Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Отлаженный спрос

«В Украине искусственно создана огромная потребность в адвокатах»
заявляет Олег Малиневский, партнер EQUITY

Олег Малиневский

Родился в 1982 году в c. Красиловка Броварского района Киевской области. В 2006 году окончил юридический факультет Киевского национального университета им. Тараса Шевченко. В 2004—2007 годах работал в юридической фирме «Шевченко Дидковский и Партнеры». С 2007 года — старший юрист ЮК «Финансы и Кредит Лекс». С 2013 года — партнер ЮК FCLEX (после ребрендинга в 2017 году — EQUITY). Специализация: судебная практика, банкротство и реструктуризация, работа с проблемными активами, банковское и финансовое право. Член Дисциплинарной палаты КДКА Киевской области, IBA, АЮУ. Глава Комитета по судебной практике Ассоциации адвокатов Украины. Входит в число ведущих судебных юристов Украины и ведущих практиков в сфере банкротства по версии Ukrainian Law Firms: A Handbook for Foreign Clients 2018. Рекомендован Who’s Who Legal, Chambers Europe и Best Lawyers.

 

— Какое влияние на рынок юридических услуг оказало введение исключительного права адвокатов на судебное представительство?

— Произошла большая интервенция адвокатуры на рынок юридических услуг для бизнеса. Какое-то время эти сегменты рынка сосуществовали параллельно: речь идет об «уголовных» адвокатах, которые больше отождествлялись с классической адвокатурой, и юристах, специализирующихся в основном на прозападных транcакционных практиках. Сейчас же произошло существенное сближение практик: практически любая сделка или кредит может стать предметом судебного разбирательства, не исключено, что и с уголовным элементом. Поэтому многие компании с сильными корпоративными практиками вынуждены развивать dispute resolution, изучать, что такое адвокатура, как с ней работать и как сосуществовать.

С введением исключительного права адвокатов на судебное представительство, так называемой адвокатской монополии, искусственно создана огромная потребность в адвокатах. Это в свою очередь создало сложности с допуском к профессии. Причем я бы не сказал, что так уж сложно сдать адвокатский экзамен. Проблема в другом — попасть на экзамен. В некоторых областях очереди расписаны уже больше чем на год.

Возможно, понимая наши реалии, государство должно пойти навстречу бизнесу и обеспечить доступ в адвокатуру по принципу «единого окна», включая стажировку и сдачу экзамена, что актуально для высококлассных юрисконсультов, имеющих внушительный опыт судебного представительства, но в силу различных обстоятельств не получивших статус адвоката. Наверное, это соответствовало бы тому пути, по которому в Украине развивается профессия судебного юриста.

 

— Готовы ли адвокаты, точнее — юрфирмы, к возросшим объемам работы?

— Вопрос комплексный, и нельзя однозначно говорить о каком-то одностороннем влиянии и линейной зависимости. Произошло существенное увеличение спроса на услуги адвокатов, но нельзя сказать, что этот спрос квалифицированный, он носит скорее технический характер. Если мы говорим о топ-сегменте рынка, действительно, сложных кейсов больше не стало, и структура рынка существенно не поменяется. Работы добавилось в среднем и нижнем сегментах. Возможно, часть этой работы достанется крупным юрфирмам, но лишь в рамках сохранения лояльности к существующим клиентам и решения их технических судебных вопросов. В разрезе кадровой ситуации это влечет за собой определенное увеличение спроса на адвокатов, но в течение года-двух ситуация выровняется.

Возможна даже обратная ситуация — переизбыток адвокатов. Не будем забывать, что параллельно запущены процессы, влияющие на количество судебных дел. К слову, уменьшение количества судебных разбирательств — это мировой тренд. Развитие альтернативных способов разрешения споров, удорожание процесса, унификация судебной практики в долгосрочной перспективе будут способствовать уменьшению количества обращений в суды.

 

— Изменилась ли гонорарная политика на рынке?

— На этом временном промежутке наблюдается тенденция увеличения размеров гонораров адвокатов. С увеличением спроса повысилась и стоимость предложения — это законы рынка. Но повторюсь, мы не знаем, что будет через два-три года, когда ажиотаж утихнет и появятся результаты судебной реформы в виде уменьшения нагрузки на суды.

— А что происходит с гонораром успеха ввиду позиции Верховного Суда (ВС)?

— Позволю себе не согласиться с позицией ВС, поставившего под сомнение законность начисления гонорара успеха. Ведь прямого запрета в законе нет, при этом мы должны исходить из наших рыночных реалий. Есть достаточно примеров, где без гонорара успеха проект не может быть реализован. Классический пример — сотрудничество с Фондом гарантирования вкладов физлиц. По большому счету неприменение гонорара успеха создает препятствия в доступе к правосудию в случае, если у клиента нет средств для финансирования судебных издержек. Именно гонорар успеха — это возможность получить качественную, максимально эффективную правовую помощь. Это должна быть легитимная опция, которую вправе выбрать клиент по согласованию с адвокатом.

 

— Насколько существующие правила адвокатской этики адаптированы к юррынку?

— Вопросы профессиональной этики можно рассматривать с двух сторон: нормативной и практической. Нормативно у нас все урегулировано достаточно хорошо. Правила адвокатской этики дают ответы на многие вопросы, которые могут возникнуть в отношениях адвоката с клиентами, третьими лицами, госорганами. В последней редакции Правил уже даже урегулировано поведение адвоката в соцсетях.

Вопрос практической составляющей: рынок достаточно турбулентный, ведется активная борьба за клиентов, не всегда цивилизованно. И не всегда существующие инструменты дисциплинарной ответственности адвокатов позволяют эффективно реагировать на нарушения. Более того, адвокаты не спешат выносить сор из избы, существует определенная цеховая солидарность и тенденция улаживать конфликты, не предавая их огласке.

Несмотря на всю социальную значимость адвокатуры, для многих она прежде всего является бизнесом. И, к сожалению, правила, по которым живут бизнес, клиенты, часто применимы и к юридическим фирмам.

 

— Можно ли назвать новое процессуальное законодательство проадвокатским?

— Поскольку в новых кодексах имплементирована конституционная норма об исключительном праве на судебное представительство, то в этой части они безусловно могут считаться абсолютно проадвокатскими. С другой стороны, права и гарантии адвокатской деятельности не претерпели существенных изменений. О революции в этом вопросе говорить не приходится. Появились также определенные «подводные камни». Например, доступ адвоката к процессу — несмотря на четкий перечень документов, которые должен предоставить адвокат, некоторые судьи в этом вопросе проявляют изощренность, достойную лучшего применения. Это формализм, противоречащий целям введения адвокатской монополии: не только обеспечение предоставления качественной правовой помощи, но и возложение обязанности доказывания некоторых формальных моментов на институт адвокатуры.

С другой стороны, у адвокатов не осталось возможностей манипулировать своим процессуальным статусом, адвокат уже не может выступать в качестве «представителя по доверенности». Соответственно, любое процессуальное действие адвоката находится под контролем дисциплинарных органов.

В целом во введении монополии я вижу проадвокатский посыл, но нельзя сказать, что эти изменения проадвокатские. Впрочем, как представляется, и цели такой не было.

 

— В профессиональном сообществе активно дискутируются инициативы, касающиеся изменения профильного закона об адвокатуре и адвокатской деятельности. Какова ваша позиция?

— По своему определению реформа должна нести фундаментально новое, а не ограничиваться решением каких-то частных проблем в адвокатуре.

По моему мнению, первым этапом реформы адвокатуры было самоуправление, которые мы уже получили, вторым — монополия, ее мы тоже получили. Третьим этапом могло бы стать получение качественно нового статуса адвоката в уголовном процессе, определенных процессуальных инструментов, пусть не уравнивающих адвокатов со стороной обвинения, но расширяющих их возможности в защите интересов клиентов. Но это возможно в рамках реформы уголовного процесса.

Очень похоже, что предлагаемое сейчас под лозунгом реформы адвокатуры авторам соответствующей законодательной инициативы в большей степени необходимо для формального завершения судебной реформы и досрочной перезагрузки всех органов адвокатского само­управления. Большинство из позитивных и необходимых адвокатам новшеств, стоящих в авангарде пиар-кампании законопроекта, могут быть реализованы путем внесения точечных изменений в существующий закон и Правила адвокатской этики без угрозы эскалации очередного противостояния внутри адвокатского сообщества.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

50 ведущих юридических фирм Украины 2018

КРУПНЕЙШИЕ ПУБЛИЧНЫЕ СУДЕБНЫЕ И АРБИТРАЖНЫЕ ДЕЛА

Толковый баланс

Роль земли

Рейдерский охват

Призовой фон

Грань-при

Взыскать возможно

Альтернативная музыка

Показательная практика

Энергетическая кампания

Игра за интерес

Здоровое будущее

Экспертное злоключение

Законы турбулентности

Финансовые инновации

Банкопат

Агронавты

Финансовые трансформации

Стоп-менеджмент

Расстроенный инструмент

Под слиянием событий

От общества к частному

Торг платежом красен

Не суд важно

КРУПНЕЙШИЕ ПУБЛИЧНЫЕ СДЕЛКИ

Успешный GR-ход

РЕЙТИНГ ПРИЗНАНИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ФИРМ

Порыв в будущее

Порт-прогноз

Южный ветер

Западо-восторг

Вселяет умеренность

Конкурентное преимущество

Произвести эффект

Качество — в жизни

Плановая готовность

Френд-лепта

Реформенный штиль

Розыск активен

Отбросить маски

Неспокойная остановка

Вне подозрения

Ход арестом

Сильнее мира сего

Свидание счетов

Все на арбитраж!

Спорный образ

Инвестиционное продолжение

Корпоративная тактика

Спектральный анализ

Отлаженный спрос

Кадровый рывок

Адаптационный фон

Индустриальный поворот

Составить реноме

Активный образ в жизни

Формула к успеху

Экспертный совет

Акцент

Свободу попугаем

Государство и юристы

КСЕС обнародовал заключение по вопросам коррупции среди судей

Предложено два альтернативных названия для Днепропетровской области

Вступили в силу новые законодательные правила для авто с еврономерами

Час КИК

Сбой с тенью

В Украине планируют создать Государственную природоохранную службу

Конспект

Держать марку

Отрасли практики

Ветер перемен

Подобрать размер

Брак в договоре

Верховный Суд разъяснил, когда нельзя составлять европротокол

ВС занял сторону судьи в отставке в споре с пенсионным органом

Кадастровый номер

Рабочий график

Карта событий

Репортаж

Проверка на порочность

Теле-must

Самое важное

Цифровой сигнал

Войти в положение

Плановое суждение

Судебная практика

Поменяться в физлице

Акцептировать внимание

Вероятность общественных беспорядков не может быть основанием для запрета мирных собраний

Плыть против стечения

Применение силы к участникам мирных акций протестов считается пыткой в контексте статьи 3 Конвенции

Тема номера

Переходное поражение

Спорный комплект

Статус квот

Обновление программы

Миссия выполнима

Право на оценку

Промерить на практике

Ордер отечества

Частная практика

Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan LLP и Asters защитили интересы АО «Ощадбанк» в инвестиционном споре

ЮФ «АНК» отстояла в Верховном Суде арест судна

Партнер-основатель АО Arzinger Сергей Шкляр вернулся в команду

EY выступила советником Rozetka в ходе объединения с группой компаний EVO

Юристы АО «Коннов и Созановский» представили интересы клиента в деле о защите чести, достоинства и деловой репутации

МЮФ Baker McKenzie сопровождала трансакцию по продаже бизнеса «Инвитро» по лабораторной диагностике в Украине

Доверительный фон

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: