Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №3 (369) » Полномочия МКАС при ТПП Украины

Полномочия МКАС при ТПП Украины

Передача права требования по основному договору не влечет за собой недействительности арбитражной оговорки

28 ноября — 1 декабря 2003 года Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Украины (МКАС при ТПП) рассмотрел в заседании дело по иску S & Т System Integration & Technology Distribution AG (Австрия) к акционерной компании (Украина) о взыскании 197315,62 доллара США, в числе которых 184683.22 доллара США — стоимость поставленной, но не оплаченной продукции, 12632,40 доллара США — пеня за нарушение сроков оплаты, а также о возмещении арбитражных расходов.

Правовым основанием рассмотрения дела в МКАС при ТПП является раздел 7 контракта № 199001 ОС/MS, заключенного между акционерной компанией, компанией Soft-Tronik, Inc. и ОOO «Софт-Троник Киев» 30 июня 1999 года, согласно которому «все разногласия, возникающие вследствие или в связи с контрактом, должны решаться путем переговоров. Если в результате переговоров заказчик и компания не пришли к согласию, то спор должен быть урегулирован в МКАС при ТПП, г. Киев, в соответствии с Регламентом этого суда, с применением материального права Украины. Число арбитров — 3.

Решение арбитража является окончательным и обязательным для сторон».

Рассмотрев материалы дела и выслушав пояснения представителей сторон, арбитражный суд установил:

30 июня 1999 года между компанией Soft-Tronik, Inc. (компанией), акционерной компанией (заказчиком) и ООО «Софт-Троник Киев» (партнером) был заключен контракт № 199001UC/MS (контракт), по условиям которого компания принимала на себя обязательства по поставке заказчику оборудования и программного обеспечения (продукции) в соответствии со спецификацией, являющейся неотъемлемой частью контрак­та, а заказчик обязался произвести оплату продукции в соответствии с финансовым соглашением № 1356,990010, подтверждая ее получение сертификатом о поставке продукции по каждому этапу поставки; в обязанности партнера входило сопровождение таможенной очистки продукции, ее комплектация, тестирование, транспортировка и гарантийное обслужи­вание.

Впоследствии сторонами контракта были заключены приложение № 1 к контрак­ту («Условия гарантийного обслуживания» и «График поставки») и ряд дополнительных соглашений к нему, изменявших и дополнявших в дальнейшем условия контракта.

Поставка продукции, согласно пункту 3.1 контракта, осуществляется поэтапно на условиях DDU г. Киев (в редакции правил ИНКОТЕРМС 1990 года). Основные характеристики поставляемой продукции отражены в спецификации к контракту.

Выполняя свои обязательства по контрак­ту, компания Soft-Tronik, Inc. в paмках второго этапа поставки, в соответствии со спецификацией в редакции дополнительного соглашения № 4 от 26 июня 2000 года к контракту, осуществила поставку продукции в адрес Акционерной компании на таможенный лицензионный склад в г. Киеве на общую сумму 641 781,22 долларов США.

Поставка продукции была произведена согласно товарно-транспортным накладным. На всех товарно-транспортных документах, в том числе грузовых таможенных декларациях и счетах, выставленных к оплате, имеются соответствующие отметки Киевской региональной таможни. Факт поставки продукции надлежащего качества в рамках второго этапа подтвержден, в соответствии с требованиями контракта, сертификатами о поставке продукции, подписанным с обеих сторон с приложением оттисков их печатей,

10 ноября 2000 года сторонами конт­ракта было заключено дополнительное

соглашение № 6 к контракту, в пункте 7 кото­рого оговорено, что «заказчик выполняет оплату поставленной и неоплаченной продукции в размере 641781.22 доллара США в течение 15 банковских дней с даты подписания настоящего дополнительного соглашения».

Пунктом 10 дополнительного соглашения № 6 к контракту предусмотрена обязанность заказчика уплатить компании в случае нарушения сроков оплат, предусмотренных указанным дополнительным соглашением, пеню в размере двойной учетной ставки НБУ от неоплаченной в срок суммы за каждый день просрочки.

11 июня 2003 года между компанией Soft-Tronik, Inc. (США) и S & Т System Integration & Technology Distribution AG (Австрия) был заключен договор № 2003/78 уступки права требования, согласно которому кредитор — компания Soft-Tronik. inc. — уступил, а новый кредитор — S & Т System Integration & Technology Distribution АО — принял право требования к должнику — акционерной компании, обозначенное суммой 184683,22 доллара США, составляющей долг акционерной компании за поставленную продукцию с учетом произведенной ею ранее оплаты в размере —157098 долларов США.

О состоявшейся уступке права требования должник — акционерная компания — был уведомлен письмом компании Soft-Tronik, Inc. № 75/03, а также письмом S & Т System Integration & Technology Distribution AG № 327 с приложением копии договора уступки права требования и требованием на протяжении 14 календарных дней погасить задолженность за поставленную по контракту продукцию в размере 184681,22 доллара CШA с указанием соответствующих банковских реквизитов.

Ввиду того, что должник — акционерная компания — ранее оплатил стоимость продукции лишь в сумме 457098 долларов США, о чем указывается в договоре уступки права требования, и учитывая то, что оставшуюся сумму долга в размере 184683,22 доллара США в установленный срок он не погасил, истец — S & Т System Integration & Technology Distribution AG — 28 августа 2003 года обратился в МКАС при ТПП с исковым заявлением о взыскании с ответчика — акционерной компании — 197315,62 доллара США, в том числе 184683,22 доллара США — задолженности за поставленную, но не оплаченную продукцию, 12632,40 доллара США — пени за нарушение сроков оплаты, а также о возмещении расходов по оплате арбитражного сбора.

Постановлением председателя МКАС при ТПП от 29 августа 2003 года дело принято к производству в арбитражном суде за № 273y/2003.

20 октября 2003 года в арбитражный суд поступило заявление ответчика об отсутствии у третейского суда компетенции по делу.

Рассмотрение дела было назначено на 28 ноября 2003 года.

В заседании арбитражного суда по делу 28 ноября 2003 года представитель истца представил пояснения относительно компетенции третейского суда, копия которых была вручена представителю ответчика,

В этом же заседании состав арбитражного суда, не проводя слушания по существу, рассмотрел заявление ответчика об отсутствии у третейского суда компетенции.

В своем заявлении ответчик подтверждает, что пункт 7.2 контракта действительно предусматривает, что в случае возникновения спора между акционерной компанией и компанией Soft-Tronik. Inc. он должен рассматриваться МКАС при ТПП. Однако, ссылаясь на статью 16 Закона Украины «О международном коммерческом арбитраже» (Закон), согласно которой арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий договора, считает, что уступка права требования по договору не влечет за собой уступки прав по арбитражному соглашению. То есть, по мнению ответчика, арбитражное соглашение, подписанное между акционерной компанией и компанией Soft-Tronik, inc., не распространяется на истца — S & Т System Integration & Technology Distribution АG. Кроме того, ответчик, со ссылкой на пункт 1.3 Регламента МКАС при ТПП и статью 7 Закона, заявляет, что не заключал отдельного арбитражного соглашения с истцом в предусмотренных законом формах, равно как и договор уступки права требования не содержит арбитражного соглашения, подписанного акционерной компанией и S & Т System Integration & Technology Distribution AG, что, в свою очередь, по мнению ответчика и согласно пункту 1.2 Регламента МКАС при ТПП, влечет некомпетентность МКАС по рассмотрению споров между акционерной компанией и истцом.

Заявление ответчика об отсутствии у МКАС при ТПП компетенции по данному спору является необоснованным, поскольку:

1) ответчик превратно толкует норму статьи 16 Закона, а именно пункт 1 этой статьи, закрепляющий принцип независимости арбитражного соглашения от других условий договора, который получил доктринальное название «автономий арбитражного соглашения». Суть этого принципа состоит в том, что недействительность договора, содержащего арбитражное соглашение, не влечет за собой в силу закона недействительности арбитражного соглашения, являющегося одним из условий такого договора. То есть даже в случае признания договора недействительным арбитражное соглашение сохраняет свое действие, что, в свою очередь, презюмирует право третейского суда принять решение, касающееся недействительного договора. Правоотношения же, связанные с уступкой права требования, норма этой статьи не регулирует;

2) в доктрине гражданского права договор уступки права требования предполагает автоматическую замену лица в обязательстве с переходом всего объема прав и обязательств по договору к новому участнику обязательства. И поскольку при перемене лиц в обязательстве на новое лицо в полном объеме распространяются права и обязательства первоначальной стороны, на него распространяется и действие арбитражного соглашения как одного из условий договора, по которому происходит уступка права требования, В данном случае арбитражная оговорка включена в контракт, т.е. является одним из его неотъемлемых условий, а потому входит в объем уступаемых по договору обязательств.

Таким образом, руководствуясь пунктом 1.8 Регламента МКАС при ТПП, суд считает себя компетентным рассматривать данный спор и принять решение по существу.

В заседании арбитражного суда по делу 1 декабря 2003 года представитель ответчика представил отзыв по существу иска, с которым был ознакомлен представитель истца.

Доводы, изложенные ответчиком в отзыве, являются несостоятельными, учитывая нижеследующее:

1) ответчик, ссылаясь на пункт 10.4 конт­ракта, предусматривающего, что все изменения и дополнения к контракту действительны лишь в том случае, если они выполнены, в письменной форме и подписаны компанией, партнером и заказчиком, а также на статью 197 ГК Украины, считает уступку права требования неправомерной в силу того, что договор уступки заключался без его согласия и его подписи он не содержит. При этом ответчик понимает договор уступки как изменение условий контракта в контексте его пунк­та 10.4. Однако контракт не содержит четкой оговорки о том, что уступка права требования по нему без согласия какой-либо из сторон запрещена. Кроме того, на что также обращает внимание истец в своих пояснениях, закон не требует при заключении договора уступки права требования согласия должника, ибо совершенно очевидно, что его статус при этом не меняется — обязательство ответчика произвести оплату за полученную продукцию возникло еще с момента заключения контрак­та. Истец же, приняв на себя все

права и обязательства предыдущего участника контракта, в результате произошедшей уступки получил, в свою очередь, право требовать от ответчика выполнения такой оплаты. Ответчик был надлежащим образом уведомлен о состоявшейся уступке права требования, о чем свидетельствуют копии имеющихся в материалах дела писем с приложением копии договора уступки права требования, адресованных акционерной компании. Таким образом, договор уступки права требования соответствует условиям статьи 197 ГК, а потому является правомерным;

2) ответчик указывает, что не принимал продукцию на сумму 641781,22 доллара США. которую, как утверждает истец, поставила компания Soft-Tronik, Inc., ссылаясь при этом на пункт 2.3 контракта, согласно которому заказчик берет на себя обязательство принять от компании продукцию по акту приема-передачи, и указывая на то, что такие акты не сос­тавлялись, В то же время пункт 2.3 контрак­та предусматривает, что заказчик берет на себя обязательство подтвердить получение продукции по каждому этапу сертификатом о поставке продукции. Такой сертификат, по мнению ответчика, не подтверждает ничего более, как поставку продукции по определенному этапу. Ответчик обращает внимание также и на то, что указанные сертификаты не содержат перечня поставленной продукции, что делает невозможным установить связь этих сертификатов с грузовыми транспортными декларациями, приложенными в качестве доказательства поставки продукции по контрак­ту, а сама по себе грузовая транспортная дек­ларация не может подтверждать поставку продукции по контракту.

Действительно, как видно из пункта 2.3 контракта, ответчик обязуется подтверждать получение продукции по каждому этапу поставки сертификатом о поставке продукции. Иными словами, ответчик, подписывая конт­ракт, выразил свое согласие подтверждать получение им продукции именно таким документом, т.е. указанный сертификат в контексте контракта трактуется сторонами как доказательство подтверждения получения ответчиком продукции. В пункте 8 дополнительного соглашения № 6 к контракту, подписанного ответчиком, говорится о том, что «поставка продукции компанией заказчику осуществляется на таможенный лицензионный склад «Эйр Экспресс», Киев, Украина», который является, таким образом, непосредственным получателем продукции.

В материалах дела имеются четыре подписанных ответчиком (с приложением его печати) сертификата, о поставке продукции в рамках второго этапа поставки, в каждом из которых указаны номера товарно-транспортных накладных, даты поставки заказчику продукции на таможенный лицензионный склад в г. Киеве и стоимость продукции. К каждому из сертификатов приложен пакет соответствующих грузовых таможенных деклараций, выставленных к оплате инвойсов, а также товарно-транспортных накладных, на каждой из которых выполнены отметки от руки, указывающие номер соответствующей грузовой таможенной декларации, что позволяет проследить связь деклараций с накладными. К тому же в каждой накладной в качестве получателя продукции указано ООО «Эйр Экспресс», что свидетельствует, в свою очередь, о том, что компания выполнила условия пунк­та 8 дополнительного соглашения № 6 к контракту, поставив заказчику продукцию в адрес надлежащего получателя;

3) утверждение ответчика о том, что он не принимал продукцию на сумму 641781,22 доллара США, поставленную ему компанией, кроме вышеуказанного, прямо противоречит пункту 7 дополнительного соглашения № 6 к контракту, где сказано о том, что «заказчик выполняет оплату поставленной и неоплаченной продукции в размере 641781,22 долларов США в течение 15 банковских дней с даты подписания настоящего дополнительного соглашения». Подписав указанное дополнительное соглашение, ответчик фактически подтвердил не только получение продукции, но и наличие своей задолженности перед компанией в упомянутой сумме. Более того, как следует из договора уступки права требования, ответчик осуществил частичную оплату полученной им продукции в размере 457098 долларов США, с учетом этого размер его долга на момент заключения договора уступки права требования, т.е. на 11 июня 2003 года, составляет 84683,22 доллара США.

Принимая во внимание, что:

1) арбитражный суд, согласно пункту 1.8 Регламента МКАС при ТПП, компетентен рассматривать данный спор;

2) договор уступки права требования № 2003/78, согласно статье 197 Гражданского кодекса Украины, является правомерным;

3) исковые требования о взыскании с ответчика 184683.22 доллара США стоимости поставленной продукции являются обоснованными, подтверждены материалами дела и подлежат удовлетворению;

4) что касается исковых требований о взыскании с ответчика пени в сумме 12632.40 доллара США за нарушение сроков оплаты, оснований для их удовлетворения нет.

Уплата пени действительно предусмот­рена пунктом 10 дополнительного соглашения № 6 к контракту, закрепляющего обязанность заказчика уплатить компании в случае нарушения сроков оплат, предусмотренных указанным дополнительным соглашением, пеню в размере двойной учетной ставки НБУ от неоплаченной в срок суммы за каждый день просрочки. Но, заключая договор уступки права требования, компания (первоначальный кредитор), передавая S & Т System Integration & Technology Distribution AG (новому кредитору) право требования к заказчику (должнику), ограничила его объем, в частности, в пункте 1.1 договора уступки говорится о следующем: «Кредитор уступает, а новый кредитор принимает право требования кредитора к (должнику) в размере 184683,22 доллара США». Таким образом, истец в силу договора уступки имеет право требовать от ответчика уплаты исключительно долга в сумме 184683,22 доллара США, составляющей разницу между стоимостью поставленной по контракту продукции (641781,22 доллара США) и суммой произведенной ответчиком частичной оплаты (457098 долларов США.);

5) арбитражный сбор по делу составляет 7919,47 доллара США, который уплачен истцом в полной сумме.

Расходы по арбитражному сбору, в соответствии с пунктом 2 раздела V Положения об арбитражных сборах и расходах, возлагаются на ответчика пропорционально размеру удов­летворенных исковых требований.

Руководствуясь условиями контракта от 30 июня 1999 года, дополнительного соглашения № 6 к нему, договора уступки права требования статьями 197, 224 ГК, статьями 16, 31 Закона, пунктами 1.8 и 8.5—8.9 Регламента МКАС при ТПП, пункта 2 раздела V Положения об арбитражных сборах и расходах, арбитражный суд решил следующее.

Признать свою компетенцию по рассмот­рению дела АС № 273у/2003.

Обязать акционерную компанию немедленно по получении настоящего решения уплатить S & Т System Integration & Technology Distribution AG (Австрия) 184683,22 доллара C — недоплаченную стоимость поставленной и полученной продукции и 7412,62 доллара США в возмещение расходов по уплате арбитражного сбора, а всего 192095,84 (сто девяносто две тысячи девяносто пять) долларов США и 84 цента.

В остальной части иска отказать.

Арбитражный сбор в сумме 506,85 доллара США отнести за счет истца. Решение является окончательным.

(Решение Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Украины от 28 ноября — 1 декабря 2003 года. Дело АС № 273y/2003. Председательствующий — Скрипченко С.П. Арбитры — Дмитриев А.И., Побирченко И.Г.)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

FALSE

Ответственность СМИ за публикуемые материалы

Государственная практика

Парламентские комитеты в действии

Деловая практика

Коммерческая концессия

Законодательная практика

Экспертизой станет больше?

Комментарии и аналитика

Договор коммерческой концессии

Неделя права

Антимонопольный комитет против монополии МВД

Порядок освобождения из-под стражи упростится

В новый год со старой тяжбой

Надежда умирает в ВСУ?

Евросуд: долги нужно возвращать

Реестр событий

Начальник УМВД против облсовета

Президент назначил нового судью КСУ

Правосудие по-печерски

Судебная практика

Накладная — не гарантия возмещения

Судебные решения

Полномочия МКАС при ТПП Украины

Тема номера

Условия эффективности рассмотрения споров третейскими судами

Оплата услуг судей

Роль органов судейского самоуправления

Третейские судьи — кто они?

Частная практика

Корпоративный стиль юрфирм

Юридический форум

Неоднозначные дочерние фирмы

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: