Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Отставка налогов

Рубрика Акцент
«Для привлечения инвестиций важны не ставки налогов, а то, как эти налоги собираются» — Уполномоченный по вопросам предпринимательства при ГФС Тарас Качка
Тарас КАЧКА: «Вопрос не в том, чтобы удовлетворить больше жалоб или улучшить имидж налоговой, а в том, чтобы действительно поменять характер разговора между бизнесом и ГФС»

Экономическая стабильность и улучшение инвестиционного климата во многом зависят от доверия бизнеса к фискальным органам и наличия конструктивного диалога между ними. Но, как показывает практика, сегодня на Украине наладить такой диалог пока не удается.

По инициативе Государственной фискальной службы Украины при ведомстве создана структура Уполномоченного по вопросам предпринимательства. Это еще один дополнительный инструмент общения по поводу всех предложений, вопросов и жалоб, которые направляются в фискальную службу.

О целях создания новой структуры, основных задачах, перспективах ее деятельности и преимуществах для бизнеса рассказал «ЮП» налоговый омбудсмен Тарас Качка.

 

— Что послужило причиной принятия решения о создании института Уполномоченного по вопросам предпринимательства при Государственной фискальной службе Украины?

— Эта инициатива родилась из понимания ГФС негативного отношения бизнеса к работе службы. У бизнеса негатив накапливался годами и сегодня носит системный характер. Несмотря на все усилия, прилагаемые для налаживания конструктивного диалога на протяжении последних лет, отношения между бизнесом и фискальными органами остаются напряженными.

Это не критика налоговой службы, это реальность. И хотя уже выработались определенные традиции диалога, необходимого перелома в отношениях нет. Поэтому в определенный момент сложилось понимание, что надо усилить этот диалог. Ведь вопрос не в том, чтобы удовлетворить больше жалоб или улучшить имидж налоговой, а в том, чтобы действительно изменить характер разговора между бизнесом.

Основная идея введения института Уполномоченного состоит в максимальной его независимости. Он не является частью госаппарата, он работает на общественных началах и не финансируется службой. Его задача заключается в повышении уровня взаимодоверия между бизнесом и ГФС.

 

— Расскажите о механизме работы Уполномоченного. Какие полномочия предусматриваются, какова структура и штатная численность?

— Структура и механизмы работы пока в процессе разработки. Сегодня это происходит опытным путем, поскольку есть понимание того, что институт не должен стать простой формальностью, нет жестких юридических рамок: и фискальная служба, и бизнес, и я свободны в маневре.

На данный момент мы систематизируем все поступающие вопросы и обговариваем механизм работы. Например, это могут быть как периодические консультации по актуальным темам, так и решение проблемы в индивидуальном порядке, или же, если говорить о системности, возможна работа по внесению изменений в действующее законодательство. Все эти вопросы сегодня открыты, и их обсуждение должно происходить в диалоге с бизнесом.

И конечно, очень важно, чтобы новый институт не воспринимался как ширма. Любая формальная процедура должна быть приемлема для всех участников в аспекте восстановления доверия. Поэтому в ближайшие несколько недель опытным путем в процессе формирования подхода и более четкого механизма, приемлемого для бизнеса, разработаем модель института Уполномоченного и реализуем ее уже осенью.

 

— Есть ли вероятность того, что структура нового института будет подобна Совету бизнес-омбудсмена?

— И да, и нет. Полномочия Совета бизнес-омбудсмена намного шире, и в его деятельности расставлены несколько другие акценты. Альгирдас Шемета и его команда занимаются широким кругом вопросов, но при этом основное направление — борьба с коррупцией. В то же время, когда мы говорим о диалоге с ГФС, по большому счету любую системную проблему можно свести к коррупциогенному фактору. И поэтому среди вопросов, которыми занимается бизнес-омбудсмен, очень много налоговых, причем они связаны с вопросами, поступающими ко мне. Но главное в моей работе — помочь самой службе эффективно реагировать на эти обращения, улучшить работу ГФС в этом направлении.

Уверен, что будет выстроен диалог сотрудничества с Советом бизнес-омбудсмена и другими международными организациями, которые представляют интересы бизнеса, поскольку есть четкое понимание того, что необходимо помочь в поиске решений вопросов, поднимаемых этими организациями.

Надеюсь, мы будем хорошо друг друга дополнять и совместными усилиями решать вопросы, которые бизнес ставит перед властью.

 

— Как будет урегулирована на законодательном уровне ваша деятельность?

— Поскольку моя миссия намного проще, чем миссия бизнес-омбудсмена, вопрос законодательного урегулирования не стоит.

В моем случае речь идет не о том, чтобы найти какие-либо негативные или, наоборот, позитивные факты работы налоговой службы, а о том, чтобы изменить характер диалога. Поэтому тут намного важнее свобода действий и независимость.

Конечно, легче действовать в условиях четкой процедурной определенности. Но, подчеркну, одна из важных составляющих в моей работе — построение традиций диалога.

 

— Ваши функции уже оговаривались?

— Главные функции — установление открытого диалога, обеспечение возможности общения с руководством ГФС, представителями и руководством структурных подразделений, и формирование четкого понимания заинтересованности в поиске путей решения проблем.

 

— Как вы считаете, позволит ли введение института Уполномоченного при ГФС существенно улучшить процедуру административного обжалования и, как следствие, снизить нагрузку на административные суды?

— Правовой сегмент — это один из пунктов в списке системных вопросов, уже поступивших ко мне. Наряду с вопросом об НДС, организации проверок, необходимо рассмотреть и вопрос обжалования.

Вместе с тем отмечу, что административные процедуры, которые существуют у нас, присущи и другим юрисдикциям. Но проблема заключается в том, что всегда возникает вопрос обоснованности решений, принимаемых налоговыми органами, а это уже плоскость толкования и применения права.

Вполне возможно, что в данном случае диалог может быть усилен привлечением представителей административных судов с целью снижения нагрузки на эти суды.

В конце концов, если моя работа будет достаточно успешной, то в условиях хотя бы минимального взаимодоверия между фискальной службой и бизнесом количество исков об обжаловании решений ГФС в судах должно уменьшиться, ведь если бизнес понимает, что решение справедливое, и должностное лицо в свою очередь понимает, что те или иные операции легитимны, станет меньше необоснованных требований, больше доверия и, как результат, меньше жалоб в судах.

 

— Есть ли уже первые обращения от бизнеса? Если да, то с чем они связаны?

— В первую очередь это уголовный блок — обращения относительно уголовных производств, которые бизнес считает необоснованными. Также поступают обращения по поводу возмещения налога на добавленную стоимость, системы электронного администрирования, так называемого «стана 9», есть проблемы, связанные с некоторыми разъяснениями и толкованием норм, с переплатой налога на прибыль. То есть по большому счету — классический набор.

 

— Функционируют ли подобные институты в мировой практике?

— Во многих юрисдикциях аналогичные институты существуют, но с другими названиями, например, посредник или квазисудья. В Австралии такой уполномоченный называется генеральным инспектором, а в некоторых странах — налоговым омбудсменом. Это достаточно популярный и распространенный институт, и его задачи во многом совпадают с целевыми задачами, возложенными на Уполномоченного при ГФС Украины.

Идея создания такого института в нашей стране мне понравилась изначально. Я прекрасно понимаю, что это очень важный фронт работы в реформировании государства. Кроме того, для бизнеса очень важно, чтобы деятельность фискальной службы была максимально эффективной и открытой, ведь для привлечения инвестиций важны не ставки налогов, а то, как эти налоги собираются. Вопрос соблюдения права тоже очень значимый.

Это все — многочисленные системные проблемы, и существенную помощь в их решении могут оказать подобные институты.

Любой современной контролирующей службе, в данном контексте фискальным органам, важно не то, чтобы быть приятными в общении, а то, чтобы их работа была максимально эффективной, чтобы они могли своевременно реагировать на настроения налогоплательщиков. Ведь даже идеальная налоговая служба может в какой-то момент утратить понимание того, что именно беспокоит плательщиков налогов.

Отмечу, что подобные институции становятся все более популярными для улучшения работы власти и улучшения инвестиционного климата в целом.

 

— Чего ожидать бизнесу от внедрения института Уполномоченного по вопросам предпринимательства при ГФС Украины?

— Налоги — это, наверное, одна из наиболее структурированных отраслей права. И, принимая во внимание активное обсуждение вопросов налоговой реформы, дискуссия, касающаяся каких-либо индивидуальных жалоб, будет рассматриваться лишь в контексте налоговой реформы.

Поэтому, если мы рассчитываем, чтобы, например, с 1 января 2016 года действовал новый кодекс либо были внесены существенные изменения в него, следует отталкиваться от реализации идей бизнеса. Конечно, что-то удастся внедрить сразу, а что-то не удастся вовсе, но будет четкое понимание требований, предъявляемых бизнесом.

Поэтому, наверно, первая «психологическая» дата — это все же 1 января следующего года.

 

(Беседовала Светлана ТАРАСОВА, «Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

VOX POPULI

Государство и юристы

Обязать к присутствию

Акцент

Отставка налогов

В фокусе: ВСЮ

ВСЮ с началом

Государство и юристы

Доказательная фаза

Изменения на юрлицо

Государство и юристы

Новости законотворчества

Утвержден Порядок выплаты денежной помощи призванным на срочную военную службу

Предлагается ввести полную материальную ответственность для владельцев банков

Изменяется порядок отбывания наказаний, не связанных с лишением свободы

Государство и юристы

Несущая инструкция

Документы и аналитика

Потребительское подведение

Практическое примирение

Льготные сословия

Неделя права

Суд да деньги

Помощь в цифрах

Оценочный подход

Прокурорские сферы

Неделя права

Новости из-за рубежа

Футболист отсудил у клуба компенсацию за приостановление контракта по причине его болезни

Новости из зала суда

Судебная практика

ВАСУ не признал противоправным бездействие Президента относительно невведения военного положения

Суд обязал правительство привести в соответствие с законодательством размер оклада работников аппарата суда

Новости юридических фирм

Частная практика

Baker & McKenzie — советник ЕБРР относительно реформы корпоративного управления «Нафтогаза»

Юристы МПЦ EUCON отстояли интересы ЧАО «ЛИНИК»

ЮК FCLEX защитила интересы банка «Финансы и Кредит» в споре с МАУ

Отрасли практики

Информационная защита

В рамках отличия

Принципиальный сбор

Рабочий график

Дисциплинарная практика

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Самое важное

Примерный показ

Трансфертное ценообразование

Общественная дисциплина

Глобальное представительство

Судебная практика

Рабочий клад

Судебная практика

Судебные решения

Нюансы признания имущества общей совместной собственностью

Судебная практика

Поймай меня, если сможешь

Судебная практика

Судебные решения

Суды полномочны на осуществление проверки и предоставление юридической оценки решению профсоюзного комитета

Судебная практика

ПДД по-новому

ВСУ устранил коллизию

Банковский перевод

Тема номера

Двойное «но»

Фон гарантирования

Банковский клад

Частная практика

Благотворительный фронт

Должностной расклад

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: