прапор_України

Генеральний партнер 2022 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА
Головна » Юридическая практика № 9-10 (1210-1211) » Пришел, увидел, убедил

Пришел, увидел, убедил

Рубрика Тема номера
«Предоставление защиты в политически мотивированных делах мы используем еще и как возможность убедить государственные органы работать правовыми методами», — отмечают Ольга Просянюк и Виталий Сердюк, партнеры AO AVER LEX
«Для стороны защиты намного увеличивается объем работ, если в деле присутствуют элементы политически мотивированного преследования», — констатируют Ольга ПРОСЯНЮК и Виталий СЕРДЮК

О специфике уголовного преследования и тактике защиты в «коррупционных» делах с политическим элементом «Юридической практике» рассказали Ольга Просянюк, управляющий партнер АО AVER LEX, и Виталий Сердюк, старший партнер.

 

— Какие маркеры могут свидетельствовать о наличии в деле политического элемента?

Ольга Просянюк (О.П.): В своей практике мы выделяем два основных маркера определения политически мотивированного дела. Первый — если производство связано с политической деятельностью лица, причем независимо от того, осуществляется такая деятельность сейчас или была в прошлом. К примеру, наша команда предоставила достаточно доказательств политической мотивированности уголовного производства против главы Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям Сергея Бочковского, который на данный момент уже восстановлен в должности решением суда. Открытое против него дело о коррупции развалилось из-за ненадлежащих доказательств, предоставленных стороной обвинения, и систематических процессуальных нарушений следствия. То же самое и в ситуации одного из депутатов, в деле которого после сообщения о подозрении в совершении коррупционных действий правоохранители не провели ни одного процессуального действия, несмотря на инициирование и обращения адвокатов.

Второй маркер — интерес группы или отдельного лица, принадлежащих к политической сфере, к бизнесу или другой деятельности, не связанной с политикой. Интерес может проявляться в желании завладеть определенным бизнесом или прекратить его деятельность. При этом стоит уточнить, что в политически мотивированных делах часто можно столкнуться с фальсификацией доказательств заинтересованными лицами, из-за чего предпринимаются первые шаги незаконного преследования, но в дальнейшем дело разваливается в суде. В «обычных» делах как по факту коррупции, так и по другим обстоятельствам не так часто фальсифицируются доказательства.

 

— Какие последствия определения в деле политического элемента? Что это значит для стороны защиты?

Виталий Сердюк (В.С.): Все политически мотивированные дела публичны. К ним приковано внимание общества, медиа, национальных и международных институций. При этом чаще всего сразу говорится о виновности лица, что с самого начала формирует репутацию «преступника» и может влиять также и на отношение суда и правоохранителей, задействованных в процессе. В таких делах часто вместо объективного следствия осуществляется постановка конкретных задач, которые выполняются правоохранителями под давлением руководства, независимо от их законности.

Поэтому для адвокатов возникает много рисков, причем по всем фронтам: и в конкретном деле, и в адвокатской деятельности в общем. В политически мотивированных делах отождествление адвоката с клиентом — хоть и незаконная, но часто применимая практика. Более того, зачастую правоохранители и заинтересованные лица провоцируют или содействуют такому отождествлению для того, чтобы осуществлять давление на адвокатов и ослаблять защиту.

О.П.: В связи с публичностью таких дел у адвоката в разы вырастает медиаактивность как полноценный блок алгоритма защиты. Фактически необходимо свою позицию на равных доносить и в суде, и в публичной плоскости, поскольку часто противоположная сторона манипулирует информацией, искажает доказательства и озвучивает вырванные из контекста обстоятельства. В таком случае объем информации, которую нужно предоставить обществу для опровержения недостоверной информации, может быть не меньше, чем объем материалов, подготовленных к судебному заседанию. А часто важно сработать на опережение и озвучить значимые моменты до какой-либо публичной активности правоохранителей. То есть для стороны защиты намного увеличивается объем работ, если в деле присутствуют факты политически мотивированного преследования. И для этого необходимо владеть достаточной квалификацией, командой, необходимыми профессиональными ресурсами, чтобы суметь среагировать по всем позициям.

В.С.: Но и это еще не все. Когда на практике мы обеспечиваем надлежащую защиту клиентам в таких делах, отрабатывая на все 1000 % и останавливая нарушение прав, это может быть использовано оппонентами для обвинений в злоупотреблении правом на защиту.

 

— Какие именно действия стороны защиты расцениваются судом и стороной обвинения как злоупотребление правом на защиту?

В.С.: В украинском законодательстве предусмотрено, что адвокат должен использовать все законные меры для защиты клиента и реагирования на нарушение его прав. И настоящий профессионал сделает все возможное — будет подавать ходатайства и отводы, если даже выявлено одно новое доказательство или обстоятельство как основание. И сделает это столько раз, сколько будет необходимо для обеспечения эффективной защиты.

Но в таких обстоятельствах со стороны суда и правоохранителей часто звучат обвинения в злоупотреблении правом на защиту и нарушении разумных сроков рассмотрения. К сожалению, нередко это происходит еще до установления наличия новых обстоятельств, которые стали причиной повторных обращений или их количества.

 

— Каким образом можно доказать, что дело политически мотивировано?

О.П: Поскольку часто политическая мотивированность в таких делах используется для личных или глобальных целей, к примеру, демонстрации результатов эффективной борьбы с коррупцией для международных партнеров, очень важно предоставлять суду, общественности, международным органам и правозащитным организациям доказательства политического преследования. Эти факты в дальнейшем отображаются в отчетах и мониторингах, которые могут повлиять на результаты рассмотрений. Особенно это необходимо при попытках объявить лицо в международный розыск по каналам Интерпола или включить в санкционный список.

В.С.: Есть несколько вариантов поиска доказательств. Во-первых, необходимо проанализировать СМИ и собрать публичные высказывания потенциальных оппонентов, которым выгодно такое преследование, а также представителей стороны обвинения. Важны и публичные выступления клиента, которые могут быть использованы для этих целей.

Во-вторых, необходимо осуществить опрос клиента и других лиц, владеющих соответствующей информацией, как свидетелей, и зафиксировать их позиции о причинах инициирования и осуществления незаконных действий против клиента.

В-третьих, следует провести общую документальную работу по сбору информации.

 

— Как стороне защиты наиболее эффективно использовать возможности, возникающие после установления наличия в деле политического элемента?

В.С.: Эти возможности важно разделить на два равноценных блока — работа по сути обвинения и работа по факту политической мотивированности.

В первом случае необходимо собрать аргументы правомерности действий клиента, а также обосновать отсутствие доказательств позиции стороны обвинения, их недостоверность или недопустимость. Важно учитывать, что в категории политически мотивированных дел оппонентами игнорируется статья 62 Конституции Украины и другие нормы, предусматривающие презумпцию невиновности. Сторона защиты вынуждена осуществлять свою деятельность в обстановке искусственно созданной виновности клиента еще до решения суда. А неподтверждение стороной обвинения совершения инкриминируемых преступлений не рассматривается компетентными органами как основание для прекращения уголовного преследования, несмотря на требования законодательства.

Во втором случае также необходимо собрать материалы, подтверждающие политическую мотивированность, к примеру, публичные выступления руководителей государства, представителей правоохранительных органов, политических деятелей, которыми нарушается принцип презумпции невиновности и демонстрируется их заинтересованность в результатах уголовного производства. Также нужно систематически размещать соответствующие материалы в социальных сетях, СМИ, инициировать рассмотрение и обсуждение фактов политического преследования соответствующими органами с требованием публикации их реакций.

О.П.: Несмотря на всю сложность таких дел, их публичность может посодействовать получению необходимой информации на адвокатские запросы и другие обращения, причем в краткие сроки. Также предоставление защиты в таких делах наша команда использует еще и как возможность улучшить уголовно-правовой процесс и убедить государственные и правоохранительные органы применять в работе правовые методы!

 Беседовал Алексей НАСАДЮК, «Юридическая практика»

Актуальные вопросы антикоррупционной политики будут рассмотрены во время III Международного уголовно-правового форума, 19 марта 2021 года.

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

tg-10
4_TaxForce600_90
covid
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
top50_2020_600x90
ULF_0002
Vacancies_600x90_ua
doroszab2

Інші новини

PRAVO.UA