Генеральний партнер 2021 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА
Головна » Юридическая практика № 16-17 (1165-1166) » Подача иска о признании договора недействительным – инструмент затягивания

Подача иска о признании договора недействительным – инструмент затягивания

При рассмотрении дела о взыскании задолженности подача отдельного иска о признании договора недействительным или расторгнутым часто используется как инструмент затягивания процесса
Анастасия Доброчинская, старший партнер ЮК PRAVO GARANT, г. Киев

Каждый адвокат, сопровождающий дела о взыскании денежных средств на основании договора, сталкивался с ситуацией, когда оппонентами подается иск о признании договора недействительным с целью приостановления судопроизводства о взыскании задолженности.

Подача отдельного иска о признании договора недействительным или расторгнутым при наличии дела о взыскании задолженности по договору чаще используется в качестве инструмента затягивания дела, чем реализации права на защиту. Особенно активно этот ход применяется в кредитных правоотношениях.

В связи с нововведениями, вступившими в силу 15 декабря 2017 года, процессуальные кодексы дополнились такой правовой категорией, как злоупотребление процессуальными правами. И юридическое сообщество возлагало большие надежды на то, что указанные новеллы, несмотря на их сырость, будут доработаны благодаря широкому практическому применению адвокатами и судами.

В целом за два года меры процессуального принуждения как реакция на недобросовестное поведение участников дела все же получили практическое воплощение в судебной практике.

Тем не менее институт ответственности за злоупотребление процессуальным правом не панацея. Положения о злоупотреблениях процессуальными правами не могут быть четко определены и очерчены, так как каждый случай уникален и требует отдельного рассмотрения.

Тонкая грань

С одной стороны, никто не может действовать вопреки своему предыдущему поведению. И доктрину «non concedit venire contra factum proprium» украинские суды применяют давно, особенно при рассмотрении споров о недействительности договора. С другой стороны, суды осторожно подходят к вопросу реагирования посредством мер процессуального принуждения на иски о признании договора недействительным даже при наличии систематического злоупотребления правом и нарушения стороной своих процессуальных обязанностей.

В данном случае грань между реализацией права на защиту в суде и злоупотреблением процессуальным правом в форме подачи безосновательного иска весьма тонка.

Для применения пункта 3 части 2 статьи 43 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины основное значение имеет установление факта, что, подавая иск, истец заведомо понимал его безосновательность. Только в этом случае действия истца являются умышленными и позволяют отличить злоупотребления процессуальными правами от реализации права лица на обращение в суд за защитой своих интересов.

Подача заведомо необоснованного иска означает, что истец заблаговременно осознавал беспочвенность своих требований и вопреки интересам правосудия, а также задачам хозяйственного судопроизводства обратился с таким иском.

Если иск подается адвокатом, мы еще можем говорить о том, что в силу своей профессиональной квалификации он знал или должен был знать о безосновательности данного заявления. А как быть с исками, поданными представителями юридических лиц, далекими от понимания перспектив тяжбы (учитывая отмену адвокатской монополии)? И хотя мы понимаем, что фактически иск написан юристом, утверждать об умысле представителя юридического лица (подписанта, директора) некорректно с точки зрения закона. Прежде всего потому, что утверждение о злоупотреблении процессуальным правом не может основываться на предположениях.

Среди случаев реагирования судом на злоупотребления процессуальными правами показательным является определение Хозяйственного суда г. Киева от 31 января 2019 года по делу № 910/16413/18, где суд признал подачу иска общества с ограниченной ответственностью к Национальному банку Украины о признании договора недействительным, по сути надуманным, что является злоупотреблением процессуальным правом.

Суд указал, что общество с ограниченной ответственностью, выступая истцом в другом деле (о расторжении договора ипотеки), утверждает о наличии оснований для расторжения ипотечного договора и прекращения ипотеки, а именно — о существенном изменении обстоятельств, которыми стороны руководствовались при заключении договора. Эти доводы, по мнению суда, свидетельствуют о признании истцом действительности договора ипотеки.

В таких действиях юридического лица суд усмотрел целенаправленный характер злоупотребления своими процессуальными правами, а также заблаговременное осознание безосновательности иска, поскольку эти действия по своей сути и правовым последствиям противоречат друг другу.

Однако апелляционная и кассационная инстанции констатировали в действиях Хозяйственного суда г. Киева ограничение права истца на судебную защиту.

Естественно, злоупотребление правом на подачу иска всегда граничит с нарушением права на доступ к правосудию. И грань настолько тонка, что суды с большой осторожностью подходят к установлению злоупотребления правом путем подачи необоснованного иска, чтобы ее не перешагнуть.

Кроме того, вопрос об «искусственности» иска не может решаться судом на стадии его подачи, без установления обстоятельств конкретного дела.

Таким образом, бороться с блокировкой судебных споров о взыскании задолженности путем подачи надуманных исков о недействительности или расторжении договоров с помощью признания их злоупотреблением процессуальным правом подчас практически невозможно.

Отказ в приостановлении как путь решения проблемы

На сегодняшний день одним из методов противостояния такому недобросовестному поведению может служить недопущение приостановления производства по делу о взыскании задолженности.

Следует принять во внимание, что отказом в приостановлении производства о взыскании денежных средств до вступления в законную силу решения по иску о признании договора недействительным права ответчиков никоим образом не нарушаются, поскольку законодательством четко определен механизм их восстановления в случае признания договора недействительным, а именно путем пересмотра решения по вновь открывшимся обстоятельствам. При этом приостановлением производства нарушаются права истца, поскольку судебное разбирательство затягивается во времени, что является нарушением статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, которой гарантировано право на справедливый суд в течение разумного срока.

Наличие взаимосвязи между двумя делами еще не свидетельствует о невозможности рассмотрения одного дела до принятия решения по второму, если независимо от результата рассмотрения иска о признании договора недействительным суд имеет достаточно правовых оснований для рассмотрения и решения по существу этого дела о взыскании долга.

И если ранее судебная практика исходила из обязанности приостановления производства о взыскании денежных средств до вступления в законную силу решения по иску о признании договора недействительным, то сейчас лед тронулся.

Так, в соответствии с практикой Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда, в частности, по делу № 910/12694/18 (постановление от 20 июня 2019 года), для решения вопроса о приостановлении производства по делу суд в каждом случае должен выяснять, каким образом с ним связано дело, которое рассматривается другим судом, а также чем именно объясняется невозможность рассмотрения данного дела. Само по себе утверждение о невозможности рассмотрения одного дела до рассмотрения другого дела не может быть основанием для применения пункта 5 части 1 статьи 227 ХПК Украины.

Большинство судов продолжают действовать «по старинке», приостанавливая производства в подобных ситуациях. Но в данном случае многое зависит от стратегии адвоката и его активной правовой позиции. Личная практика доказывает, что при правильном подходе, учитывая позицию Верховного Суда, не допустить приостановления судопроизводства о взыскании долга по договору возможно. И тогда у оппонентов отпадает необходимость в поддержании иска о признании договора недействительным или расторгнутым по надуманным основаниям.

 

ДОБРОЧИНСКАЯ Анастасия ― старший партнер ЮК PRAVO GARANT, г. Киев

____________________________

Объективная невозможность?

Олег ЛАЗОВСКИЙ, советник Asters

Действительно, в своей более чем 15-летней практике по защите прав кредиторов я очень часто сталкиваюсь с указанными действиями недобросовестных должников, основанными на пункте 5 части 1 статьи 227 ХПК Украины, который обязывает суд приостановить производство по делу в случае объективной невозможности его рассмотрения до разрешения иного дела.

При этом недобросовестные должники забывают о том, что суд не может ссылаться на объективную невозможность рассмотрения дела в случае, если собранные доказательства позволяют установить и оценить обстоятельства (факты), являющиеся предметом судебного рассмотрения.

По моему мнению, сама по себе взаимосвязь дел о взыскании и недействительности еще не свидетельствует о невозможности рассмотрения первого дела до принятия судом решения по второму, т.к. суд наделен полномочиями по установлению действительности договора и в процессе по взысканию
долга.

К сожалению, суды приходят к диаметрально противоположным выводам при решении вопроса о приостановлении процессов по указанным основаниям. Не способствует стабильности судебной практики и отсутствие четко сформулированной позиции Верховного Суда по данному вопросу, что может быть связано с законодательным ограничением кассационного обжалования судебных решений о приостановлении производств.

Поділитися

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Вбудовані Відгуки
Переглянути всі коментарі
Slider

Зміст

VOX POPULI

Последний риск моды

Акцент

Отпор кандидатов

Государство и юристы

Дела хозяйские

Дайджест

Амнистия-2020: перспективы и судебная практика

Зарубежная практика

Маркетплейс не несет ответственности за распространение контрафакта через платформу

Новости

Новости Евросуда

Судебные новости

Карта событий

Отрасли практики

Привлечение свидетелей в хозпроцессе приближает национальные стандарты к лучшим мировым практикам

Скорость вращения земли

Оценочное суждение охраняется правом на свободу слова

Договор дарения не заменяет договор о прекращении права на алименты

Подача иска о признании договора недействительным – инструмент затягивания

Самое важное

На вебинаре Arzinger при поддержке НКЦПФР рассмотрели дистанционное проведение общих собраний акционеров

Тут уж измените

Судебная практика

Кража из авто — преступление с проникновением во владение лица

Запрос налоговой службы должен содержать четкие основания для получения информации

ВС рассмотрел образцовое дело об определении размера должностного оклада судей, не прошедших квалификационное оценивание

Судебные решения

Последствия непривлечения к участию в деле нового кредитора в споре о признании недействительным кредитного договора

Процедурные нарушения проведения проверки налоговым органом приводят к признанию ее незаконной

О назначении наказания за небезопасное вождение в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее смерть пассажира

Тема номера

Выбираем лобби

Для развития концессий необходимо имплементировать европейские правила защиты инвестора

Закон «О концессии» стал точкой отсчета новой эры государственно-частного партнерства

Частная практика

Новые продукты и сервисы юрфирм на время карантина

Большая палата ВС установила, что внутреннее регулирование вопросов деятельности адвокатских объединений можно считать кооперативными правоотношениями

Інші новини

PRAVO.UA

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: