прапор_України

Генеральний партнер 2022 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА
Головна » Выпуск №48 (727) » Последнее слово — за ВСУ

Последнее слово — за ВСУ

Основным показателем справедливости и эффективности судебной системы является единообразие судебной практики. Разве не справедлива та судебная власть, которая применяет одинаково и вне зависимости от субъектного состава нормы права к подобным по своей сути правоотношениям? Но на сегодняшний день база судебных решений переполнена однотипными делами, по которым даже высшими судебными инстанциями приняты диаметрально противоположные решения. Такое положение, кроме всего прочего, значительно осложняет работу практикующих юристов, поскольку лишает их возможности использовать судебную практику при подготовке и защите своей позиции при судебном рассмотрении споров.

Одним из способов выхода из такой ситуации является введение прецедентного права, основной заслугой которого и является формирование единой судебной практики.

Следует отметить, что, в некоторой степени, прецедентное право на Украине существует уже давно. Конечно, это не совсем аналог прецедентного права англо-американской системы, но все же.

Введено оно было Законом Украины «О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» № 3477-IV от 23 февраля 2006 года, статья 17 которого преду­сматривает, что суды при рассмотрении дел применяют как источник права Конвенцию о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция) и практику Европейского суда по правам человека. Анализ данной нормы позволяет утверждать, что судебная практика Европейского суда по правам человека является прямым производным, следствием и составной частью Конвенции и имеет те же ­статус и силу, что и положения самой Конвенции.

Частью 3 статьи 4 ХПК Украины, частями 1 и 5 статьи 3 УК Украины, частью 6 статьи 9 КАС, частью 2 статьи 3 ГПК Украины предусмотрено, что если в международных договорах Украины, согласие на обязательность которых дано Верховным Советом Украины, установлены иные правила, чем те, которые преду­смотрены законодательством Украины, то применяются правила международного договора.

Таким образом, решения Европейско­го суда по правам человека имеют приоритет перед законодательством Украины.

Не следует забывать также о статусе решений Конституционного Суда Украины.

Кроме того, существует мнение юристов, что фактически на Украине уже используется прецедентное право, поскольку многие суды в решениях ссылаются на судебную практику судов высших инстанций. В данном случае следует четко разграничивать понятия прецедента как решения определенного высшего судебного органа по конкретному делу, которое является обязательным к применению в последующих подобных спорах, и судебной практики как результата применения Закона, которое может служить лишь дополнительным аргументом при доказывании своей позиции.

В то же время ни решения Конститу­ционного Суда Украины, ни решения Европейского суда по правам человека не могут служить инструментом формирования единой судебной практики.

В государстве должен быть главный суд общей юрисдикции, основной задачей которого является координация практики применения законов всеми судами, независимо от специализации.

С этой точки зрения придание судебным решениям Верховного Суда Украины (ВСУ) в части применения тех или иных норм материального права статуса обязательных для остальных судов при применении таких норм права является необходимым и, безусловно, положительным шагом. По сути, со вступлением в силу изменений в процессуальное законодательство Украины, внесенных Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей», решения ВСУ приобрели статус прецедентов. Об этом прямо указано в части 1 статьи 11128 ХПК Украины, части 1 статьи 2442 КАС Украины, части 1 статьи 3607 ГПК Украины. При этом обязательными к применению решения ВСУ стали не только для судов, но и для других государственных органов.

Кроме того, Законом Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно рассмотрения дел Верховным Судом Украины» внесены изменения в процессуальные кодексы, которые предусматривают обязанность суда первой инстанции при применении той или иной нормы ­материального права учитывать позицию ВСУ, изложенную в его решениях, принятых по результатам рассмотрения заявлений о пересмотре решений в связи с неодинаковым применением одних и тех же норм материального права (часть 3 статьи 82 ХПК Украины, часть 2 статьи 161 КАС Украины, часть 2 статьи 214 ГПК Украины).

Безусловно, положительной новеллой закона стало право ВСУ принимать окончательные решения по делу. Так, согласно части 2 статьи 11125 ХПК Украины, части 2 статьи 3604 ГПК Украины, части 2 статьи 243 КАС Украины, в случае если установлено, что решение ­суда кассационной инстанции является незаконным, ВСУ имеет право его отменить и принять новое.

К негативным новшествам выше­указанного закона, бесспорно, относится ограничение доступа к судебным решениям судов общей юрисдикции. Согласно новой редакции части 3 статьи 3 Закона Украины «О доступе к судебным решениям», перечень судебных решений судов общей юрисдикции, которые подлежат включению в Реестр (судебных решений), утверждается Советом судей Украины по согласованию с Государственной судебной администрацией. При этом критерии такого отбора данным законом не установлены.

Учитывая цель Закона Украины «О доступе к судебным решениям», а именно: обеспечение открытости деятельности судов общей юрисдикции, и положения статьи 129 Конституции Украины и статьи 11 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», такое ограничение доступа вызывает, по меньшей мере, недоумение.

Подытоживая вышеизложенное, хотелось бы отметить, что последние процессуальные изменения, безусловно, были необходимы, но насколько они будут эффективны и действенны — покажет время.

ЛУКАШЕВ Александр — д.ю.н., член Научно-консультативного совета при ВСУ, партнер VSLitigation, г. Киев


Мнения

Творчество уходит из судов

Евгения УСЕНКО,
к.ю.н., судья Высшего административного суда Украины

В связи с принятием Закона Украины № 3932‑VI «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно рассмотрения дел Верховным Судом Украины» от 20 октября с.г. возрастает роль Высшего административного суда Украины. Следовательно, возрастает его ответственность за формирование судебной практики по применению налогового законодательства, за соответствие выводов судебного решения цели правового регулирования, заложенной в правовой норме. В результате применения такой нормы создается определенная модель поведения не только участников правоотношения, между которыми возник судебный спор, но и фактически неопределенного круга участников подобных отношений, которые могут возникнуть в будущем.

В связи с этим на Украине как в юридической практике, так и в юридической литературе все чаще поднимается вопрос о месте судебного решения в механизме налогового правового регулирования. Стороны в судебном процессе, да и суды в судебных решениях зачастую ссылаются на решения Верховного Суда Украины и Высшего административного суда Украины по конкретным судебным делам, предметом рассмотрения в которых были споры относительно подобных правоотношений.

Стоит вспомнить высказывание ученого-правоведа Алексеева А.А. в работе «Теория права». Проблема изменения общепринятого восприятия правосудия, интерпретация его назначения, как одно только применение права, обращает внимание на то, что «высокий уровень правового развития достигается в обществе тогда, когда суд, опираясь на Конституцию, на закон, на закрепленные в законе основополагающие принципы, общепризнанные права человека, тоже «творит» право».

Украинский законодатель воспринял необходимость урегулирования этого вопроса, и Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей» (Закон) дополнил Кодекс административного судопроизводства (КАС) статьей 2442. Законодатель установил, что решение Верховного Суда Украины, принятое по результатам рассмотрения заявления о пересмотре судебного решения по мотивам неодинакового применения судом (судами) кассационной инстанции одних и тех же норм материального права к подобным правоотношениям, является обязательным для всех субъектов властных полномочий, которые ­применяют в своей деятельности нормативно-правовой акт, содержащий эти нормы права, а также для всех судов Украины.

Согласно норме этой статьи, суды обязаны привести свою судебную практику в соответствие с решением Верховного Суда Украины. Этим Законом введены аналогичные по содержанию нормы и в другие процессуальные кодексы Украины. То обстоятельство, что Законом Украины № 3932-VІ от 20 октября с.г. статья 161 КАС Украины была дополнена нормой, обязывающей суд при выборе правовой нормы, подлежащей применению к правоотношениям, учитывать выводы Верховного Суда Украины, изложенные в решениях, принятых по результатам рассмотрения заявлений о пересмотре судебного решения на основаниях, предусмотренных пунктом 1 части 1 статьи 237 КАС, свидетельствует о последовательности оте­чественного законодателя в обеспечении правовой основы единообразия правоприменения.

Можно ли в связи с этим утверждать о начале этапа судебного прецедента в национальной правовой системе? Исходя из того, что для Украины свойственна континентальная система права (позитивного права), восприятие судебного прецедента в понимании источника права, конечно же, неприемлемо. Да и законодатель говорит только о единообразии применения правовой нормы, то есть речь идет лишь о направленности судебной практики. Опять же, разное применение одной и той же правовой нормы судом кассационной инстанции к подобным правоотношениям предполагается в случае неясности, неопределенности в тексте нормы, при правовых коллизиях. Таким способом законодатель фактически устраняет погрешности в результатах своей деятельности (в нормотворчестве). Иное толкование статьи 2442 КАС, на наш взгляд, противоречит ­конституционной норме о ­независимости суда при осуществлении правосудия и его подчинении только закону.

Вечному круговороту дел в судах положен конец

Инна МОСКАЛЕНКО,
юрист ЮК «Сетра»

Впервые в истории украинского правосудия решениям суда на законодательном уровне был фактически присвоен статус прецедентов, что является нетипичным для Украины как для страны с правовой системой романо-германской группы.

Высшая судебная инстанция в лице Верховного Суда Украины и ранее исполняла роль «путевого указателя» для нижестоящих судов, принимая на заседаниях пленумов обобщения судебной практики, на которые суды ориентировались при рассмотрении дел. Однако теперь, согласно нормам процессуальных кодексов, суды обязаны учитывать заключения Верховного Суда Украины, изложенные в решениях, принятых по заявлениям о пересмотре дела в связи с неодинаковым применением судами кассационной инстанции норм материального права. Сам же ВСУ вновь приобрел право на принятие по таким делам собственных решений, которые не подлежат обжалованию (эти решения и будут иметь оттенок прецедентности).

Нововведения видятся однозначно позитивными. Новые полномочия ВСУ позволят, во-первых, избежать ситуаций, когда суды кассационной инстанции вновь и вновь допускают аналогичные ошибки в применении законодательных норм, а во-вторых — прервать «порочный круг» бесконечных судебных тяжб, образовавшийся в результате лишения ВСУ права на принятие собственных решений (он мог лишь «заворачивать» дела назад в нижестоящие инстанции, инициируя тем самым их ­вечный круговорот, вредный и для ­сторон, и для судебной системы в ­целом).

К тому же, теперь становятся ясны роль и значение ВСУ в системе судо­устройства, тогда как в последнее время активно обсуждалась целесообразность самого существования «двойной ­кассации», да еще и в условиях урезанных полномочий ВСУ, когда последний не мог принимать собственных решений.

Практика идет своим путем

Елена ЮРЕЦ,
юрист ООО «ЮФ «АГРЕКА»

В связи с принятием Закона Укра­ины № 3932-VI «О вне­сении изменений в некоторые законодательные акты относительно рассмотрения дел Верховным Судом Укра­ины» решения Верховного Суда Укра­ины фактически получили статус судебного прецедента. При принятии решений суды обязаны учитывать выводы Верховного Суда Украины, изложенные в его решениях, принятых по результатам рассмотрения заявлений о пересмотре судебного решения. То есть на нормативном уровне закреплена обязанность судов учитывать судебные прецеденты, созданные Верховным Судом Украины.

Среди ученых и практиков уже довольно долго велись дискуссии о необходимости создания судебных прецедентов и признания нормотворческих функций Конституционного Суда Украины и ВСУ. Внедрение таких изменений обусловлено некачественной системой нормативно-правовых актов (с пробелами, дублированием, коллизиями) и необходимостью создать целостную, эффективную судебную систему и соответствующий механизм защиты прав, свобод и интересов лиц.

Более того, сложно отрицать тот факт, что, несмотря на отсутствие до недавнего времени нормативно закрепленного судебного прецедента как источника права, практика шла по другому ­пути, и ссылки на решения вышестоящих судов стали обязательным атрибутом ­обоснования правовой позиции.

Хочется надеяться, что данная норма станет одним из способов систематизации и наведения порядка в правоприменительном хаосе, существующем на сегодняшний день.

Единообразие принесет успех

Максим КОРЧАГИН,
старший юрист ЮФ «Антика»

В ноябре этого года вступил в силу очередной закон, изменяющий правовой статус ВСУ в вопросе унификации судебной практики. Те свойства, которые приписаны сейчас актам ВСУ, безу­словно, не свидетельствуют о появлении на Украине прецедентов в строгом англо-саксонском смысле этого слова, сформировавшемся для обозначения, прежде всего, судейского нормотворчества. На Украине ВСУ, как и ранее, лишь применяет нормы права. Более того, обязанность судов следовать выводам ВСУ была установлена и раньше, а теперь лишь была дополнительно конкретизирована.

Поэтому на данном этапе для унификации судебной практики и соблюдения принципа правовой определенности важно не столько усиление указанной обязанности судов, сколько ее правильное выполнение. В частности, главным условием достижения целей установления такой обязанности является правильное определение схожести правоотношений, в рамках которых ВСУ применил норму права, и правоотношений в деле, которое рассматривается судом нижестоящей инстанции. Как показывает существующая судебная практика, проблемой является отсутствие четких критериев квалификации правоотношений в качестве подобных, в то время как именно схожесть правоотношений должна быть основанием для учета вывода ВСУ при рассмотрении других дел судами нижестоящих инстанций.

Только при условии закрепления таких критериев устремления законодателя по единообразию судебной практики увенчаются успехом и будут действительно способствовать надлежащему уровню правосудия.

Новое — хорошо привычное старое

Алексей СЛУЧ,
адвокат, старший юрист ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры»

Комментиру­емым Законом, направленным, в частности, на обеспечение единообразия судебной практики, вносятся изменения в статью 324 Уголовно-процессуального ­кодекса Укра­ины, статью 82 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, статью 215 Граж­данского процессуального кодекса Укра­ины и статью 161 Кодекса административного судопроизводства Укра­ины. Указан­ными нормами устанавливается обязательство судов учитывать выводы ВСУ , изложенные в решениях о неодинаковом применении судом кассационной инстанции одних и тех же норм материального права.

Следует отметить, что данные изменения не являются новеллой процессуального законодательства, поскольку обязательность судебных решений Верховного Суда Украины уже закреплена нормативно в процессуальных кодексах, а именно: в статьях 40025 УПК Украины, 11128 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, 3607 Гражданского процессуального кодекса Украины и 2442 Кодек­са административного судопроизводства Укра­ины. Кроме этого, указанные статьи также обязывают суды привести свою судебную практику в соответствие с решениями Верховного Суда Украины.


Прогноз

Верховный Суд взялся за «дело»

Анжелика СИЦКО,
адвокат, партнер ЮФ «Гвоздий и Оберкович»

Правовой прецедент для Укра­ины — не новое явление. На­при­мер, с марта 2006 года практика Евро­пей­ского суда по правам человека применяется судами Украины как источник права. Правоприменительная практика решений Европейского суда по правам человека зарекомендовала себя очень хорошо, в связи с чем абсолютно логично пойти в этом направлении дальше и придать статус правового прецедента решениям Верховного Суда Украины.

Исходя из того, что решения Верховного Суда Украины являются окончательными и обжалованию не подлежат, выводы, сделанные в судебных решениях, должны приниматься как догма при осуществлении правосудия. Более того, именно Верховный Суд Украины объединяет всю судебную систему государства в единое целое, и именно он должен формировать единую судебную практику.

Известно, что до этого нововведения суды Украины не всегда принимали во внимание позиции сторон по делу, аргументированные решениями высшего судебного органа государства по аналогичным делам. Из анализа документов, опубликованных в Едином государственном реестре судебных решений четко усматривается, что простые, распространенные споры зачастую решаются судами кардинально противоположно, несмотря на то, что в размещенных решениях Верховного Суда Украины прослеживается единый подход к определенным однородным ситуациям.

Вызывает сомнение, что судьи, принимающие противоположные по своей сути решения, не знакомы с практикой Верховного Суда Украины, а мои коллеги-адвокаты не акцентируют внимание судей на такую практику.

Придание решениям Верховного Суда Украины статуса правового прецедента будет способствовать укреплению верховенства права, повысит уровень прогнозирования судебного решения, уменьшит временные затраты на судебные споры, а самое важное — станет весомым орудием в борьбе с коррупцией в судебных органах.


Оценка

Прецедент становится нормой

Арсений ГЕРАСЫМИВ,
адвокат ЮФ «Ильяшев и Партнеры»

Учитывая неоднозначность и противоречивость ныне действующей судебной практики, позитивно оцениваю положение Закона об обязательном использовании практики ВСУ при решении споров, хотя не исключаю и противоречивость самой его практики. Не считаю это положение нововведением, поскольку и до принятия законопроекта судами активно использовались решения судов вышестоящих инстанций, высших специализированных судов, различного рода разъяснения, письма и т.п. Однако если мы говорим, что прецедент является обязательным, что фактически имеет место сегодня, мы должны его признать нормой права. Есть и негативная сторона — это угроза того, что любой вывод суда неотделимо связан с конкретными обстоятельствами дела. В связи с этим возникает возможность использования прецедентов, вырванных из контекста обстоятельств дела. В странах общего права, где прецедент является нормой права, суды не только применяют вывод, сделанный вышестоящим судом, но и анализируют сами обстоятельства дела, при которых этот вывод суда был сделан.

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

tg-10
4_TaxForce600_90
covid
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
top50_2020_600x90
ULF_0002
Vacancies_600x90_ua
doroszab2
Slide

Зміст

Актуальный документ

Документы и аналитика

О судебной экспертизе

Акцент

Как правильно сорвать голос

Государство и юристы

Новости законотворчества

Порядок внесения судебных решений в реестр уточнят

Возможность для кассационного обжалования

Парламентский контроль над выполнением решений Евросуда

Государство и юристы

Индекс зависимости

Зарубежная практика

Орднунг* без закона

Кадровые новости

Юрисконсульт

В ООО «Диджитал Скринз» кадровые изменения

Новые назначения в холдинге Media Group Ukraine

Книжная полка

От права — к государству

Неделя права

Новости из-за рубежа

Увольнение за утрату доверия

Неделя права

M & A: тенденции рынка

Неделя права

Новости из-за рубежа

Без париков и мантий

Неделя права

ВСЮ приближается

Игорь Самсин празднует 54-летие

Железнодорожные коллизии

Знать, чтобы получить

Новости из зала суда

Судебная практика

Продолжается судебное рассмотрение дела по иску судьи к ВККС и Президенту

Суд признал увольнение В. Продаевича с должности председателя суда законным

Гражданка Украины добилась возмещения морального вреда у государства

Новости юридических фирм

Частная практика

«Соколовский и Партнеры» расширили офис

«Астерс» и «Саенко Харенко» — юрсоветники в сделке по приобретению группой Etex украинских дочерних компаний Lafarge SA

Clifford Chance консультирует Сбербанк России по предоставлению кредита КБ «Южное»

Юристы ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» провели семинар по защите персональных данных

«Авеллум Партнерс» консультирует Рабобанк по вопросам предоставления кредита кондитерской фабрике

«Лавринович и Партнеры» защитила интересы «Девилон Групп»

АФ «Сергей Козьяков и Партнеры» выступила юрсоветником компании Delphi Automotive LLP

Отрасли практики

Акции без выкупа не останутся

Последнее слово — за ВСУ

Рабочий график

День работников прокуратуры

КАЛЕНДАРЬ на неделю

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Решения недели

Судебная практика

Права на произведения

Недостоверная таможенная стоимость

Режим единого налога

Самое важное

Oнлайн-расчет судебного сбора

У финишной черты

Судебная практика

Затерянная присяга

Судебная практика

Судебные решения

О невозможности применения статьи 625 ГК Украины за просрочку выполнения вексельного обязательства

Тема номера

Без права на справедливый суд

Частная практика

Реформа под копирку

Фирменная конкуренция

Ярослав Романчук избран председателем Общественного совета при ГНС Украины

Юридический форум

В Союзе перестройка?

Юрисконсульт

Операция «закладная»

Уйти, не «хлопнув дверью»

Эмитентов оставили не у дел

Інші новини

PRAVO.UA