Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №25 (600) » Понятийное «свободомнение» суда

Понятийное «свободомнение» суда

Проблемы правоприменения понятия целостного имущественного комплекса

Несмотря на четкое урегулирование в действующем законодательстве понятия целостного имущественного комплекса, один, произошедший недавно в моей практике, случай показал, что понимание данного термина является terra incognita даже для некоторых умудренных опытом юристов…

Что говорит закон

Частью 1 статьи 4 Закона Украины «Об аренде государственного и коммунального имущества» целостный имущественный комплекс определяется как «хозяйственный объект с законченным циклом производства продукции (работ, услуг), с предоставленным ему земельным участком, на котором он расположен, автономными инженерными коммуникациями, системой энергоснабжения». Подобная характеристика целостного имущественного комплекса содержится и в статье 191 ГК Украины, согласно которой «в состав предприятия, как единого имущественного комплекса, входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также право на торговую марку или другое обозначение и прочие права, если иное не установлено договором или законом».

Исходя из указанного, лицо, приобретая по договору именно «целостный имущественный комплекс», если иное не предусмотрено в самом договоре, приобретает право собственности не только на сооружения и здания, но также и на все обеспечивающие возможность их функционирования коммуникации: системы водоснабжения, канализации, энергоснабжения, а также зеленые насаждения и другие подобные объекты.

Именно такую вполне логичную трактовку понятия целостного имущественного комплекса еще в 1993 году рекомендовал применять судам Высший арбитражный суд Украины в письме № 01-8/1076 от 5 октября 1993 года, а также подтвердил недавно и Высший хозяйственный суд Украины в своем постановлении от 16 марта 2009 года по делу № 14/281.

Предыстория

В 1998 году юридическое лицо «РО» по биржевому контракту — договору приобрело у ОАО «К» расположенный во Львовской области целостный имущественный комплекс профилактория, включая внутриплощадочные коммуникации.

Отчуждение указанного имущественного комплекса производилось с разрешения Фонда государственного имущества Украины.

По акту приема — передачи ОАО «К» передало «РО» имущество, указанное в инвентаризационной описи, из которой усматривается, что среди прочего «РО» были переданы: сети энергоснабжения, асфальтовые и плиточные покрытия (бордюры), бетонные земельные укрепления по периметру теннисных кортов, береговые укрепления бассейна, системы водоснабжения и канализации и т.п.

По условиям договора целостный имущественный комплекс «РО» приобрело по цене, определенной в отчете об экспертной оценке объекта.

Из указанного отчета усматривается, что в состав отчуждаемого целостного имущественного комплекса также входили: теплотрассы, оборудование котельной (включая дымовую трубу), зеленые насаждения.

Таким образом, исходя из волеизъявления Фонда государственного имущества Украины, условий договора, а также из того, как складывались отношения сторон, «РО» были отчуждены не отдельные здания, сооружения, а целостный объект — имущественный комплекс «профилакторий».

Факт отсутствия каких-либо претензий или неисполненных обязательств со стороны продавца или покупателя стороны договора подтвердили, подписав акт сверки взаиморасчетов.

«РО» было оформлено право постоянного пользования земельным участком всей территории имущественного комплекса.

Таким образом, «РО» стало законным собственником расположенного во Львовской области целостного имущественного комплекса. И поскольку правоотношения сторон были урегулированы достаточно четко и недвусмысленно, данный факт на протяжении 9 лет (!) никем не отрицался и не оспаривался.

Жизнь полна сюрпризов

В конце 1999 года постановлением Хозяйственного суда Львовской области ОАО «К» было признано банкротом, открыта ликвидационная процедура.

Казалось бы — указанное событие уже никаким образом не может повлиять на деятельность «РО», но, тем не менее, дальнейшие события доказали обратное.

Так, в середине 2007 года к «РО» от ликвидатора ОАО «К» поступило «дельное» предложение: использовать первоочередное право на покупку имущества, которое якобы не вошло в состав отчужденного «РО» целостного имущественного комплекса, а именно: дымовую трубу, линии связи, коммуникации, системы радиофикации, электрического освещения, озеленения, зеленые насаждения и т.п.

Таким образом, энергичный ликвидатор ОАО «К», реализовав все возможное имущество, решил «наскрести по сусекам» еще хоть какие-то крохи, предложив «РО» купить то имущество, которое ему и так уже принадлежало на основании заключенного в 1998 году с тем же ОАО «К» биржевого контракта!

Поскольку желанной для ликвидатора ОАО «К» реакции на его предложение от «РО» не последовало, предприимчивый ликвидатор обратился в Хозяйственный суд Львовской области с иском об устранении препятствий в доступе к имуществу и признании права государственной собственности.

Упуская все перипетии рассмотрения дела (№ 7/268) в суде первой инстанции, обозначу лишь то, что хозяйственным судом Львовской области принято единственно верное в данной ситуации решение (от 2 октября 2008 года) — об отказе в удовлетворении иска ОАО «К».

Перипетии правоприменения

Казалось бы — теперь можно вздохнуть спокойно, да не тут-то было.

Ликвидатор ОАО «К» подает апелляционную жалобу на вышеуказанное решение. В результате ее рассмотрения Львовским апелляционным хозяйственным судом принято постановление от 27 апреля 2009 года об отмене решения суда первой инстанции и удовлетворении исковых требований ОАО «К».

Указанным постановлением апелляционного суда:

— обязано «РО» устранить препятствия ОАО «К» в процессе дела о банкротстве № 2/264, которые связаны с доступом к имуществу банкрота, находящемуся во Львовской области, а именно: дымовой трубе, сетям радиофикации, линиям связи, системам внешних трубопроводов воды, внешних трубопроводов канализации, электрического освещения, бассейну, канаве стока дождевых вод, теннисным кортам, футбольному полю, системе озеленения и насаждениям, и реализации данного имущества для погашения кредиторских требований;

— признано за ОАО «К» (предприятием частной собственности!) право государственной собственности с правом хозяйственного ведения на указанное имущество.

Таким образом, апелляционным судом принято алогичное и не вписывающееся в устоявшуюся судебную практику решение.

«Пожонглировав» законодательным определением целостного имущественного комплекса, а также документально подтвержденными обстоятельствами дела, суд пришел к выводу, что, покупая «целостный имущественный комплекс с коммуникациями», «РО» приобрело только отдельные здания и сооружения, при этом принадлежности данных объектов, которые по своей сути предназначены для их обслуживания и связаны с ними общим назначением (статья 186 ГК Украины), в собственность «РО» не перешли.

Данный вывод апелляционного суда является абсурдным. Ведь если ему следовать, то получается, что, даже приобретая усадьбу по такому-то адресу, покупатель не становится собственником электрической проводки, батарей или травы с кустами сирени вокруг жилого дома. И бывший собственник усадьбы в любой момент может заявить требования к настоящему собственнику о допуске его к использованию этой растительности, проводов и т.п.

Сложившаяся в отношении имущества «РО» ситуация идентична вышеуказанной, ведь признание права собственности за каким-то лицом, например, на трубу котельной, как это имело место в данном случае, если сама котельная принадлежит на праве собственности другому лицу, в сущности, лишено логики.

Удивляет при этом и обстоятельство, ради которого апелляционным судом такое право за ОАО «К» было признано: «с целью реализации». Хотелось бы посмот­реть в глаза тому человеку, который захочет приобрести право собственности, к примеру, на канализационные трубы, подведенные к чужому зданию. Разве что такое лицо намеревалось бы шантажировать собственника основного имущества с целью парализовать его деятельность.

Более того, из текста постановления усматривается, что, с точки зрения суда, имущество, которое не индивидуализировано (не конкретизировано) в биржевом контракте, передано «РО» не было.

По сути, если придать этой «особенности мышления» реальную форму, получается, что, заключая договор купли — продажи целостного имущественного комплекса, например «ресторана», стороны обязаны в самом договоре перечислить среди прочего и сантехнику, водопроводные трубы, окна, двери, поскольку в противном случае отчужденным будет считаться не целостный имущественный комплекс, а несколько зданий — коробок.

Но разве предполагал законодатель, что в каждом случае отчуждения имущественного комплекса необходимо перечислять в тексте договора «на ста страницах» все указанные выше объекты?

Ясно, что нет, но, как видно, не всем. Ведь, даже если упустить всю техническую и иную документацию, подтверждающую факт приобретения «РО» именно имущественного комплекса, указанное все равно усматривается из текста договора.

Неужели стороны, прямо обозначив, что предметом договора является «целостный имущественный комплекс, включая внутриплощадочные коммуникации», упомянув при этом о передаче коммуникаций в действующем состоянии, а также о территории имущественного комплекса и долгах, которыми он может быть обременен, то есть обо всем том, что определяет объект как имущественный комплекс, подразумевали отчуждение просто нескольких зданий?

Таким образом, понять бессмысленность самого спора можно было, просто сопоставив законодательное определение имущественного комплекса с условиями договора и фактическими отношениями, которые сложились между сторонами в процессе его исполнения.

«Остроту» вышеуказанному постановлению придает также и факт признания апелляционным судом права государственной собственности с правом полного хозяйственного ведения за лицом, которому такое право в принципе не может принадлежать.

Объективно, что, исходя из положений статей 113, 152, 154, 155 ГК Украины, открытое акционерное общество «К» по своей организационно-правовой форме является предприятием частной, а не государственной формы собственности. К числу четко обозначенных законодательством юридических лиц (статьи 73, 74, 136, 141 ХК Украины), которые могут иметь на праве хозяйственного ведения или оперативного управления государственное имущество, ОАО «К» не принадлежит.

Более того, из резолютивной части постановления усматривается, что апелляционный суд признал право собственности на индивидуально не определенное имущество, тем самым создав предпосылку для ликвидатора-энтузиаста, не вдаваясь в подробности, кем, когда и за чей счет было создано имущество, захватить на территории «РО» первое попавшееся, просто потому, что название сов­падает.

Эпилог

Как всегда, поражает умение, процитировав закон, сделать свои собственные выводы, какими бы нелогичными они не казались.

Таким образом, даже детальное урегулирование в законодательстве тех или иных правоотношений и понятий не лишает правоприменительные органы возможности проявить «свободомыслие» и действовать в согласии со своим «настроением», а не буквой и духом закона.

На момент написания данной статьи «РО» подало кассационную жалобу на постановление Львовского апелляционного хозяйственного суда от 27 апреля 2009 года по делу № 7/268. Таким образом, есть все основания ожидать, что Высший хозяйственный суд Украины расставит в этом деле все точки над «і».

КАРПОВ Вадим — адвокат, г. Кировоград

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Молодо, но перспективно

Государственная практика

Первый блин — не комом

Процессуальные разъяснения

Законодательная практика

Вето не миновать?

Комментарии и аналитика

Упрощение регистрации права на землю

Понятийное «свободомнение» суда

Неделя права

Назначил — не отменяй

Не все проблемы решены

Юрий Ехануров обжалует увольнение

СБУ «слушала» незаконно?

Ни шагу без адвоката

Департамент переподчинили

Новости законотворчества

Страховщикам намерены предоставить право оформлять ДТП, не дожидаясь ГАИ

Парламенту предлагают урегулировать единый налог

Об ответственности госорганов

Новости из-за рубежа

В России изменят законодательство о СМИ

Предустановленная Windows нарушает конкуренцию

Герои СССР отстаивают свои права

Разрешено обжаловать админзадержания

Новости профессии

Съезд Европейской ассоциации судей принял резолюцию

Минюст предлагает учредить профессиональный праздник для нотариусов

Присвоены ранги государственных служащих

Утвержден новый состав Межведомственной комиссии по вопросам информационной политики при СНБО

Новости юридических фирм

АО «Волков Козьяков и Партнеры» защитило интересы Текстильной торговой ассоциации Кореи при проведении антидемпингового расследования

Аудиторская компания P.S.P. Audit вошла в состав правовой группы «Павленко и Побережнюк»

ЮФ «Астерс» — украинский юридический советник по слиянию Fiat с Chrysler

Реестр событий

Алаверды для Келеберды

Нота реальности

Служебная лестница

Назначения

Слушается в суде

Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины рассмотрит следующие дела

Судебные решения

О правовых последствиях заключения ничтожных сделок

О подведомственности споров о праве, стороной по которым являются государственные органы

Тема номера

Отмена акта как противодействие КСУ

Трибуна

Непреодолимая сила для санкций

Частная практика

Правила юридического приема

Salans вступила в альянс

Его изменят, но вот как?

Юридический форум

«Юрпремия» отчитывается

А один немец сказал…

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: