Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №33 (399) » Пресечения в процедуре банкротства

Пресечения в процедуре банкротства

Рубрика Трибуна
Законодательная норма как способ легализации противоправных действий в процедуре банкротства

Разбирая архив дел, связанных с предоставлением нашим адвокатским объединением консультаций Государственному комитету по государственному материальному резерву и с судебным представительством его интересов в делах о банкротстве, мною была выявлена весьма интересная статистика. Органами судебной власти, арбитражными (хозяйственными) судами всех уровней было отказано центральному органу исполнительной власти в возможности участвовать в 15 делах о банкротстве своих должников на различных стадиях процесса. Более того, уже после прекращения производства по таким делам, в отдельном исковом производстве суды вновь отказывали Госкомрезерву в возможности защитить свои интересы, взыскать долги, под предлогом неучастия последнего в предшествующей процедуре банкротства должника.

Зная, что долги предприятий, субъектов банкротства, перед Госкомрезервом возникли

в результате невозврата заимствованных у государства материальных ценностей, а в большинстве случаев просто самовольного использования — хищения находящегося на ответственном хранении имущества

Гос­комрезерва, картина выглядит совсем неприглядно.

Я сознательно опускаю рассмотрение реальных причин, повлиявших на формирование столь жесткой позиции представителей судебной власти по отношению к государству, именем которого они принимали эти решения. Проблема тотальной коррупции судебных органов достойна отдельной публикации. Формальным же основанием придания легитимности этим откровенно неправовым действиям являлось наличие в Законе Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» комбинации норм, которые можно условно объединить в понятие «срок пресечения».

В редакции вышеуказанного Закона, действовавшей до марта 2002 года, это было наличие пункта 14.1 статьи 14 и пункта 31.5 статьи 31. А в последующих редакциях и вовсе появился пункт 14.2 статьи 14. Напомню, в первом случае статья 14 определяла, что лицо имеет право обратиться в хозяйственный суд с заявлением о признании его кредитором в течение месяца с момента опубликования объявления об открытии производства по делу о банкротстве должника. А пункт 31.5 статьи 31 раздела «Ликвидационная процедура» определял, что требования, заявленные после окончания срока, установленного для их предъявления, не рассматриваются и считаются погашенными. Существующая редакция статьи 14 Закона определяет, что не заявленные в течение 30 дней или вообще требования кредиторов к должнику не рассматриваются и считаются погашенными.

Наличие этих норм, по мнению судей, давало им возможность игнорировать все действующие нормы гражданского права, а зачастую и вообще здравый смысл. При этом не обращая ни малейшего внимания на обстоятельства, повлиявшие на пропуск указанного срока, ни на определенную статьями 1, 3 Закона Украины «О государ­ственном материальном резерве» особенность и стратегическую важность Государственного материального резерва.

Исходя из своего опыта участия в делах о банкротстве, могу констатировать: благодаря наличию вышеуказанных норм и практике их применения мимо процедур банкротства «пролетали» не только государственные органы со своими многомиллионными требованиями (Казначейство, Государственная налоговая администрация, Пенсионный фонд), но и частные кредиторы, добросовестные участники хозяйственного оборота.

Как справедливо отмечают юристы, в публикациях, посвященных проблемам конкурсного производства, сложилась практика так называемого «искусственного банкротства». Заключается она в различных манипуляциях с подачей объявления о возбуждении дела о банкротстве и последующем отсечении «недружественных» кредиторов под предлогом несвое­временного обращения в суд. Более того, подобная схема «работы» является основным источником дохода большинства арбитражных управляющих и различных консультантов, специализирующихся на делах о банкротстве.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что норма пункта 14.2 статьи 14 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» противоречит основным общим принципам права — справедливости, равенства, законности. Особенно последнего, предполагающего недопустимость злоупотребления субъективным правом. Данная норма, не отвечая требованиям права, не воплощает справедливости, то есть не имеет социальной ценности и является по своей сути неправовой.

Однако любой надлежащим образом принятый закон — правовой или неправовой — подлежит исполнению, пока он не отменен.

Кроме того, сторонники данной нормы приведут единственный, но действительно весомый аргумент в пользу ее существования. Определенные процедуры конкурсного производства (собрание кредиторов, выборы комитета, принятие решения о заключении мирового соглашения кредиторов) требуют четкого определения круга участников. Хаотичное введение в процесс новых кредиторов с полным набором прав просто парализует движение дела о банкротстве.

Как же разрешить подобную проблему? Можно пойти двумя путями.

Один из них предложен в статье харьковских юристов Золотопупа С., Романова А. «Погашение требований — прекращение обязательств?» («ЮП» № 25 (287) от 24 июня 2003 года). В своей статье авторы пытаются напомнить широкой юридической общественности о существовании общепризнанных базовых понятий гражданского права. В частности, что такое обязательство и что оно в себя включает как гражданское правоотношение. И, цитируя курс гражданского права, перечисляют возможные правовые способы его прекращения.

Сравнивая теорию и текст Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом», в частности абзац 25 раздела 1 статьи 1, делают вполне обоснованный вывод о том, «что определение термина «погашенные требования кредиторов» включает в себя только те требования, по которым обязательства прекращены либо исполнением, либо соглашением сторон. Следовательно, данное определение не позволяет считать прекращенными любые обязательства, требования по которым погашены в процедуре банкротства». А на основании того, что пункт 14.2 статьи 14 дает еще одну формулировку относительно судьбы не заявленных в срок требований — такие требования не рассматриваются, авторы делают вывод, что такие требования не должны рассматриваться хозяйственным судом только в рамках начатой процедуры банкротства. Следовательно могут и должны рассматриваться в исковом производстве в случае восстановления платежеспособности должника.

Суть всего сказанного авторами статьи заключается в том, что юридически неграмотно составленная норма, «смысл которой четко не определен», хотя и создает «пробел в законодательстве», но при правильном толковании позволяет защитить интересы кредиторов.

Предложенное авторами статьи толкование Закона косвенно поддерживается Высшим хозяйственным судом Украины. В частности, в пункте 4.3 своего информационного письма № 01-8/155 суд говорит о возможности обращения кредиторов, требования которых не подлежат удовлетворению в пределах производства по делу о банкротстве, или не были заявлены, или заявлены после окончания срока, преду­смотренного статьей 14, с указанными требованиями к должнику после прекращения дела о банкротстве при заключении мирового соглашения.

Кроме того, до появления новой редакции части 1 статьи 14 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (март 2002 года) адвокатам нашего объединения удалось получить ряд решений хозяйственных судов, в которых использовалось предложенное выше толкование норм.

В частности, по делу № 2/2/1874, где ОАО «Пологовский КХП» был заявлен иск о возврате самовольно использованных материальных ценностей Госкомрезерва. Должник отказывался от исполнения обязательства, указывая, что против него возбуждено дело о банкротстве, а Госкомрезерв не был допущен судом к участию в процедуре. Высший хозяйственный суд Украины удовлетворил иск, указав, что неучастие в деле о банкротстве не может повлечь такое последствие, как прекращение неосуществленного права или неисполненной обязанности.

Мне же хотелось предложить более простой и действенный способ защиты прав участников хозяйственного оборота от недобросовестных должников, арбитражных управляющих и судей. Он крайне прост и заключается во внесении изменения в Закон Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом». Мне кажется, что давно назрела необходимость привести его неопределенные нормы в соответствие с гражданским правом.

Для разрешения рассматриваемой проблемы я предлагаю не изобретать велосипед, а взять за основу Федеральный закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)». Порядок, установленный данным Законом, подразумевает возможность обращения в суд кредитора на стадии каждой отдельно взятой судебной процедуры.

Так, статья 63 Закона устанавливает возможность обращения кредиторов в суд с требованиями к должнику, срок по которым наступил на дату введения наблюдения (судебной процедуры, аналогичной распоряжению имуществом). А статья 71 определяет, что кредиторы вправе предъявить свои требования в течение 30 дней с даты опубликования объявления о введении наблюдения. Требования, предъявленные за рамками указанного срока, подлежат рассмотрению после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения. Статья 100 указывает, что кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в любой момент в ходе процедуры внешнего управления (один из вариантов санации). И наконец статья 126 говорит, что все требования кредиторов по денежным обязательствам, а также текущие обязательства могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства (аналог ликвидационной процедуры).

Более того, статьи 67, 68 вменяют в обязанность временного управляющего выявить и уведомить кредиторов о введении конкретной процедуры конкурсного производства. А статьями 24, 25 предусматривается уголовная и имущественная ответственность арбитражного управляющего за причинение убытков кредиторам в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения требований, в том числе вышеуказанных статей. Что в свою очередь делает практически невозможным неучастие кредитора в процедуре банкротства своего должника.

Рассматриваемый Закон действует более трех лет, и в специальной юридической литературе Российской Федерации отсутствуют нарекания на указанные нормы. Порядок, установленный им, соответствует принципам гражданского права, полностью учитывает специфику конкурсного процесса и может служить образцом для редактирования украинского законодательства о банкротстве.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Своя Guardia de finanso на Украине

Законодательная практика

Совместители канули в Лету

Комментарии и аналитика

Режим ипотечных сертификатов

Неделя права

Почем «домик» для судьи

Борьба за кресло Генпрокурора

За «ТАК!» можно хорошо заработать?!

Правильно выписать, чтобы правильно принять

Плата за услуги адвоката

Кого назначить виноватым?

Реестр событий

Изменить нельзя, будет лучше разработать новый!

Назначен новый директор ГИС

Этот «дутый» Указ

Судебные решения

Основания для отказа в страховой выплате подлежат проверке

Кто причинил, тот и возмещает

Тема номера

Проблемы возмещения в уголовном процессе

Моральный вред: история и реальность

Трибуна

Пресечения в процедуре банкротства

Частная практика

Все профессии нужны?..

Юридический форум

Юристы встречаются в Чикаго

Юрисконсульт

Аренда государственного имущества: практика заключения договоров

НДС и транспортная деятельность

Очень жалобная проверка предприятий

Ты вези меня, извозчик... бесплатно

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: