Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №48 (831) » Плохое проведение

Плохое проведение

Рубрика Тема номера
Только после введения официальных методик проведения экспертиз в сфере интеллектуальной собственности, экспертные заключения станут более предсказуемыми

Как известно, Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) достаточно много сделал, чтоб царицей доказательств в делах, связанных с объектами интеллектуальной собственности (ИС), стала судебная экспертиза. И если в самом начале это было в большей мере оправдано, то со временем практика назначать экспертизу к месту и не к месту стала настолько странной, что в этот вопрос пришлось вмешиваться пленуму ВХСУ, который посвятил ему отдельный абзац в своем постановлении (предпоследний абзац пункта 1.4 постановления № 5 от 23 марта 2012 года).

Поле для субъективизма

Наверное, одним из самых главных недостатков судебной экспертизы в сфере ИС является отсутствие четких и понятных методик их проведения по многим из объектов. По этой причине исследования, связанные, к примеру, с торговыми марками, часто проводятся на основании общих представлений эксперта об объектах исследования. Можно, конечно, вспомнить длинные списки специальной литературы, которые часто приводятся во вступительных частях экспертных заключений. Однако во многих случаях эти списки носят сугубо декоративный характер. А отсутствие четкой утвержденной методики проведения такой экспертизы может стать препятствием для мотивированного возражения против ее обоснованности, ведь достаточно сложно доказать, что эксперт нарушил методику ее проведения при отсутствии такой методики.

По этим причинам экспертиза относительно торговых марок непредсказуема, и стороны судебного процесса до начала рассмотрения дела не могут с какой-то степенью вероятности предвидеть результаты исследований, каким бы уровнем профессиональной подготовки они ни обладали. Хотя здесь стоит признать, что во многом такая ситуация провоцируется и самими сторонами процесса, так что обвинять во всем экспертов, конечно же, неправильно.

Определение ложности

Одним из спорных моментов в делах, связанных с защитой прав на торговые марки, является определение ложности знака как основания для признания свидетельства на него недействительным.

В силу пункта 2 статьи 6 Закона Украины «Об охране прав на знаки для товаров и услуг» (Закон о знаках) правовая охрана не предоставляется обозначениям, которые являются ложными либо способными ввести в заблуждение относительно товара, услуги или лица, изготавливающего товар или предоставляющего услугу.

Часты случаи, когда эксперт, отвечая на вопрос, является ли торговая марка «АВС» ответчика из свидетельства № 1234 такой, которая может ввести в заблуждение, приходит к положительному выводу на том основании, что эта марка может ввести в заблуждение относительно истца. Выяснив, что истец является собственником схожей марки «АСВС» для однородных товаров, эксперт приходит к выводу, что марка ответчика «АВС» создает ассоциации с истцом, и, следовательно, знак является ложным или способным ввести в заблуждение.

Иными словами, именно наличие у истца схожей торговой марки «АСВС» и дает эксперту основание для вывода о том, что знак «АВС» является ложным либо таким, который может ввести в заблуждение относительно другого лица, и этим лицом должен выступить именно ответчик.

Вроде бы все логично, если бы не одно «но»: данный вывод не совсем вписывается в то, о чем говорит теория торговых марок.

Абсолютные основания

Напомним, что основания для отказа в регистрации торговых марок делятся на абсолютные и относительные. Разница между ними заключается в следующем: относительные основания направлены на защиту прав третьих лиц (к примеру, наличие у другого лица сходного знака), в то время как абсолютные основания для отказа связаны с самими свойствами заявленного на регистрацию обозначения, из-за которых они не могут выполнять функции торговых марок. Например, знак «100 % хлопок» не может быть зарегистрирован для товаров «одежда», так как является описательным для любых текстильных товаров.

Если посмотреть на структуру статьи 6 Закона о знаках, можно увидеть, что абсолютные и относительные основания для отказа в регистрации четко разграничены. Первые из них сгруппированы в пунктах 1 и 2, тогда как все относительные указаны в пунктах 3 и 4 статьи 6 Закона о знаках. И, как можно убедиться, исследуемое нами основание для отказа (ложные либо способные ввести в заблуждение) отнесено именно к абсолютным основаниям.

Казалось бы, за столько лет развития теории торговых марок сегодня в данном вопросе дискуссии уже быть не должно. Но во многих заключениях судебной экспертизы до сих пор продолжают встречаться выводы о ложности торговых марок по той причине, что они «могут ввести в заблуж­дение относительно истца, владеющего правами на знак № 123456». То есть некоторые эксперты до сих пор продолжают оценивать ложность обозначений именно как относительный критерий для отказа в регистрации, но это неправильно.

Стоит отметить, что подобная практика получила свою оценку и со стороны ВХСУ. Так, весной 2013 года кассационный суд принял два постановления, в которых дополнительно разъяснил, что означает абсолютное основание для отказа в регистрации знака и как оно должно применяться в подобных спорах.

Так,  в своих постановлениях от 23 апреля и от 14 мая 2013 года ВХСУ напомнил, что положение абзаца 5 пункта 2 статьи 6 Закона о знаках (не регистрируются обозначения, которые являются ложными или способными ввести в заблуждение потребителя) служит абсолютным критерием для отказа в регистрации знака. Этот критерий касается исключительно содержания самого регистрируемого обозначения (его собственной видимой ложности) и никак не связан с оценкой возможностей смешения с другими обозначениями, принадлежащими третьим лицам. Оценка смешения является относительным критерием, который регулируется другими нормами Закона о знаках — пунктом 3 статьи 6 и пунктом 5 статьи 16.

Таким образом, вопрос о том, достаточно ли для признания знака ложным или способным ввести в заблуждение наличие смешения с торговыми марками других лиц, не дискуссионный, и ответ на него можно найти как в специализированной литературе, так и практике ВХСУ.

Смысловое содержание

Итак, что такое «обозначение, которое является ложным или способным ввести в заблуждение относительного товара, услуги или лица, изготавливающего товар или предоставляющего услугу»?

Как правило, при проведении экспертиз ссылаются на пункт 4.3.1.9 Правил рассмотрения заявки о выдаче свидетельства на знак для товаров и услуг, утвержденных Госпатентом Украины в 1995 году. Согласно данной норме, к обозначениям, которые являются ложными или способными ввести в заблуждение относительно товара, лица или услуги, относятся те, что порождают в сознании потребителя ассоциации с определенным качеством, географическим происхождением товаров (услуг) или с определенным производителем, не соответствующие действительности.

Именно широта данного определения, а также невысокая четкость объекта проверки и могут в итоге привести к ошибкам в экспертизе. Ведь действительно, как эксперт в сфере интеллектуальной собственности может объективно оценить ассоциации, возникающие в чьем-либо сознании?

Однако если принять во внимание именно абсолютный характер данного основания для отказа, методика проведения исследования становится более понятной.

Согласно большинству источников, главным показателем ложности обозначения является наличие в нем информации, которая однозначно не соответствует действительности — к примеру, указание в марке неправдивого года основания компании, изображение медалей, которые производитель не получал, и т.д. В случае если в обозначении содержатся сведения о товаре или производителе, которые могут ввести потребителей в заблуждение через определенные ассоциации, оно признается способным ввести в заблуждение. К таковым могут относить изображение овцы на одежде из синтетики (ассоциация с натуральной шерстью), слово «оперетта» для театра драмы и т.д. При этом очень важно, чтобы ложные сведения воспринимались потребителями как правдивые, иначе даже слоган «съел и порядок» может быть воспринят как ложный (если съел, а порядок так и не наступил) и не сможет быть зарегистрирован в качестве торговой марки.

В литературе можно найти несложный тест, на основании которого эксперт может выявить ложные или способные ввести в заблуждение элементы в обозначении и оценить их на возможность отказа в регистрации проверяемого им знака. В частности, предлагается ответить на вопросы: описывает ли элемент товары ложно; может ли элемент вызвать у потребителя ассоциативное представление о товаре, которое способно ввести потребителя в заблуждение? Если элемент признан ложным или способным ввести в заблуждение, последующей проверке подлежат такие вопросы: являются ли ложные указания правдоподобными; являются ли ассоциативные представления правдоподобными; поверит ли ложным указаниям и ассоциативным представлениям потребитель?

Так что методология проведения экспертизы на предмет возможности отказа в регистрации по причине ложности знака или способности вводить в заблуждение проработана достаточно давно, и, скорее всего, было бы ошибкой ее игнорировать.

Очевидно, что судебная экспертиза еще долго будет самым главным источником доказательств при рассмотрении судами споров в сфере интеллектуальной собственности. Потому от качества ее проведения, обоснованности выводов эксперта, подтверждения их со ссылками на научные источники зависит очень многое, вплоть до исхода судебного спора. Безусловно, после введения в действие официально утвержденных методик проведения экспертиз экспертные заключения могут стать более предсказуемыми. Но при этом хотелось бы верить, что даже отсутствие таких методик не должно отрицательно влиять на обоснованность заключений эксперта.

 

КРАЙНЯК Юрий — управляющий партнер ЮК Jurimex, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Международный поход

VOX POPULI

Государство и юристы

О взносе замолвили слово

Акцент

Год за двадцать

Государство и юристы

Трудности перевоза

Форменное однообразие

Деловая практика

Больной спорт

Документы и аналитика

Судебное невмешательство

Книжная полка

Фиксированное обжалование

Неделя права

Новости из-за рубежа

Принудительное лечение наркоманов

Чиновникам ЕС можно не повышать зарплату

Неделя права

Судебный совет

Во избежание конфликта интересов

Гарантии не нарушены

Новости из зала суда

Судебная практика

Налоговый орган пропустил сроки обжалования

АМКУ истребовал информацию, не являющуюся банковской тайной

Новости юридических фирм

Частная практика

ЮФ «АНК» провела мастер-класс для студентов-юристов

Кофе с юристом

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» консультирует UMH group в сделке по продаже 99,9 % акций медиа-холдинга

ЮФ «Ильяшев и Партнеры» номинирована на The Lawyer European Awards

Отрасли практики

Эффективность трудна

Манера пресечения

ЮФ Pragnum провела бизнес-завтрак «Бестоварные операции и ничтожные сделки: презумпция виновности»

Рабочий график

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Международный вектор

Репортаж

Уроки испанского

Решения недели

Судебная практика

Правомерно распределенный НДС

Самое важное

Урок годности

О ректорате

Предельная стоимость

«… а имей ТТН»

Судебная практика

Судебные решения

Последствия передачи земли без изменения ее целевого назначения

Индексация размера алиментов

Судебная практика

Отголоски «матча смерти»

Налоговое браво

Аргументы по факту

Тема номера

Регистрационный спор

Эффект присутствует

Знаковая культура

Плохое проведение

Режимный объект

Частная практика

Нагрудное дело

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: