Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Пот уклоном

«Основной проблемой XXI века является борьба с легальным уклонением от налогообложения», — считает Семен Ханин, управляющий партнер ЮК «АМБЕР»
«Банки не могут отвечать за все и быть виноватыми в любой ситуации», — уверен Семен ХАНИН

В Украине с конца апреля этого года действуют новые правила финансового мониторинга. О проблемах, с которыми сталкиваются клиенты во взаимоотношениях с банками, а также об отличительных чертах «финмониторинга по-украински» в интервью «ЮП» рассказал Семен Ханин, управляющий партнер ЮК «АМБЕР».

— Какие тенденции вы можете отметить в сфере финансового мониторинга и банковского комплаенса?

— Это вопрос, на который можно отвечать часами. Начну с того, что никто, никогда и ни в одной стране мира не хотел бы, чтобы банковская система превращалась в систему для отмывания грязных денег, связанную с уклонением от налогообложения, торговлей оружием и т.д. После осуждения мирового сообщества и отключения от всех платежных систем, безусловно, следующим этапом является разрушение внутренней экономики страны вследствие неконкурентных условий, коррупции. То есть, с одной стороны, ситуация, которую на данном этапе мы имеем в банковском комплаенсе и финансовом мониторинге, вызвана вопросом выживания государства как такового. С другой стороны, в природе не бывает ничего абсолютно хорошего или плохого: все зависит от дозы. Если максимально фискализировать систему по принципу: если в городе есть один преступник, давайте всем наденем наручники, в конечном итоге в этом городе никого не остается, все уедут.

Основная тенденция украинской системы финансового мониторинга и банковского комплаенса — это как раз этот принцип «всем надеть наручники». Абсолютно бездумно, оказывая давление в том числе и на легальный бизнес. Ведь мошенники очень быстро находят новые схемы, чтобы обойти закон. А вот честный бизнес вынужден скрупулезно следовать всем правилам, которые становятся все жестче. Бесконечно это продолжаться не может. Бизнес либо уходит из страны, либо уходит в тень, чтобы вообще никак не светиться в банковской и налоговой системе. Это заметно по снижению деловой активности, количества рабочих предприятий, прибыльности, по эмиграции людей.

— Как вы оцениваете последние изменения украинского законодательства сфере финмониторинга?

— Эти изменения, якобы приводящие нашу систему финмониторинга в соответствие с мировыми стандартами, — формальность. Написанный на бумаге текст, пусть это и текст закона, не главное. Важно то, каким образом соответствующие положения применяются: с чем сталкиваются клиенты банков, какие документы им нужно предоставлять, как проводятся их платежи, как охраняется банковская тайна, исполняются ли требования о защите персональных данных и другой информации. Поэтому данные изменения можно обсуждать лишь схоластически. К примеру, я к ним отношусь критично. Когда я зачитывал выдержки из постановлений Национального банка Украины (НБУ) на форумах, где присутствовали судьи, известные юристы, они также воспринимали их довольно-таки скептично. Но вопрос даже не в этом. Должна быть понятна некая цель. Какую цель преследует государство, установив такие правила финансового мониторинга? Чтобы не отмывались деньги? Если мы ставим фискальную, налоговую политику во главу угла, то банк не может заменять налоговые и другие правоохранительные органы.

— Какие подводные камни нового законодательства обнаружились за время его действия?

— Их очень много. Прежде всего отмечу сумасшедшие штрафные санкции, которые могут быть возложены на банки и являются для них непосильным грузом. В нынешних условиях банку зачастую проще отказать клиенту в проведении операции, чем проводить ее. Риски уплаты штрафов, исчисляемых сотнями миллионов гривен, в любом случае не адекватны возможной прибыли от клиента. Банки не виноваты, но они вынуждены «добивать» бизнес при малейшей тени сомнения, отказывая при этом в проведении операции и информируя правоохранительные органы. Технические нюансы законодательства о финмониторинге можно подкорректировать, но основной вопрос, повторюсь, в его применении. НБУ не просто устанавливает правила игры, он также сам себе и контролер, и судья. Они пришли, сами проверили банк, сами операции выявили, сами дали им оценку, сами сообщили в правоохранительные органы, классифицировав эти операции, сами оштрафовали банк или лишили его лицензии, потому что у них есть такое право. Обжалование таких действий ни к чему не приведет, потому что согласно Закону Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования механизмов регулирования банковской деятельности» банк тебе никто не вернет и лицензию не восстановит. Это самое главное. На этом фоне обсуждать какую-то конкретную строчку Закона Украины «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения» — это как во время урагана обсуждать цвет травы.

— Вы критикуете украинское регулирование, но ведь курс на усиление мониторинга — не наше ноу-хау, а глобальный тренд.

— В Украине и за рубежом под усилением финансового мониторинга подразумеваются совершенно разные вещи. Основной проблемой XXI века является борьба с так называемым легальным уклонением от налогообложения, и банковский комплаенс во всем мире сосредоточен именно на этом. К примеру, когда граждане США открывают компании на Кипре, эти компании, работая там, платят кипрские налоги. Такая ситуация приводит к тому, что крупнейшие экономики мира недополучают триллионы долларов дохода. Поэтому сейчас обсуждается вопрос реального физического присутствия, реальности проводимых операций. По сути, людей предупреждают: если тебе так нравится платить налоги на Кипре, переезжай туда и плати их. Но если ты живешь в США, то здесь и плати налоги либо доплачивай разницу. Выбирая между США и Кипром, большинство людей выберут жить в США. А вот в случае выбора между Украиной и Кипром результат может быть диаметрально противоположным. Если бизнесмены и раньше задумывались о том, чтобы уехать из страны, то теперь, усугубляя ситуацию, государство может дополнительно простимулировать их к смене резидентности.

В нашей стране финансовый мониторинг — это смесь всех правоохранительных органов в одном месте. Где-то здесь произошла подмена понятий. В ближайшее время, если ничего не поменяется в лучшую сторону, можно ожидать, что следом за всеми людьми, которые уже уехали из страны, мы «выгоним» еще и бизнесменов и останемся здесь в компании чиновников и адвокатов.

— Есть ли у вас идеи, каким образом можно улучшить систему банковского комплаенса в Украине?

— В первую очередь, следует поменять подход. Банки не могут отвечать за все и быть виноватыми в любой ситуации. Банк должен заниматься тем, для чего он создавался: выдавать кредиты, принимать депозиты, переводить деньги, а правоохранительные органы, в свою очередь, должны противодействовать преступности и ловить мошенников. Есть швейцарский опыт: при всей строгости их регулирования банки, открывая счет, в первую очередь интересуются не бизнесом, а бенефициарами. Это должен быть основной подход финансового мониторинга и комплаенса — банкам нужно понимать, с кем они работают, а не пытаться делать работу прокуратуры, полиции и аудита в одном лице.

— Какими лайфхаками для бизнеса, которые помогут избежать проблем с банками в Украине и за рубежом, вы могли бы поделиться?

— Избежать проблем в Украине и за рубежом — это два разных вопроса. За рубежом действует простой и понятный принцип: ты можешь кого-то обмануть, но лишь однажды. Ровно до тех пор, пока банку все понятно и ты говоришь то, что есть на самом деле, ты комфортно работаешь и никто к тебе не имеет претензий. Часто наших клиентов губит неумение сформулировать правду публично: они умудряются ее так рассказать, что даже у самого незаинтересованного слушателя волосы становятся дыбом.

Что касается работы с украинскими банками, тут сложно что-то предугадывать. Постоянно меняющиеся требования финансового мониторинга, правоохранительных органов, Центробанка, постоянная угроза штрафных санкций. В дополнение к этому — законы, уничтожающие банковскую тайну и банковскую систему вообще. В таких условиях следует задаться более общим вопросом: если в конечном итоге мы уничтожим всю банковскую систему, как мы будем развиваться как государство и общество?

Беседовала Алена СТУЛИНА, «Юридическая практика»

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: