Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №5 (893) » Предлагать усилия

Предлагать усилия

Председатель Совета судей Украины Валентина Симоненко предлагает расширить полномочия и усилить роль органов судейского самоуправления в рамках судебной реформы
Валентина СИМОНЕНКО: «Если мы хотим, чтобы суды были независимыми, нужно дать им возможность самоуправления»

Тезис о необходимости усиления роли органов судейского самоуправления был одним из ключевых в риторике судебных реформаторов: как Президента, так и парламентариев, которые уже представили свое видение усовершенствования законодательства о судоустройстве и статусе судей в Верховном Совете Украины. При этом задекларированный ранее курс фактически подкреплен инструментарием только в депутатском законопроекте (№ 1497). Перспективы расширения функциональных возможностей судейского самоуправления в свете грядущих законодательных изменений и в контексте усовершенствования действующих процедур «Юридическая практика» анализировала совместно с председателем Совета судей Украины, судьей Верховного Суда Украины Валентиной Симоненко.

 

— Валентина Николаевна, сейчас парламентарии предлагают существенно расширить полномочия Совета судей Украины: наряду с уже существующими функциями этого высшего органа судейского самоуправления ему хотят предоставить право голоса в процессе формирования судейского корпуса, в частности, возможность определять (по представлению квалификационной комиссии судей) суд, где судья будет занимать должность. Как вы относитесь к такой идее?

— Я положительно отношусь к усилению роли и расширению полномочий судейского самоуправления. Другое дело, что без полноценной конституционной реформы осуществить это невозможно, поскольку, согласно европейским стандартам, полномочия таких органов должны быть прописаны в Основном Законе. С учетом того, что в Конституции Украины сейчас определена компетенция органов судейского самоуправления (они решают вопросы организационного обеспечения судов), в рамках реформирования материального закона законодатели сделали все, что могли. Конечно, я поддерживаю законопроект, направленный на расширение полномочий в том числе и высшего органа судейского самоуправления. При этом Совет судей Украины выступает за то, чтобы управлял судами единый орган судейского самоуправления. Это устранит множество противоречий в судебной системе и упростит организационное управление ею.

Что касается полномочий Совета судей по определению места работы судьи, эта инициатива, безусловно, является прогрессивной. Но опять-таки возникает вопрос: насколько оправдан такой шаг до проведения конституционной реформы, насколько необходим он на нынешнем этапе? Мнения членов Совета судей разделились: кто-то считает такую инициативу шагом вперед, кто-то, напротив, полагает, что она несколько преждевременна. Последняя точка зрения аргументирована тем, что на сегодня данными вопросами должна заниматься Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС), тем более что президентская законодательная инициатива (проект № 1656) предусматривает перевод судьи в другой суд как один из видов дисциплинарного взыскания. Сейчас в двух проектах закона отсутствует единый подход к вопросу перевода судей: в одном случае предусматривается, что Совет судей определяет место работы судьи и переводит судей, в другом — что судью можно перевести в другой суд на основании решения ВККС по результатам дисциплинарного производства. Законодатели все же должны прийти к общему знаменателю в этом вопросе.

 

— Если говорить об общих знаменателях, отметим:  два реформенных законопроекта объединяет то, что они направлены на сокращение количественного состава Совета судей Украины. Насколько оправдан такой законодательный подход: сможет ли этот орган судейского самоуправления справиться силами 36 или 33 судей, учитывая возможное расширение его компетенции?

— Я разделяю мнение о необходимости сократить состав Совета судей (в настоящее время Совет насчитывает 40 судей — прим. ред), который сейчас довольно большой. Это необходимо сделать, но не с целью кого-то исключить из его состава, а кого-то назначить. Нет, это нужно для того, чтобы оптимизировать его работу, сделав ее более оперативной. Помимо сокращения численности, нужно ставить вопрос и об изменении формата работы Совета. Очевидно, что некоторой части членов высшего органа судейского самоуправления нужно работать на постоянной основе. Но это не значит, что  Совет судей нужно срочно переизбирать.

 

— Можно пойти по аналогии с деятельностью Высшего совета юстиции (ВСЮ), предусмотрев работу на постоянной основе для руководящего звена Совета судей…

— Возможен и такой алгоритм. Более того, международная практика идет по пути объединения функций современных ВСЮ, ВККС и Совета судей в едином органе, управляющем судебной системой. Некоторые страны создают при этом органе квалификационные и дисциплинарные комиссии, которые формируются отдельно, причем в их состав входят представители не только судейского корпуса, но и общественности. Надеюсь, такой единый орган вскоре появится и на Украине.

 

— В этом случае законодателям, наверное, придется пересмотреть подходы к структуре и формату работы такого органа. Уже сейчас законопроект № 1497 подразумевает, что у Совета судей есть свой аппарат: в предлагаемой редакции статьи 55 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» прописывается, что деятельность Комиссии по вопросам судейской этики должен обеспечить аппарат Совета судей. Нужен ли сегодня высшему органу судейского самоуправления свой аппарат?

— На данный момент вопросами организационного обеспечения деятельности всех органов судейского самоуправления занимается соответствующий отдел в структуре Государственной судебной администрации Украины, который насчитывает всего десять человек. Конечно, силами такого незначительного количества сотрудников справляться с нынешними объемами работы очень сложно. Очевидно, что с учетом расширения компетенции Совета судей Украины вопрос о необходимости создания аппарата рано или поздно возникнет. Насколько актуален он сейчас, не знаю. Ведь, несмотря на то что Совету судей делегированы функции государственного органа, он работает на общественных началах, тогда как при нем нужно создать структурное подразделение, которое по логике должно состоять из государственных служащих. С точки зрения структуры государственного управления это нонсенс! Наверное, с учетом нынешних реалий деятельности высшего органа судейского самоуправления этого делать не стоит.Сделать это возможно только в результате создания единого органа управления судебной властью.

 

— В продолжение темы о сокращении. Общей для двух проектов является и тенденция к уменьшению количества организационных форм самоуправления: предлагается отказаться от трех советов судей и конференций. Вот и вы сейчас говорите о необходимости создания единого органа самоуправления. А не получится ли так, что система органов самоуправления станет слишком централизованной и отстраненной от проблем регионов и разных юрисдикций? Ведь многие судьи говорят о том, что предыдущая система органов самоуправления, функционировавшая до лета 2010 года, была более эффективна с точки зрения оперативности.

— Если говорить об оперативности работы, возможно, и нужно предусмотреть функционирование конференций судей на уровне областей. Что касается деятельности Совета судей Украины, то сейчас он состоит из 40 судей (представителей разных регионов), которые помимо деятельности в органе самоуправления заняты на основном месте работы. В связи с этим иногда нам очень сложно быстро собраться и отреагировать на событие или решить какой-то вопрос. Особенно это проблематично сейчас, в нынешних реалиях, которые постоянно меняются. Поэтому Совет судей Украины призывает все собрания судей реагировать самостоятельно! Ведь не может высший орган судейского самоуправления должным образом оперативно откликнуться и попытаться решить проблему, которая возникла в определенном регионе, день в день. К тому же Совет судей вообще может о ней не знать. С точки зрения оперативности и мобильности собрания судей являются более действенным инструментом для реагирования на локальные проблемы. Именно эти органы должны организовывать работу на местах. К сожалению, нужно признать: пока что такая организационная форма самоуправления не работает так эффективно, как бы хотелось.

 

— По крайней мере, с новой функцией — определять руководство судов —собрания судей справились. И, несмотря на то что первые результаты апробации такого алгоритма в обществе были восприняты достаточно неоднозначно (судей критиковали за то, что в большинстве случаев на админдолжности были назначены старые кадры), законодатели и сейчас предлагают сохранить эти полномочия за нижним звеном судейского самоуправления. А как считаете вы: оправдал ли себя такой механизм?

— Я убеждена, что такой механизм является действенным. Принципиально, чтобы именно коллектив суда самостоятельно определял руководителей. Вместе с тем и собрания судей должны подходить ответственно как к выбору руководителя (четко понимать, каким критериям должен соответствовать председатель или заместитель председателя суда), так и к контролю его деятельности (объективно оценивать, справился ли руководитель с выполнением поставленных задач). Что касается итогов первых выборов председателей судов по новой процедуре, то действительно, практически в 70 % случаев на руководящие должности были назначены судьи, занимавшие их и раньше. При этом нужно понимать, что нельзя сквозь призму субъективных факторов (каких-то тенденций или чьих-то ожиданий) решать объективные задачи. Таким результатам выборов председателей есть свои логические объяснения.

Во-первых, срок полномочий председателей очень маленький — всего один год. Как за такой незначительный период новый руководитель сможет приобрести опыт и стать профессионалом в управлении судом?.. В этом случае судьи действовали по принципу известной поговорки — «лучше синица в руках, чем журавль в небе»: главное, чтобы не было хуже. Во-вторых, не нужно забывать, что есть руководители судов, которые пользуются авторитетом в коллективе и в вопросах организации работы суда являются профессионалами, именно поэтому им и доверили возглавить суд. Кроме того, судейские коллективы только учатся применять на практике новые полномочия, и результаты избрания руководителей в 2014 году вряд ли можно считать показательными. Для того чтобы эта процедура продемонстрировала свою эффективность, должно пройти какое-то время.

 

— Кстати, времени осталось не так-то много. Уже этой весной судейские коллективы должны будут провести очередные выборы председателей, если, конечно, законодатели не внесут очередные изменения в эту процедуру, что весьма вероятно, ведь судебные реформаторы предлагают увеличить срок полномочий руководителей с одного года до двух. При этом в законопроекте № 1656 оговаривается, что судья не может занимать одну административную должность более двух сроков подряд, а в другой законодательной инициативе предусматривается, что в высшем специализированном или апелляционном суде судья не может занимать должность председателя суда дважды подряд, а в местном суде — более двух раз подряд. Каким, на ваш взгляд, должен быть оптимальный срок полномочий председателя для нормальной организации работы суда?

— Минимум три года. Ведь, первые 6–8 месяцев пребывания на административной должности новый руководитель только учится: вникает в нюансы работы бухгалтерии и особенности взаимодействия с местными органами власти, изучает нормативы, порядок финансирования суда, алгоритм составления бюджетного запроса и т.д. Все эти управленческие азы нужно постигать на практике, и только личный опыт может служить залогом успешной и эффективной работы председателя. А что получается сейчас: не успел новый руководитель вникнуть во все нюансы работы, как ему уже нужно готовиться к очередной «избирательной кампании». Когда же ему тогда работать?..

 

— Пожалуй, самой революционной реформенной инициативой является предложение о введении института привлечения судей в отставке к осуществлению правосудия: временного замещения судьи, который находится в командировке или отпуске продолжительностью более шести месяцев. Имеет ли такая инициатива право на жизнь? Существуют ли риски от реализации ее на практике, ведь, не исключено, что решение такого «временного» судьи можно поставить под сомнение, кроме того, не совсем понятна процедура привлечения его к ответственности…

— Я поддерживаю такую идею, как в принципе и большинство моих коллег по Совету судей Украины. Разговоры о необходимости создания некого механизма временного замещения судьи в судебной системе ведутся уже очень давно. Это необходимо, например, в случае декретного отпуска судьи или призыва судьи в ряды Вооруженных Сил Украины. И сейчас данная проблема очень актуальна, поскольку в судебной системе работает очень много молодых судей. У нас есть суды, в которых у нескольких судей закончился срок полномочий (их еще не уволили в отставку или не избрали бессрочно), а кто-то находится в декретном отпуске. Работа суда парализована, нет никакой возможности назначить новых судей, тем самым граждане лишены возможности защитить свои права. Мы долго думали над тем, каким должен быть этот механизм, как реализовать идею временного замещения…

 

— Возможно, путем создания некоего судейского резерва на временное замещение?

— Такой вариант тоже обсуждался, но мы от него отказались из-за сложности в его реализации. Трудно представить, чтобы кто-то из соискателей, успешно прошедших тщательную процедуру квалификационного отбора, захотел быть зачисленным в резерв временного замещения. Во-первых, не понятно, когда он сможет приступить к исполнению обязанностей судьи (спрогнозировать появление временных вакансий в судах сложно). Во-вторых, не ясно, в каком суде он будет работать, как исчислять стаж его работы и срок полномочий. Наверное, мало кто захочет стать временным судьей-«куда пошлют».

Именно поэтому сейчас выбор законодателей пал на судей в отставке как на потенциальных кандидатов на временное замещение, причем не всех судей, а только тех, кто не достиг предельного возраста — 65 лет. Такой подход я считаю правильным, поскольку у служителя Фемиды в отставке сохраняется статус судьи, кроме того, предусматривается (в законопроекте № 1497 — прим.ред.) ответственность: одним из видов дисциплинарного взыскания может быть прекращение отставки судьи, что влечет за собой лишение всех преференций. Это оптимальный вариант для решения проблемы временной комплектации судов.

 

— А почему полномочия по привлечению судей в отставке к временному осуществлению правосудия предоставили именно Совету судей Украины, а не, скажем, ВККС, которая владеет информацией относительно кадрового наполнения судебной системы?

— Считаю, что это сделано из соображений усиления роли органов судейского самоуправления. Вообще, если мы хотим, чтобы суды были независимыми, нужно дать им возможность самоуправления. И общество, и власть должны это наконец понять. Ведь с точки зрения независимости из всех властей именно судебная является наиболее уязвимой, особенно в кадровых вопросах, решение которых замыкается на политических институтах. От судьи сейчас требуют независимости, при этом законодательно ставят его в положения просящего. При таких подходах судья никогда не станет независимым, как и судебная система в целом. Почему судебной системе, как полноценной и равной ветви власти, не дать возможность принимать нормативные документы, касающиеся внутренних вопросов деятельности, и нести ответственность  перед обществом за их качество и исполнение?.. Думаю, сейчас мы можем решить не только то, каким именно должен быть порядок привлечения судей в отставке к временному исполнению обязанностей судей, но и целый ряд других вопросов.

Сами судьи заинтересованы в том, чтобы усовершенствовать и оптимизировать свою работу. Так, сейчас мы активно внедряем в свою деятельность новации, позволяющие не только упростить и облегчить доступ граждан к правосудию, сделать процесс обмена информацией между судами и участниками судебного процесса более оперативным, но и существенно сэкономить бюджетные средства. Сегодня у нас только на почтовые расходы и извещения тратится около 40 % бюджетных средств, которые выделяются для нужд судебной системы. Такое расточительство не может себе позволить ни одно государство! «Электронный суд» в наши дни уже перестал быть чем-то фантастическим — это объективная реальность. И полный переход на такой алгоритм работы всех судов — всего лишь вопрос времени, ну и, конечно, денежных средств. Для того чтобы новый механизм полноценно работал и в будущем позволял экономить, на этапе его внедрения финансовые затраты неизбежны.

 

— Возвращаясь к вопросу реалий судебной реформы. В отличие от депутатской законодательной версии, президентская в части расширения полномочий органов судейского самоуправления довольно сдержанна. В частности, дополнительные функции Совета судей фактически замыкаются только на возможностях утверждать ряд положений в ходе проведения квалификационной аттестации. А как вы относитесь к идее вернуть квалификационные классы для судей и провести аттестацию всего судейского корпуса?

— Еще в прошлом году, когда в парламенте в первом чтении был принят законопроект, которым предлагалось провести аттестацию всех судей (в результате он был раскритикован и закон так и не принят), Совет судей Украины выступал за то, чтобы вернуть институт квалификационных классов. Правда, мы предлагали, чтобы присвоение класса было не принудительным и осуществлялось не по какому-то графику, а по инициативе самого судьи. Также мы соглашались с тем, что понижение в классе судьи может быть одним из видов дисциплинарного взыскания, этаким психологическим наказанием.

 

— Но ведь сейчас законодатели предусматривают более серьезное наказание: понижение в классе может быть основанием для перевода судьи в другой суд. Если такая инициатива будет поддержана, не повторится ли ситуация 2010 года, когда после проведения судебной реформы судьи массово писали заявления об отставке? Не каждый захочет работать судьей, зная о том, что его в любой момент могут перевести в другой регион. Хотя, возможно, законодатели и ожидают именно такой реакции…

— Вопрос целесообразности введения такого дисциплинарного взыскания, которое влечет перевод судьи в другой суд, — один из самых спорных. Практика применения таких переводов существует в некоторых странах. При этом речь идет о небольших (территориально!) государствах, то есть перевод в другой суд не означает переезд в иную местность. В случае с применением такой практики на Украине возникнет масса проблем: как перевести семью, найти для детей новый сад, школу, институт, разорвать социальные связи, и т.д. Кроме того, в нынешних сложных экономических реалиях никто не гарантирует судье, что на новом месте он будет обеспечен служебным жильем.

 

— И в завершении нашего разговора, скажите, насколько предлагаемые реформенные идеи совпадают с ожиданием самих судей: какие полномочия сейчас необходимы органам судейского самоуправления?

 

— Во-первых, судебной системе необходимо предоставить возможность формировать свой бюджет, государство должно лишь определять размер бюджетного финансирования. Суды должны самостоятельно использовать государственные средства при параллельном жестком контроле за их целевым назначением. Что мы имеем сейчас?.. Ни один суд не может осуществить оплату почтовых услуг, пока не будет открыто финансирование, не будет согласия казначейства, Министерства финансов и т.д. Судебная система имеет средства, но ей не дают разрешения на их рациональное использование. Во-вторых, необходимо ввести нормативное финансирование судов, причем такие нормативы должны утверждаться органом судейского самоуправления по согласованию с профильным министерством. Ну и, в-третьих, то, о чем я уже говорила: органам судейского самоуправления нужно дать возможность самостоятельно управлять судебной системой, в частности, принимать нормативные документы. Приведу недавний пример. В конце декабря 2014 года законодатели внесли изменения в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей», установив, что общая численность работников аппаратов судов не может превышать величину, определенную из расчета 3,7 должности работников на одну должность судьи (в местных и апелляционных инстанциях) и 4 должности — в Верховном и высших специализированных судах. Скажите, это проявления самостоятельности судебной власти?.. Тогда, исходя из принципа равенства властей, почему суды не определяют, сколько работников должно быть в структурном подразделении в управлениях Кабинета Министров или парламента. Это вопросы внутренней деятельности, и их должны решать органы судейского самоуправления, в частности, собрания судей конкретного суда с учетом объемов рабочей нагрузки и бюджетного финансирования.

При наличии этих полномочий и создании единого органа организационного управления судебная система будет самоуправляемой.

 

 

(Беседовала Ольга КИРИЕНКО,

«Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Государство и юристы

Залог в реформу

Акцент

Потеря бремени

В фокусе

Общественное начало

Государство и юристы

Предлагать усилия

Государство и юристы

Новости законотворчества

Условия создания политпартий могут уточнить

Призыв к уклонению от службы предлагают считать преступлением

Судебную люстрацию усовершенствуют

Государство и юристы

Заочное отдаление

Очевидное и вероятное

Один на всех

Удаленный доступ

Тон модели

Книжная полка

Защитное уравнение

Неделя права

Промежуточные результаты

Неделя права

Новости из-за рубежа

Добросовестный приобретатель

Неделя права

Доказательное выступление

Попали под ротацию

Новости из зала суда

Судебная практика

Харьковский метрополитен выиграл спор с АМКУ

ООО «Сушия» должно освободить помещение в центре столицы

Новости юридических фирм

Частная практика

МЮГ AstapovLawyers получила высокое признание от DealMakers

Учреждена Ассоциация профессионалов корпоративной безопасности Украины

ЮГ LCF защитила права завода 410 ГА в споре с авиакомпанией «Хорс»

ПЮА «Дубинский и Ошарова» — золотой победитель World Trademark Review 1000 2015 года

ЮФ «Лавринович и Партнеры» — среди лучших налоговых консультантов издания Tax Directors Handbook

Д. Гадомский возглавил комитет IT-права Львовского кластера информационных технологий

ЮФ Aequo защитила интересы АО «Реверта»

ЮФ «Астерс» сопровождает выход миноритарных акционеров группы компаний «Ардис»

Украинским юрсоветником по вопросам реструктуризации внешнего долга Украины может стать ЮФ «Авеллум Партнерс»

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» защитила интересы клиента в налоговом споре

А. Лукьяненко стал партнером ЮК VB PARTNERS

ЮФ «Гвоздий и Оберкович» сопровождает процесс финансирования и строительства биотопливной электростанции на Украине

Итогом объединения Dentons и Dacheng станет создание крупнейшей юрфирмы в мире

Отрасли практики

Компромиссное решение

Место тысячи слов

ГОСТ закупки

Рабочий график

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

КАЛЕНДАРЬ НА НЕДЕЛЮ

Судреформа: начало

Самое важное

Спешка не к месту

Коллегиальное изобретение

Методика компромисса

Неподозрительные лица

Судебная практика

Полярное слияние

Пойти на уступку

Пилот для Болгарии

Сквозь призму бремени

Судебная практика

Судебные решения

Суду не обязательно размещать в своем определении полный текст мирового соглашения

Судебная практика

Оспаривание допустимо?

Размытые границы

Судебная практика

Судебные решения

Течение исковой давности прерывается в случае подачи заявления о выдаче судебного приказа

Тема номера

Выписать заключение

Мерный режим

Частная практика

Благотворительный фон

Офисное задание

Мобилизационный план

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: