Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №36 (246) » Признание права на мирное владение имуществом

Признание права на мирное владение имуществом

Рубрика Прецеденты
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ДЕЛО «ГАЙДУК И ДРУГИЕ против УКРАИНЫ»

(Неофициальный перевод с украинского языка. Публикуется с сокращениями)

(Продолжение. Начало в «ЮП» № 35 (245))

Статья 8.

В случае смерти вкладчика наследники (…) могут (…) получить часть проиндексированного вклада для организации похорон (…), сумма которого определяется исходя из размеров государственной помощи на похороны (часть 1 статьи 8 с изменениями, внесенными согласно закону № 201/98-ВР от 24 марта 1998 года).

Категории лиц, имеющие право на выплату вкладов, определяются постановлениями, которые принимаются ежегодно Кабинетом Министров на будущий год (постановления № 1210 от 31 октября 1997 года; № 825 от 8 июня 1998 года; № 457 от 25 марта 1999 года; № 817 от 17 мая 2000 года, № 275 от 26 марта 2001 года). В соответствии с этими постановлениями право на выплату части вклада предоставляется только тем вкладчикам, которые достигли к 1 января 1997 года восьмидесятилетнего возраста, а также наследникам умерших вкладчиков на организацию похорон. Вкладчикам, которые относятся к первой категории, выплачивается по 48 грн (около 10 евро), а наследникам умерших вкладчиков — сумма, эквивалентная помощи на похороны, а именно 150 грн (около 30 евро). С 1999 года право на частичную выплату вкладов предоставлено также инвалидам войны. Постановлением № 275 от 26 марта 2001 года на 2001 год в перечень упомянутых категорий вкладчиков были включены лица, которые достигли на 1 января 2001 года столетнего возраста, а также лица, которые достигли восьмидесятилетнего возраста к этой дате. Вкладчики, которые относятся к этой последней категории, имеют право на получение 50 грн. Все указанные выплаты могут осуществляться лишь «в пределах средств, выделенных в рамках Государственного бюджета на соответствующий год».

Постановлением № 1-5/117 от 15 марта 1999 года о порядке применения Закона № 537/96, обязательного для всех судебных органов Украины, Верховный Суд Украины указал, что в случае обращения граждан в суд с жалобами относительно осуществления гарантий по возвращению проиндексированных вкладов, такие жалобы, которые составляются в соответствии с действующими нормами законодательства, рассматриваются в порядке искового производства. При рассмотрении таких дел суды должны принимать во внимание тот факт, что речь идет не об ответственности за несоблюдение договора, заключенного между вкладчиком и Сбербанком, а о возвращении вкладов, проиндексированных согласно соответствующим положениям. Кроме того, по мнению Верховного Суда, компенсация проиндексированных вкладов осуществляется исключительно через учреждения Банка. Итак, в случае спора в деле как ответчики должны фигурировать региональный филиал Банка и Государственное казначейство Украины. Банк осуществляет выплату проиндексированных вкладов в рамках, предусмотренных для этого государственным бюджетом Украины, за счет выделенных средств и в соответствии с порядком, определенным Кабинетом Министров. Таким образом, в случаях, если суд констатирует, что соответствующие средства не перечислены Банку или что истец не относится к лицам, имеющим право на выплату вкладов в соответствующем году, иск может быть отклонен. В случае, если иск касается суммы, превышающей определенную, суд удовлетворяет иски в пределах, установленных законом о гарантиях государства относительно восстановления сбережений.

5 апреля 2002 года Кабинет Министров принял постановление относительно выплаты в 2002 году денежных сбережений гражданам Украины, вложенных до

2 января 1992 года в учреждения бывшего Сберегательного банка СССР, которые действовали на территории Украины. Этим актом Правительство выделило 500 млн грн из Государственного бюджета на индексирование индивидуальных вкладов. Из этой суммы 65 млн грн предназначены наследникам вкладчиков, умерших в период с 1997 по 2002 год, при условии, что они не получали компенсацию, предусмотренную статьей 8 закона № 537/96. Остаток в 435 млн грн должен быть распределен между другими вкладчиками. Сумма, которая выплачивается каждому из вкладчиков, ограничивается, в принципе, 150 грн для первой категории лиц и 50 грн для второй категории.

2. Положение относительно рассмотрения дела в Конституционном Суде

Соответствующие положения Закона № 422/96 от 16 октября 1996 года

«О Конституционном Суде Украины» определяют следующее:

Статья 13.

«Конституционный Суд Украины принимает решение и дает выводы в делах относительно:

1) конституционности законов и других правовых актов Верховного Совета Украины, актов Президента Украины, актов Кабинета Министров Украины (…);

2) официального толкования Конституции и законов Украины».

Статья 40.

«Субъектами права на конституционное представление по вопросам принятия решений Конституционным Судом Украины в случаях, предусмотренных пунктом 1 статьи 13 этого Закона, являются Президент Украины, не менее сорока пяти народных депутатов Украины (…), Верховный Суд Украины, Уполномоченный Верховного Совета Украины по правам человека, Верховный Совет Автономной Республики Крым».

Статья 41.

«Субъектами права на конституционное представление по вопросам дачи выводов Конституционным Судом Украины в случаях, предусмотренных пунктами 2, 3, 4 статьи 13 этого Закона, являются: в соответствии с пунктом 4 — Президент Украины, не менее чем сорок пять народных депутатов Украины (…), Уполномоченный Верховного Совета Украины по правам человека, Верховный Суд Украины, Кабинет Министров Украины, другие органы государственной власти, Верховный Совет Автономной Республики Крым, органы местного самоуправления».

Право обращения в Конституционный Суд с целью признания неконституционности законов и нормативных актов не предоставляется гражданам. Тем не менее, в соответствии с постановлением Верховного Суда от 1 ноября 1996 года, если вопрос о конституционности возникает в порядке обычного судебного производства, любой суд имеет право на законных основаниях и в любое время поставить преюдициальный вопрос перед Верховным Судом, который, в свою очередь, может обратиться с представлением в Конституционный Суд.

СУТЬ ЖАЛОБ ЗАЯВИТЕЛЕЙ

Ссылаясь на статью 1 Протокола № 1 к Конвенции, заявители жалуются на то, что государство, как гарант обязательств Банка, в одностороннем порядке ограничило их права как сторон в договоре, что является непропорциональным вмешательством и не направлено на законную цель. Учитывая отсутствие возможности получить свои проиндексированные вклады, заявители считают, что по отношению к ним нарушено право на свободное пользование своим имуществом.

Заявители жалуются также на то, что постановка осуществления их права на распоряжение своим имуществом в зависимость от возрастного ценза украинским государством явилась основанием для дискриминации, которая запрещается статьей 14 Конвенции.

Кроме того, не ссылаясь на конкретные положения Конвенции, заявители утверждают, что, применяя нормы Закона № 537/96 в их делах, вопреки очевидной несовместимости этого акта с Конституцией и Конвенцией, и отказываясь обратиться в Конституционный Суд по поводу конституционности упомянутого закона, национальные суды нарушили их право на эффективное обращение в национальные инстанции с целью защиты их прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней.

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

А. Относительно locu standi г-на Гайдука и г-на Крисанова

Суд констатирует, что письмами от 1 апреля 1999 года и 10 мая 2002 года г-жа Гайдук, жена первого заявителя (Ивана Юрьевича Гайдука) и г-н Крисанов, сын и представитель четырнадцатого заявителя (Феодосии Ивановны Трубочкиной) проинформировали Суд о смерти обоих упомянутых заявителей. Они также высказали намерение дальше поддерживать их заявления.

Суд отмечает, что во многих делах, если заявитель умирал в период рассмотрения, он учитывал желание продолжать рассмотрение, высказанное наследниками или близкими родственниками (см., например, решение по делам «X. Против Франции» от 31 марта 1992 года, серия А № 234-С, с. 89, пункт 26; «Раймонда против Италии» от 22 февраля 1994 года, серия А № 281-АЯ, с. 8, пункт 2).

Суд отмечает, что это заявление касается имущественного права, которое, в принципе, переходит на наследников, и что рассмотрение дела для получения возможного возмещения за нарушение прав, о которых идет речь, желает продолжить ближайший член семьи заявителя (см. «Бьоркен и Ед против Швеции», заявление № 12526/86, решение Комиссии от 7 февраля 1991 года, Решение и доклад (DR) 68, с. 104). В частности,

г-жа Гайдук и г-н Крисанов утверждают, что результат рассмотрения имеет определяющее значение для их собственных законных интересов; госпожа Гайдук ссылается, кроме того, на интересы своих двух несовершеннолетних детей 1984 года рождения. По этому поводу Суд напоминает, что желание наследников поддержать заявления умершего лица очень часто мотивируется соображениями морального порядка, направленными на то, чтобы достичь справедливости даже после смерти лица, чьи права были нарушены, даже, если результат рассмотрения в Суде может затронуть интересы других лиц (см. «Малуш против Чешской Республики» (реш). № 33071/96, СЕDН 2000-ХII).

Исходя из этих обстоятельств, Суд считает, что вдова г-на Гайдука и сын госпожи Трубочкиной имеют право выступать вместо умерших заявителей в рассмотрении этих дел. Соответственно, следует продолжить рассмотрение указанных заявлений.

В. Относительно предыдущего возражения Правительства

Признавая за Судом компетенцию ratione temporis относительно рассмотрения заявлений, Правительство сразу выдвигает возражение о неприемлемости, учитывая совместимость заявлений ratione personae с положениями Конвенции. По этому поводу Правительство напоминает, что, в соответствии со статьей 34 Конвенции, в Суд могут быть поданы заявления физическими лицами (…), которые считают себя потерпевшими вследствие нарушения одной из Высоких Договорных Сторон прав, признанных Конвенцией или Протоколами к ней. Правительство отмечает, что для того, чтобы объявлять себя потерпевшим в связи с нарушением его прав собственности, заявитель должен доказать, что такое право существовало или что он мог быть признан имеющим право на имущественную выгоду после соблюдения условий, предусмотренных законодательством. Тем не менее при несоблюдении указанных условий заявитель не имеет упомянутых прав, и государство не может считаться ответственным за то, что его претензии не были удовлетворены (см. «С. против Франции», заявление № 10443/83, решение Комиссии от 15 июля 1988 г., DR, 56, с. 20).

С этой точки зрения, Правительство делает акцент на различии между действиями по простому возвращению и «компенсации» вкладов заявителей. Так, по мнению Правительства, каждый из заявителей имеет в Банке два параллельных, но отдельных счета: собственно сберегательный счет, открытый самим заявителем до 1992 г., и компенсационный счет, открытый государством с целью компенсировать обесценивание первого счета вследствие инфляции. Правительство отмечает, что заявители претендуют на выплату сумм, которые находятся именно на втором, а не на первом счете. Тем не менее, если каждый заявитель бесспорно является собственником средств, внесенных им самим на первый счет, он изначально не имеет никаких прав собственности относительно средств, внесенных государством на второй счет, пока не станет удовлетворять требованиям, определенным законом № 537/96. Отсюда следует вывод правительства, что заявители не могут ссылаться на любое предшествующее право собственности на средства, на которые они претендуют, а следовательно не могут и считать себя «потерпевшими» в связи с нарушением в понимании статьи 34 Конвенции. Учитывая изложенное, Правительство просит Суд признать заявления несовместимыми ratione personae с положениями Конвенции.

Заявители не соглашаются с такой аргументацией. Они напоминают, что, заключая с ними договор о сбережении, Банк обязался возвратить им внесенные средства по первому требованию. В дальнейшем, признав государство ответственным за судьбу вкладов, законодатель предоставил им долговое требование относительно государства, которое, в свою очередь, в одностороннем порядке уклонилось от своих обязательств. Затем, заявители утверждают, что, как носители имущественного права, которое не соблюдает государство, они могут считать себя потерпевшими в связи с указанным нарушением прав. Кроме того, они отмечают, что исчерпали средства внутренней правовой защиты, которые были им предоставлены, и выполнили другие формальные условия для обращения в Суд, а потому нет причин ставить под сомнение их статус потерпевших.

Суд напоминает, что «потерпевшим», согласно статье 34, считается лицо, которого прямо касается спорный акт или бездеятельность, то есть лицо, которое лично, прямо и правомерно заинтересовано в том, чтобы положить конец такой ситуации (см. №№ 1420/62, 1477/62, 1478/62, решение Комиссии, Ежегодник 6, с. 591). Суд также напоминает, что наличие нарушения может иметь место даже при отсутствии вреда, который учитывается лишь при определении справедливой сатисфакции (см., напр., решение в деле «Прагера и Обершлика против Австрии» от 26 апреля 1995 года, серия А, № 313, с. 19, п. 6). Относительно этого Суд считает, что вопрос о том, может ли заявитель считать себя «потерпевшим» согласно статье 34 Конвенции, касается не сути или содержания спорного права, а лишь его отношения к лицу, ссылающемуся на него (см., mutatis mutandis, дело «Санлеса Санлеса против Испании» (реш.), № 48335/99, 26 октября 2000 года, не опубликовано, и дело «Боффа и др. против Сан-Марино», заявление № 26536/95, решение Комиссии от 15 января 1998 года, DR 92, с. 27).

В данном случае Суд констатирует, что все заявители требуют от государства выплатить им суммы, которые отвечают, по их мнению, средствам, внесенным ими в Банк и собственниками которых они являются. Они также жалуются на применение национальными судебными органами закона, который вселяет, по их мнению, надежду на получение в будущем имущественного права, но подчиняет осуществление такого права условиям, которые считаются ими неоправданными (см., mutatis mutandis, дело «Лазаревич против Хорватии» (реш.), № 50115/99, 7 декабря 2000 года, не опубликовано, дело «Вороны против Чешской Республики», заявление № 23256/94, решение Комиссии от 29 июня 1994 года, DR, 78, с. 139). Суд считает это достаточным, чтобы прийти к выводу, что речь идет о личных интересах заявителей и что их «прямо и лично задевают» действия государственных органов (см. «А.Р.С.А., L.Р.С.А., Абид и 636 других против Румынии» (реш.), № 34746/97, 10 июля 2001 года, не опубликовано). Заявители могут, следовательно, считать себя «потерпевшими» в связи с нарушением, на которое они ссылаются, а предшествующее возражение подлежит отклонению.

С. Относительно жалоб

1. Жалоба согласно статье 1 Протокола № 1

Учитывая невозможность получить проиндексированные вклады, заявители считают себя пострадавшими от неоправданного вмешательства в осуществление их права на неприкосновенность имущества. Это право гарантируется статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции, соответствующая часть которой предусматривает следующее:

«Все физические и юридические лица имеют право на неприкосновенность их имущества. Никто не может быть лишен собственности иначе как по причине общественной целесообразности и в порядке, предусмотренном законом и общими принципами международного права.

Эти положения не нарушают право государств на принятие законов, которые они считают необходимыми для регулирования пользования имуществом в соответствии с общими интересами (…)».

(Продолжение в № 37 (247))

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Европейский Суд

Государственная практика

Кабинет Министров остается вне закона

Президент вручил награды

Отличники юстиции

Деловая практика

Аргументы беседы с ГНАУ

Законодательная практика

Журналисты отстаивают право на конфиденциальность информации

СЭС «заработает» по новым правилам

Кодекс нуждается в изменениях

Зарубежная практика

Таджикистан вывел американских военных из-под юрисдикции ООН

Россия обменяется надзорной информацией с США

Arthur Andersen объединяется

Анализ ДНК оправдывает осужденных

Бывшим руководителям WORLDCOM предъявлены новые обвинения

Юрфак МГУ судится с налоговыми органами

Вячеслав Шеремет дал показания по делу против Антона Титова

Суд Токио признал факт использования Японией бактериологического оружия

Неделя права

Поздравляем!

От политики поддержки к политике партнерства

Генпрокуратура усилила надзор за таможнями

Новости профессии

Создана государственная судебная администрация

Президент сменил начальника ГУБОПа

Задержан экс-председатель правления ЗАО «Укртатнафта»

ВСУ не удовлетворил кассацию ЗАО «Фармацевтическая фирма «Дарница»

Первая полоса

Новый облик юридической библиотеки

Прецеденты

Признание кредитного договора недействительным

Начисление налога на добавленную стоимость

Признание права на мирное владение имуществом

Судебная практика

Иск ценою в четыре миллиона долларов

Тема номера

Инвестиции через ценные бумаги

ЗАО отчитываются по новым правилам

В ожидании перемен в «правилах игры»

Частная практика

О русском языке в украинской деловой жизни

Каким должен быть кандидат в адвокаты?

Министерство Экономики ипо вопросам Европейской ин нтеграции Украины

Юридический форум

Безоговорочно ли исполнение судебного решения?

Решение по делу «Агудимос и судоходная компания «Сефаллониан Скай» против Греции»

Доверительные правоотношения

Патентное право

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: