Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Показательное наступление

Рубрика Акцент
Адвокат Денис Бугай считает, что дело в отношении него является наступлением на права всей адвокатуры
Денис БУГАЙ: «Раньше я много говорил о том, что украинская адвокатура должна быть единой и сильной. В моем процессе я увидел это на практике»

Уголовное производство  в отношении Дениса Бугая, открытое на спорных основаниях, и сопровождавшие его процессуальные нарушения уже развеяли иллюзии насчет мгновенного оздоровления правоохранительной и судебной систем. «Ошибкой» адвоката стало предоставление им консультаций группе компаний «ВЕТЭК», связанной с бизнесменом Сергеем Курченко. Покинувший Украину г-н Курченко подозревается в аферах в газовой сфере, тогда как адвокат рассматривается следствием априори как соучастник преступной группировки. Видимо, с целью удобства для следствия адвокат был отождествлен с его клиентом. Логическое продолжение данного подхода — обвинения против всех адвокатов, клиенты которых конфликтовали с законом. В перерыве между заседаниями 26 марта с.г. г-н Бугай рассказал корреспонденту «ЮП», что заставило защитников действовать на грани закона и почему адвокатское сообщество было встревожено данным уголовным производством.

 

— Денис Владимирович, что вас наиболее возмущает в открытом в отношении вас уголовном производстве?

— Я столкнулся с преследованием за мою ­адвокатскую ­деятельность, что прямо запрещено законом. За то, что я осуществлял предоставление правовой помощи группе компаний «ВЕТЭК», а прокуратура это трактует как соучастие в преступлениях. При этом часть эпизодов касаются 2009 года, когда я даже не был знаком с собственником данной группы и ее ключевыми лицами, ведь мое сотрудничество началось только с лета 2012 года. А главные ключевые эпизоды, по которым подозреваются представители данной группы компаний, имели место в предыдущие годы. У меня сложилось впечатление, что Генеральную прокуратуру Украины вводят в заблуждение. Кто-то подкидывает недостоверную информацию, и, соответственно, прокуратура делает определенные ошибочные шаги, но, надеюсь, следствие это исправит.

Мы уже видели пример возвращения ситуации в законное русло после вмешательства Уполномоченного Верховного Совета Украины по правам человека Валерии Лутковской, благодаря которой мои нарушенные права были восстановлены. И я очень благодарен ей за участие в моем деле и принципиальную правовую позицию. Поэтому я надеюсь, что и следствие, изучив все факты, поступит законно и справедливо.

 

— А как тогда соотносится ваша адвокатская деятельность и занятие должности председателя наблюдательного совета «Брокбизнесбанка»?

— Я не пребывал в трудовых отношениях с банком, то есть не работал по трудовому договору. Это разрешено Законом Украины об адвокатуре и адвокатской деятельности. Моя позиция такова — это одна из форм адвокатской деятельности. В соответствии с Законом есть перечень видов адвокатской деятельности. Там указано, что такая деятельность может осуществляться и в иной форме, не запрещенной Законом. Это нормальная мировая практика, когда клиент поручает своему адвокату осуществление представительства в органах корпоративного управления. У меня не было никаких полномочий по распоряжению имуществом банка и деньгами банка. Давать какие-либо обязательные указания сотрудникам банка я тоже не имел права, то есть у меня не было подчиненных. Вся моя задача как председателя наблюдательного совета банка сводилась к координации работы данного органа. Это техническая должность, а не должность, которая имеет реальные полномочия. За эту работу я не получал ни вознаграждения, ни компенсации затрат.

 

— Какие главные процессуальные нарушения в деле вы выделите?

— Об этом можно писать отдельную статью, так как явных нарушений было действительно много. Из основных могу назвать следующие: за получение любого процессуального документа, будь то ходатайство или протокол, защите приходилось бороться, хотя закон прямо предусматривает, что обе стороны процесса должны владеть ими в одинаковом объеме; был нарушен порядок распределения дел в суде, а первое заседание относительно избрания меры пресечения судья намеревалась рассмотреть в ночь с воскресенья на понедельник без подозреваемого и защиты. Кроме того, было вынесено спорное определение о том, что в зал судебного заседания не могут допускаться не только представители общественности и прессы, но и представители органов адвокатского самоуправления. И это далеко не все новшества судебного процесса, которые мы увидели за последние пару дней.

Напомню: мое задержание в пятницу 21 марта с.г. состоялось без составления надлежащих документов, нарушено мое право на защиту. Также я выделю нарушение моих адвокатских гарантий — неуведомление Совета адвокатов г. Киева о моем задержании, а также вынесение подозрения мне лицом, не имеющим на это полномочий. Речь идет об исполняющем обязанности прокурора г. Киева. Ходатайство прокуратуры об избрании мне меры пресечения необходимо было вручить еще 24 марта с.г., причем за три часа до начала соответствующего судебного заседания при участии следственного судьи. Но даже на второй день судебного рассмотрения я не мог получить данный документ.

Неправильно была избрана и подсудность по данному ходатайству: несмотря на то что следственное управление прокуратуры г. Киева находится в Голосеевском районе столицы, оно не является самостоятельным юридическим лицом, соответственно и все документы должны находиться по местонахождению прокуратуры г. Киева, а это уже Печерский район. Следствие потребовало арестовать меня, но я не скрывался от следствия, хотя мог бы сбежать после того, как был освобожден моими коллегами-адвокатами в ночь на 24 марта.

 

— Вы считаете, что ваши коллеги поступили законно, освобождая вас методами, граничащими с законом? Генеральный прокурор Украины заявил о применении адвокатами силы, за что они должны понести уголовную ответственность.

— Мне тяжело это объяснить — это вопрос к следователю. Напомню, в 17.15 24 марта с.г. истек 60-часовой срок моего содержания под стражей. Я должен быть или в суде, или освобожден. Почему следователи этого не сделали, я не знаю.

 

— Но ведь фактически был создан прецедент освобождения с помощью вмешательства и блокирования действий правоохранителей…

— Нет, меня освободили абсолютно законно! Было вынесено решение должностным лицом изолятора временного содержания СБУ. Меня не вырвали из машины и не украли! Просто коллеги вступили в контакт с конвойной службой и объяснили, что нет правовых оснований для удержания меня. Конвойная служба в свою очередь вызвала свое руководство, которое приняло принципиальное законное решение. Меня не отбили силой — меня освободили принципиальные офицеры СБУ соответствующим решением.

 

— Были ли попытки со стороны следствия заставить вас озвучить информацию, составляющую адвокатскую тайну?

— Как ни прискорбно об этом говорить, но такой факт имел место. Отдельные представители обвинения пытались оказывать на меня давление, чтобы узнать информацию, которая является адвокатской тайной и которую я не могу разглашать. Причем еще более удручающим является то, что рычаги такого давления были очень личными и касались моих родных и близких, что является совершенно недопустимым в работе правоохранительных органов.

 

— Насколько эффективно отреагировали органы адвокатского самоуправления по этому делу?

— Раньше я много говорил о том, что украинская адвокатура должна быть единой и сильной. В моем процессе я увидел это на практике. На мое задержание отреагировали и приехали поддержать не только коллеги из Ассоциации юристов Украины, но и представители большинства юридических организаций и органов адвокатского самоуправления. Ключевые лица Национальной ассоциации адвокатов Украины, Высшей квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Украины, Совета адвокатов г. Киева, Ассоциации адвокатов Украины мгновенно отреагировали на нарушение прав адвоката — действиями, обращениями, поддержкой. Именно так должно вести себя сильное профессиональное сообщество — становиться на защиту профессии.

А защищать в данном случае есть что. Подобное отношение правоохранительных органов к гарантиям профессиональной деятельности адвокатов ставит под серьезную угрозу не то что развитие, а существование института адвокатуры. Если нас лишают элементарных прав и гарантий, как мы сможем защищать своих клиентов? Очевидно, что никак.

 

— Каким образом в новых условиях адвокаты могут исправить украинскую правоохранительную/судебную систему в целом?

— На мой взгляд, именно адвокаты и юристы-практики могут и должны повлиять на изменение системы. Ведь те нарушения, с которыми мы столкнулись в моем деле, происходят далеко не впервые, и сейчас появился реальный шанс о них громко заявить и исправить.

Юридическое сообщество сегодня очень активно занялось разработкой предложений и концепцией проведения реформ. Многие из них вошли в рабочие группы при государственных органах, где предлагают свое видение необходимых изменений. В рамках Ассоциации юристов Украины тоже разрабатываются предложения реформ и в сфере адвокатуры, и в сфере судебной системы. Кроме того, в связи с этими событиями мы осознали четкую необходимость законодательного усиления адвокатских гарантий и закрепления ответственности за их нарушение.

Юристы никогда не отказывались предложить свои комментарии относительно изменений законодательства. Вопрос в другом — насколько изменилась система и будет ли власть теперь готова нас услышать.

Ко всему вышесказанному я хотел бы добавить только одно — мою огромную благодарность коллегам. Юридическое сообщество, группа моих защитников, представители органов адвокатского самоуправления — все стали единой, сильной командой, которая борется не только за мои права, но и за будущее адвокатуры. Отдельную признательность я выражаю Инне Рафальской за ее принципиальную позицию и всю работу, которую она сделала. Спасибо всем!

 

(Беседовал Виталий ДУДИН,
«Юридическая практика»)


СЛОВО ЗАЩИТЕ

Объединительный фактор

Ольга ПРОСЯНЮК, управляющий партнер АО AVER LEX, защитник Дениса Бугая:

— Формально мой подзащитный был задержан как председатель наблюдательного совета банка, но при этом не имеет значения, выполнял ли он функции адвоката. Денис Бугай является действующим адвокатом, и на него при любых обстоятельствах распространяются гарантии адвокатской деятельности. В протоколе задержания было написано, что председатель Совета адвокатов г. Киева присутствовала при задержании, что не соответствует действительности.

Подозрение не является обоснованным. Не прописано, каким образом и какие действия осуществлял Денис Бугай.

Произошло определенное разочарование. Все боролись за лучшее будущее, но данный конкретный случай показал, что ничего не изменилось, а стало еще хуже. Но отдельно стоит отметить, что начальник следствия СБУ и начальник ИВС СБУ оказались людьми слова. Они дали слово общественности, провели правовой анализ протокола задержания, установили, что Денис Бугай содержится незаконно, и освободили его.

Я хочу сказать, что благодаря делу Дениса Бугая адвокатура сплотилась. Вопрос грустный, но он объединил всю юридическую общественность.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

VOX POPULI

Судебная практика

Налоговый опрос

Акцент

Показательное наступление

Государство и юристы

Знак наделения

Долевой порог

Зона особого внимания

Государство и юристы

Новости законотворчества

Доступ граждан к информации расширен

За призывниками закрепили рабочие места сроком на год

Судьям уменьшили размер денежного содержания

Государство и юристы

Запас срочности

Книжная полка

Стратегический подход

Неделя права

База сданных

Дефицит крепчает

Большая перемена

Программная разработка

Неделя права

Новости из-за рубежа

Водителей обяжут разбираться со страховщиками до суда

Новости из зала суда

Судебная практика

ООО «Автотехспорт» должно уплатить и штраф, и пеню

Суд привлечет российские каналы к делу по иску Нацсовета

Новости юридических фирм

Частная практика

ЮК Jurimex добилась рассмотрения дела в Евросуде

Юристы МПЦ EUCON защитили интересы компании «ТД «ТЕК ОИЛ»

Юрфирмы «Василь Кисиль и Партнеры» и «ОМП» сопровождают сделку купли-продажи доли в сети медицинских клиник «Добробут»

Отрасли практики

На стаже Отечества

Захватывающий сюжет

В поиске заключений

Целевое значение

Рабочий график

Совет по Крыму

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Решения недели

Судебная практика

Не предоставили возможности

Исключительная компетенция

Единство практики

Самое важное

Равнение на ПРАВО

Люстрации не будет?

Трансфертные предложения

Судебная практика

Судебные решения

Квалификация оставления лица в опасности

ГНИ не вправе проводить корректировку данных на основании акта проверки

Судебная практика

От каждого по дееспособностям

Экспроприация собственности

Судебная практика

Судебные решения

Требования, возникшие в период ликвидационной процедуры банкрота, не являются текущими

Тема номера

Ликвидационный дисбаланс

Обман с продолжением

Капитал дальнего плавания

Аукционный смотритель

Встречный риск

Частная практика

Быть в Форуме

Проформа адвокатуры

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: