Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №14 (954) » Переворот со знанием

Переворот со знанием

Axon Partners переняли качество работы крупных компаний, но перевернули систему отношений и ценностей, характерных для них
Свою миссию участники Axon Partners формулируют так: «Реализовать себя, показав, что можно быть юристом и оставаться человеком. Ну и запустить Axon Group, открыв продакшн-студию и диджитал-компанию»

Сказать, что молодую компанию Axon Partners выделяет на украинском юррынке только специализация в IT-сфере, недостаточно. Оригинальность не исчерпывается даже тем, что местом для беседы они избрали звукозаписывающую студию вместо офиса. В первую очередь данный коллектив отличает оригинальный подход к построению отношений как внутри компании, так и с клиентами. Многие решения выглядят простыми, но для отечественного юррынка они представляются прорывными. Свою работу юристы сравнивают с джазовой музыкой. Кажущаяся импровизация имеет под собой систему, заимствованную из практики инновационных иностранных фирм. Юристы подвергают сомнению установленные в крупнейших консалтинговых компаниях догмы. Прежде всего коллектив должен работать в пределах человеческих возможностей (этому ­способствует автоматизация некоторых процессов). В ходе интервью юристы Axon Partners размышляют, в частности, о нанотехнологиях в комбайнах, простой человеческой дружбе с клиентами, а также о том, когда юриста заменит ЭВМ. Далеко не все из используемых представителями Axon Partners слов нам удалось понять, но верим, что вскоре они укоренятся в профессиональном лексиконе.

 

— Вы, наверное, считаете себя уникальной компанией?

Назар Полывка (Н.П.): Пожалуй, да, мы уникальная компания на украинском юридическом рынке. Уникальность наша в том, что мы создали компанию на стыке консалтинга и информационных технологий. Из IT мы позаимствовали плоскую организацию работы и холакратию. Систему управления качеством Дима принес из «Большой четверки». Мы не пытаемся выдумывать «фишки ради фишек». Мы искренни в своей ненависти к иерархическим структурам и считаем, что корпоративная структура юридических фирм ориентирована на прошлое, а не на будущее.

Дмитрий Гадомский (Д.Г.): Но, боюсь, это временно. Лет через пять мы превратимся в обычную скучную компанию. Обязательно появится что-то новое, и тогда уже на нас будут смотреть так, как мы сейчас смотрим на юрфирмы из девяностых.

Богдан Дучак (Б.Д.): Я бы поспорил с Димой: если мы будем придумывать постоянно что-нибудь новое, то всегда будем оставаться современными. У нас есть сервисы, которые пока в других компаниях не работают, например outstaffing и dedicated-команды.

Денис Береговой (Д.Б.): Это для украинского рынка мы уникальны, а вот для американского — нет. Мы не пытаемся копировать украинские юридические фирмы, но подглядываем за иностранцами. Есть рейтинг Innovative Lawyers, который ежегодно готовит Financial Times. Мы познакомились с самыми интересными юридическими компаниями из него, изучили их модели работы, поскайпили, повстречались. Теперь у нас есть Slack-канал Agile lawyers, где мы делимся бедами и радостями от работы в новом формате.

 

— Есть компании — юридические бутики или юридические хабы… А вы юридические кто?

Д.Б.: Нечто.

Н.П.: Юридический стартап.

Д.Г.: Мы не юридический супермаркет и уж точно не гипермаркет. И не бутик. Мы сконцентрированы на обслуживании технократов. У нас три главные услуги: обычный консалтинг, dedicated-команды (или outstaffing) и консалтинг для стартапов. Мы индустриально специализированы — да, но при этом у нас есть почти все классические юридические практики.

 

— Под какие задачи заточены ваши особенности и в чем они состоят?

Н.П.: Мы работаем с компаниями из IT-сферы, с музыкантами, киноиндустрией и с технократами из других индустрий. Раз уж мы работаем с технократами, то и сами не должны отставать. Если нас просят разработать контракт, предусматривающий гибкую (agile) разработку, то мы понимаем, о чем идет речь, ведь и сами работаем по такой же методологии. А чтобы узнать изнутри работу клиентов из киноиндустрии, мы сами снимаем видео, делаем анимацию. Или если мы рассуждаем о правовой природе биткоинов, то вносим их в свой уставный капитал и принимаем платежи за свои услуги в биткоинах. Мы много вещей на себе пробуем, как хорошие продавцы лекарств.

 

— Есть ли инновационные подходы к распределению обязанностей?

Б.Д.: Рабочий процесс налажен так: когда появляется новый проект, мы всей командой его обсуждаем на planning meeting в понедельник и принимаем решение, кто будет в нем участвовать, сколько времени потребуется на каждую задачу. Люди сами выбирают, с какими задачами им работать: на основании собственных предпочтений и квалификации, загрузки и интересов команды. Все ведь знают, что если человеку интересно то, что он делает, он сделает работу гениально. Только вот компаниям стоит обеспечить этот интерес у людей.

Д.Г.: Мы переняли от крупных консалтинговых компаний, в которых когда-то работали, процесс работы над качеством: пишут младшие юристы, проверяют «миддлы», вычитывают «синьоры», а партнеры следят за тем, чтобы клиенты были довольны. Мы эту бюрократию сохранили, только вместо пирамидки с партнером сверху у нас на проекте работает круг. В пирамидке было так: если необходимо сделать работу, то я говорил старшему юристу: «Миша, вот есть проект, на завтра нужно сделать». Миша кое-как делал, но накапливал недовольство, как он признался после ухода (Мишу «захантила» в java-программисты польская IT-компания). Сейчас партнер говорит команду: «Есть клиент. Сколько времени нам понадобится?». Команда определяет сроки, задача же партнера в том, чтобы договориться о сроках с клиентом. Мы никогда не бросим клиента в беде, но в сутках не 24 рабочих часа, а всего восемь. Работа вроде «на вчера» никогда не бывает качественной, а вот мешков под глазами добавляет изрядно.

 

— Сохраняется ли у вас иерархия?

Д.Б.: Нет, мы с ней окончательно распрощались. Распределение обязанностей происходит органически и сквозь разницу в компетенции, интересах и опыте работы. Допустим, есть юристы, заканчивающие учебу. Мы не говорим им, что есть границы: «Ты младший, поэтому пиши дайджест ночи напролет и больше никуда не лезь». Все юристы, кроме работы с документами, общаются с клиентами, выступают на семинарах и конференциях, участвуют в брейнстормингах, готовят предложения клиентам. Если партнер не будет привлекать юристов к общению с клиентом, то как же потом юрист сам начнет вдруг ни с того ни с сего выстраивать с клиентами отношения?

Н.П.: В классических компаниях никого из младших юристов не пустят на встречу с клиентом и не дадут отправить письмо без согласования с юристом или старшим юристом. С одной стороны, это обеспечивает стандартизированный подход к качеству продукта юрфирмы. Но с другой — младшие юристы чувствуют свою неполноценность, ведь их не ставят в копию переписки, они не видят всего проекта целиком. Если мы видим, что младший юрист может сделать больше, то позволяем ему это сделать. Да, он может допустить ошибку. Но не такую ошибку, которую нельзя исправить. И мы работаем ведь с живыми людьми, клиенту всегда можно объяснить ситуацию и потом вместе посмеяться над тем, как похоже мы растим людей внутри компании.

К чему часто сводится роль партнера юридической фирмы, если уж совсем честно? Он от своего имени посылает конечный продукт: все сделали и вычитали юристы со старшими юристами, а он подписался и отправил. У нас партнеры работают наравне с юристами. Мы тоже пишем документы, а не только механически их отправляем. Когда у юристов нет времени, я могу попросить другого партнера помочь, например, составить доверенность. В других фирмах нельзя представить, что партнер спустился бы на этот уровень. Скорее всего, доверенность в половине третьего утра делал бы какой-нибудь младший юрист.

 

— Как ведется контроль за выполнением работы? Контролирует ли кто-то общение работников в соцсетях?

Б.Д.: Контроля нет, есть доверие. И у нас существует квота нахождения в соцсетях. Половина нашей коммуникации с клиентом там — в Facebook. От любого контроля мы ушли навсегда. Ведение биллинга немного смахивает на контроль, но нет, это не контроль, это лишь инструмент работы с клиентом. Мы доверяем нашим клиентам и доверяем нашим людям.

Н.П.: Во многих крупных компаниях, если ты «забиллил» восемь часов в сутки, то услышишь: «Дружище, маловато». Но все прекрасно понимают, что есть физические возможности человека. Если 15 минут в Facebook мне помогают работать эффективнее, то это мое дело. Я должен сделать работу определенного качества в срок. Как я ее буду делать — залипая на ФБ, под музыку, в парке на лавочке — это мое личное дело!

 

— Каким образом вам удается привязать к себе клиента? Возможно, вы даете ему что-нибудь еще, помимо продажи услуг?

Д.Г.: Вообще, мы пытаемся уйти от слова «продажи». И никак не привязываем к себе клиента. Аванс, как правило, не берем: клиент платит только после того, как принял работу. Если мы работаем бесплатно (так бывает со стартапами и проектами, которые нам нравятся), то также не договариваемся о том, что после первого раунда инвестиций нам начнут платить. Если клиент остался доволен нашей работой, то и так останется с нами. А если нет, то никакой договор не заставит его в дальнейшем работать с нами. Мы пытаемся строить отношения. Не могу сказать, что мы со всеми клиентами прямо-таки друзья. Но со всеми как минимум приятели: с кем-то ездим на джазовые или кинофестивали, с кем-то катаемся на велосипедах или с детьми на роликах, играем в футбол.

 

— Вы посвящаете этому выходные?

Д.Г.: Нет, мы не работаем в выходные. Во всяком случае, очень-очень стараемся этого не делать. Бывает, конечно же, что у клиента очень срочная работа. Мы доверяем клиенту, а он — нам. Если работа действительно срочная, то не только мы сидим в офисе, но и клиент работает.

Д.Б.: Мы работаем не на клиента, а вместе с ним.

Н.П.: Нам действительно интересно, чем занимаются наши клиенты. Сопровождать открытие краудфандингового проекта по запуску биткоин-биржи можно и в выходной день. А вообще, выходные созданы не для работы.

Д.Г.: Хотя я почти каждые выходные работаю, вообще-то.

Б.Д.: Это потому что ты зануда, Дима.

 

— Могут ли кого-то «захантить» представители аграрной компании? И станете ли вы их обслуживать?

Д.Г.: Мы работаем c компаниями-технократами. Если у нас попросят узаконить самострой, то мы откажем. Но если агрофирма захочет купить дроны для разбрасывания навоза или установить GPS на комбайны, мы возьмемся за сопровождение этих проектов.

 

— Какие процессы в юрфирме можно автоматизировать?

Д.Г.: Все. Пока что нам удалось это сделать с проектным менеджментом. Стоимость услуг уменьшается, если хаос хоть немного под контролем. Доступ к профессии становится простым. Кто угодно может «нагуглить» несколько договоров франчайзинга и слепить их в один неплохой договор. Стоимость юридических услуг будет снижаться, как бы ни заблуждались юристы. Потому остается только удешевлять себестоимость услуг за счет автоматизации. Компания, которая первой адаптирует искусственный интеллект к юридическим услугам (уже есть примеры с IBM Watson, но пока это только маркетинг), завоюет рынок и скупит первую десятку юркомпаний.

 

— Сделают ли машины рынок более человечным? Не боитесь ли восстания машин?

Д.Б.: Пока что мы видим решения, которые могут перевернуть рынок и искоренить ненужную дискрецию (например, смарт-контракты). Предполагаю, что судебные курьеры и HR-специалисты станут не нужны, а юристы в будущем будут администраторами IT-системы.

Д.Г.: Юристы в некоторых юридических компаниях как раз по человечности уступают роботам. Восстания таких юристов я боюсь больше, чем восстания роботов.

 

— Не кажется ли вам, что для такой инновационной компании у вас весьма консервативное название?

Д.Б.: Partners в нашем случае обозначает, что каждый может стать партнером. Axon — это часть нейрона, позволяющая передавать информацию. К тому же есть язык программирования с таким названием.

Н.П.: Консервативное, но честное: все наши юристы будут владеть долей в компании, потому формально все партнеры. Не в том смысле, который вкладывают в слово «партнер» классические юридические фирмы, а в смысле «партнеры по бизнесу».

 

(Беседовал Виталий ДУДИН,

«Юридическая практика»)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Акцент

Легальный исход

В фокусе: ХПК

Новости законотворчества

Утвержден порядок отзыва госслужащего из отпуска

Предусматривается введение электронной формы депутатского запроса

В первом чтении одобрен закон, сужающий перечень лицензируемых видов финуслуг

В фокусе: ХПК

Средства в производстве

Государство и юристы

Полицейская академия-2

Доходы из Крыма

Не отвлекаются любя

Браво и процесс

До чего дошел процесс?

Документы и аналитика

Оборотный фон

Книжная полка

Доходный том

Неделя права

Школьная лига

Неделя права

Новости из-за рубежа

Рейтинг неисполнения решений Евросуда

Неделя права

Пятерка на увольнение

Дисциплина судей

Отставка с продолжением

Технологическая эволюция

Новости из зала суда

Судебная практика

Решение о передаче на хранение автомобиля банку — законное

«Карлсберг Украина» отсудил у «Первой частной пивоварни» знак «Нулевка»

Новости юридических фирм

Частная практика

Ника Аваян назначена CEO в МЮФ Integrites

ЮФ Aequo защитила интересы крупного украинского инвестора в налоговом споре

ЮК Pavlenko Legal Group успешно защитила интересы клиента в деле о защите деловой репутации

ЮФ Антика» защитила интересы ООО «АВТ Британия» в налоговом споре

Партнер МЮГ AstapovLawyers Олег Бекетов выступил экспертом в деле «Пинчук против Боголюбова и Коломойского»

Отрасли практики

Банковый бой

Желая площадь

Отставить без рассмотрения

Попасть в цепь

Меры осторожности

Рабочий график

КАЛЕНДАРЬ на неделю

IT-конференция

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Самое важное

Ликвидационный баланс

Решительный перенос

Высшие меры

Лед тронулся!

Судебная практика

Служебное обжалование

Расплата по факту

Судебная практика

Судебные решения

О полномочиях органов финансового контроля

Споры о защите права на получение жилья судьями подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства

Нюансы определения размера судебного сбора

На безосновательно приобретенные или полученные денежные средства начисляются лишь проценты

Другое признание

Тема номера

Доступ к предложению

Помехе час

Частная практика

Запретить замену

Рыночный курс

Переворот со знанием

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: