирательство и сокращают затраты на него.

В то же время, если факторы, связанные с частными интересами, возможно, прямо не указывают в пользу решения об отклонении иска на основании несоответствия места рассмотрения дела, значит это дело не является подготовленным для вынесения решения по сути. Компания «Монде Ре» обратилась с иском к Государству Украина, несмотря на то что Украина не является стороной договора, предусматривающего арбитражное урегулирование споров. Необходимо провести глубокое изучение материалов дела и, возможно, исследовать вопрос об установлении ответственности неподписанта Конвенции. Требующиеся для этого доказательства не могут быть найдены в США. Вполне очевидно, что свидетелей невозможно вызвать в американский суд, что связанные с этим делом документы составлены на украинском языке и что принудительное исполнение арбитражного решения легче осуществить на Украине, чем в США. По нашему мнению, производство по этому делу можно осуществить на Украине быстрее и дешевле. Мы считаем, что факторы частного характера подтверждают решение об отклонении иска на основании несоответствия места рассмотрения дела.

Вторая группа факторов, учитывающихся при анализе, связана с публичными интересами. Эти факторы включают: административные трудности, связанные с загруженностью судов; обязанность рассмотрения дела присяжными, происхождением из местности, не связанной со спором; местный интерес в решении местных споров; а также проблемы, возникающие при применении иностранного законодательства. Рассматриваемое дело никак не связано с США, если не учитывать, что США подписали Конвенцию. Истец является резидентом Монако, а ответчики — государство Украина и хозяйствующий субъект — резидент Украины. Стороны контракта, на основании которого было вынесено арбитражное решение, являются резидентами соответственно России и Украины. Само решение было вынесено арбитражным судом в г. Москве и подтверждено Московским городским судом и Верховным Судом РФ. Украинские суды являются более подходящим местом, чем суды США для решения этих правовых вопросов. В данном случае очень важным является применение украинского законодательства при решении вопроса ответственности Украины, которая не является подписантом Конвенции, по соглашению, заключенному между НАК «Нефтегаз Украины» и АО «Укргазпром». На Украине не существует такой загруженности судов, как в США, поэтому нет препятствий для того, чтобы специфические для определенной страны вопросы были решены именно в этой стране. Публичные факторы также свидетельствуют в пользу отклонения иска, о чем окружной суд и вынес соответствующее решение.

Вывод

Обжалованное в апелляционном заявлении решение окружного суда первой инстанции об отклонении иска на основании отсутствия надлежащей юрисдикции суда для его рассмотрения и признании Украины как надлежащего места судебного разбирательства полностью подтверждается.

(Дела № 01-7947, 01-9153. Решение Апелляционного суда от 15 ноября 2002 года)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

«Бумажные» суды

Государственная практика

Закон нуждается в изменениях

Деловая практика

Применение конвенций

Толкование «косвенных» исков

Законодательная практика

Подготовлен проект ГПК Украины

Кодекс об административных правонарушениях будет дополнен?

Кодекс судейской этики

Зарубежная практика

Хирурга лишили лицензии за халатность

Новый Федеральный закон о банкротстве

Введение суда присяжных откладывается

Евросоюз запрещает рекламу табака

В России введен экологический налог

ЕС борется за финансовую открытость

Неделя права

Банкиры защищаются

КСУ начал прием граждан

Под защитой государства

Иск к Генпрокурору

Новости профессии

Профильный комитет рекомендует

Для СМИ нужен отдельный суд?

Необходимо внести изменения в Закон Украины «О собственности»

День адвокатуры

Прецеденты

Признание решения иностранного арбитражного суда

Понуждение передачи реестра владельцев ценных бумаг

Судебная практика

Быть или не быть собранию акционеров?

История одного банкротства

Корректность — прежде всего

«Оболонь» — «Сармат»: третий раунд

Частная практика

Министр юстиции не прав?

Юридический форум

Отчуждение акций ЗАО: к диалогу стоит прислушаться

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: