Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Отдавать себе отсчет

Рубрика Акцент
Процесс комплексного изменения законодательства не может быть быстрым, но ждать еще 20 лет мы тоже не можем, говорит Елена Орлюк, директор НИИ ИС НАПрНУ
Елена ОРЛЮК: «В вопросе развития ІР-сферы МОН Украины и профильный парламентский комитет смотрят в одном направлении»

В коридорах Научно­исследовательского института интеллектуальной собственности (НИИ ИС) в полдень пятницы тихо. «Да, в пятницу тут спокойно», — говорит сотрудница института им. Патона, согласившаяся провести нас замысловатыми коридорами к месту встречи с директором. Елена Орлюк уже ждет возле лифта, проводит в свой кабинет. Она сдержанно принимает поздравления по случаю 15­летия деятельности НИИ ИС Национальной академии правовых наук Украины. Мы начинаем интервью.

 

— Елена Павловна, Научно­исследовательскому институту интеллектуальной собственности Национальной академии правовых наук Украины исполнилось 15 лет. Какие главные научные достижения в «интеллектуальной» сфере вы бы выделили?

— Если говорить о достижениях именно науки «Интеллектуальная собственность», то можно сказать, что мы начали формировать национальную школу права интеллектуальной собственности. Успехи можно отметить не только словами, но и сухими цифрами. Сегодня результаты научной работы Научно­исследовательского института интеллектуальной собственности — это более 50 монографий, порядка 20 учебников, свыше 20 комментариев и методических рекомендаций, более 300 проектов нормативно­правовых актов (разрабатываемых институтом или в рамках которых институт занимался экспертизой, привлекался к разработке).

В стенах нашего института пишут кандидатские и докторские диссертации. Я уверена, что через несколько лет будет сформирована плеяда докторов наук по направлению «Право интеллектуальной собственности» по абсолютно разной тематике. К слову, по хозяйственному праву и процессу у нас в последние пять лет защищены две докторские диссертации: и.о. заведующей кафедрой гражданского права и процесса Донецкого национального университета (г. Винница) Ириной Коваль и начальником отдела организации защиты прав и рассмотрения возражений граждан ГП «Украинский институт интеллектуальной собственности» Николаем Потоцким. Оба они — наши многолетние партнеры и коллеги.

Сегодня мы уже можем говорить о праве интеллектуальной собственности как о сложившемся феномене (а не просто как об институте гражданского права). Право интеллектуальной собственности теперь воспринимается как комплексная правовая отрасль, включающая знания по истории, теории права, гражданские, хозяйственные, уголовные, административные, финансовые, налоговые, таможенные и многие другие правовые аспекты.

За 15 лет мы фактически создали научную площадку, собирающую сторонников данного направления. За эти годы наладили плотное сотрудничество со всеми научными и образовательными центрами Украины и многими европейскими (польскими, словацкими, немецкими) учреждениями, специализирующимися в этой сфере.

 

— В то же время не считаете ли вы (или это только мне кажется), что количество магистерских программ по интеллектуальной собственности в высших учебных заведениях уменьшается?

— А вот тут впору говорить о поражениях. Наука наукой, а вот в сфере образования далеко не все так хорошо. Я на протяжении десяти лет ездила по Украине, поддерживала открытие образовательных магистерских программ в вузах Тернополя, Черкасс, Одессы, Харькова, Днепропетровска, Сум, несколько программ открылось в киевских вузах. По статистике 2012 года магистерская программа «Интеллектуальная собственность» реализовывалась примерно в 20 высших учебных заведениях. Затем начались движения противоположного характера. В частности, письмом Министерства образования и науки (МОН) Украины был отменен обязательный для преподавания курс в вузах «Интеллектуальная собственность». В результате в большинстве вузов этот курс отменили либо преподают в объеме трех­четырех лекций.

Что касается магистерских программ, то они остались в некоторых вузах в качестве дисциплины «Право интеллектуальной собственности» для юристов, иногда в качестве отдельного курса «Интеллектуальная собственность» для других специальностей. А если говорить о специфических категориях (специальном образовании) — с этим сейчас определенные проблемы переформатирования. Поскольку после образовательной реформы специфические категории в образовании ликвидированы, к примеру, в нашей сфере они переведены в рамки сферы права (либо менеджмента).

К сожалению, даже в Киеве магистерские программы остались всего в нескольких вузах. В частности, в Киевском политехническом институте, в Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко. В последнем, к слову, три магистратуры: для юристов — «Право интеллектуальной собственности», для лиц не с юридическим образованием — «Интеллектуальная собственность» (при дальнейшем получении диплома по праву, но с требованием успешной сдачи вступительного теста по праву), и магистратура, аккредитованная совместно с прибалтийским университетом — Mykolas Romeris University (с двойным дипломом Украины и ЕС, программа на английском языке). То есть те вузы, которые поняли идею реформирования, получили возможность сохранить программу «Интеллектуальная собственность». Магистерская программа в Институте интеллектуальной собственности НУ «ОЮА» сейчас в процессе лицензирования (поскольку институт лишили статуса юридического лица). Фактически сейчас в нашем государстве выпускается меньше 100 специалистов в IP­сфере в год, что совершенно не отражает реальных потребностей государства, поскольку это не только юристы.

 

— Исходя из намеченных Президентом Украины курсов, разработанных стратегий развития государства, не кажется ли вам такая ситуация несколько абсурдной?

— Кажется. Не так давно состоялись комитетские слушания на тему «Законодательное обеспечение развития национальной инновационной системы», в рекомендациях которых мы в очередной раз указали на обязательное возобновление курса «Интеллектуальная собственность», на необходимость поддержки магистерских программ по интеллектуальной собственности.

 

— Разве эти механизмы — рекомендации комитетских, парламентских слушаний — действенные? Ведь дисбаланс в отношениях законодательной, исполнительной власти и бизнеса (если рассматривать его как один из двигателей реформ) очевиден…

— Для тех решений, которые нужны нам в сфере образования, достаточно компетенции МОН Украины. Сегодня между МОН Украины и Комитетом Верховного Совета Украины по вопросам науки и образования есть консенсус — в вопросе развития ІР­сферы они смотрят в одном направлении, поэтому рекомендации комитетских слушаний принимались как согласование мнений и позиций, а не как компромисс.

Что касается законодательства, то на процесс принятия законопроектов влияют непосредственно депутаты, а тут включаются совсем иные уровни лоббирования.

Что же касается бизнеса, то это вообще отдельная тема. Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ) Украины активно пытается создать площадку для науки и бизнеса. Но это сложный процесс. Возьмем, к примеру, недавние комитетские слушания. Бизнес там не присутствовал. В зале собрались только представители науки и несколько представителей государственной власти. Поговорили между собой. Я всегда обращаю внимание на необходимость открытия площадок для бизнеса — чтобы он слышал о достижениях национальной науки, о реальных разработках, которые влияют на инновационный прорыв.

Я отдаю себе отчет, что ныне наука не интересна ни политикуму, ни бизнесу. Но бизнес мы обвинять не можем, поскольку ему нужно выжить, он только­только выходит из кризиса, из коллапса, в котором оказался. Однако это не должно означать полного исключения политикума из процесса.

 

— Что, по вашему мнению, мешает законодателю взяться за усовершенствование правового регулирования сферы интеллектуальной собственности?

— Я не стану комментировать, как у нас обстояли дела в предыдущие годы, ведь тогда многие разработанные инициативы не проходили даже правительственный бюрократический круг. Скажу о нынешнем реформировании. Мы стоим на рубеже, когда законодательство в сфере авторского права и смежных прав, в сфере промышленной собственности нужно пересмотреть и подвести его под новейшие требования и обязательства, прописанные в Соглашении об ассоциации между Украиной и ЕС. Также нужно учесть проблемы, существующие сегодня: связанные с работой Апелляционной палаты ГСИС Украины, возможностью административного обжалования охранных документов, уменьшением нагрузки на судебную систему. По большому счету в конечном итоге нам нужно будет внедрять альтернативные способы разрешения споров, для того чтобы споры не сводились исключительно в судебную плоскость. Сейчас эксперты МЭРТ Украины работают над комплексным изменением законодательства в сфере промышленной собственности. Частично в рамках изменения этого законодательства работа проводится и в ГСИС Украины.

В то же время не стоит забывать, что вместе с законодательными реформами мы находимся на стадии реформирования сферы правовой охраны. Признаюсь, я не знаю, к чему это реформирование приведет. Есть два варианта развития ІР­реформы. Первый — создание Национального органа интеллектуальной собственности (НОИС) под эгидой МЭРТ на площадке ГП «Украинский институт интеллектуальной собственности» (Укрпатент). Второй — Государственная служба интеллектуальной собственности под эгидой Кабинета Министров Украины (КМУ).

Если Верховный Совет Украины сможет в 2017­м принять законодательные изменения (профильные законы в новых редакциях или с существенными изменениями), это будет очень хорошо. Нужно отдавать себе отчет, что процесс комплексного изменения законодательства не может быть быстрым, так как нуждается в профессиональном подходе. Но мы тоже не можем ждать еще 20 лет… Не зря европейцы назвали работу нашего парламента «законодательным мусорником». Точечные изменения через непрофильные законы, чем славится здание под куполом, неприемлемы. Также следует делать скидку на лоббизм и конфликт интересов и в сфере коллективного управления правами, и в сфере борьбы с интернет­пиратством.

 

— Хватит ли политической воли нынешнего состава парламента для внесения изменений в законодательство и их принятия?

— На уровне прохождения профильных парламентских комитетов, по моим очень оптимистическим прогнозам, хватит. На уровне всего Верховного Совета Украины — комментировать сложно. Сейчас вообще делать какие­либо политические прогнозы чревато последствиями. Но если законопроекты поддержит коалиция, тогда, возможно, изменения будут приняты.

Приятно, что интеллектуальная собственность начала восприниматься высшими чиновниками государства как флагман, а защита права интеллектуальной собственности считается одним из векторов национальной безопасности. О важности интеллектуальной собственности говорит и первый вице­премьер­министр Украины, говорят и в Администрации Президента Украины. Вот в качестве подарка мы получили Высший специализированный суд по вопросам интеллектуальной собственности. Мы так долго к этому шли, что его появление стало большой неожиданностью. Но вернемся к политической воле. Откровенно говоря, я не знаю, будет ли она, но уверяю вас: мы приложим максимум усилий, чтобы эти законодательные инициативы были реализованы, ведь отступать нам некуда. Может, народных избранников несколько дисциплинируют международные обязательства…

 

— Создание Высшего специализированного суда по вопросам интеллектуальной собственности — однозначно позитивный шаг судебной реформы?

— Да. Правда, мы не ожидали, что это совпадет с ликвидацией других высших специализированных судов, по моему мнению, это какая­то логическая неувязка. Но в целом создание специализированного суда по вопросам интеллектуальной собственности — однозначно позитив.

 

— Какие риски стоит учесть законодателю при определении организационных моментов работы IP­суда?

— Думаю, сейчас никто не возьмется утверждать, как IP­суд будет выглядеть: какие дела рассматривать, каким будет его количественный состав, какая специализированная палата в Верховном Суде Украины будет пересматривать дела ІР­суда и т.д. Нужно помнить, что еще до принятия новой редакции Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» был подготовлен правительственный проект об усовершенствовании правовой охраны интеллектуальной (промышленной) собственности, предусматривающий передачу всех споров на рассмотрение хозяйственным судам, в том числе и споров об имущественных правах интеллектуальной собственности физического лица. Соответствующие изменения предусматривались и в рамках судебной реформы касаемо изменений в процессуальные кодексы.

На мой взгляд, в специализированный IP­суд нужно было включать экспертов с техническим образованием. Судьи, рассматривающие патентные споры, не могут владеть техническими нюансами, что влечет за собой необходимость назначения судебной экспертизы. То есть создание специализированного суда не нивелирует потребность назначения судебных экспертиз, поскольку необходимыми будут специальные знания.

По моему мнению, патентные споры должны рассматриваться с привлечением специалистов, владеющих специальными знаниями, а не судебных экспертов как таковых. Вообще в нашем государстве нужно изменять политику проведения экспертиз, разграничивать понятия «экспертная деятельность» и «судебно­экспертная деятельность». Я бы сказала, что заключения, которые делаются экспертами по патентным делам, имеют больше прав называться научно­техническими экспертизами, а не судебными.

Но отсутствие судей с техническим образованием — это в целом не минус на фоне создания суда. Это то, на что мы будем в дальнейшем направлять свои усилия.

Мне попадались на глаза комментарии юристов, не специализирующихся в ІР­сфере, о том, что им специализированный суд не нужен. Я с этим не согласна. Если мы говорим об эффективном, быстром правосудии, скажем, в сфере промышленной собственности (где в первую очередь превалирует коммерческий интерес), то это точно не нынешнее правосудие. Когда дело проходит три инстанции, а потом возвращается на пересмотр, когда как минимум на двух судебных уровнях проводится экспертиза, когда победы в споре можно добиться через три­четыре года, простите за тавтологию, разве это победа? Об исполнении позитивного для стороны решения я вообще молчу.

 

— Как быть с доступом к правосудию, если IP­суд будет располагаться в Киеве?

— Это нормально. Если я хочу, чтобы мое дело слушал профессиональный суд, а не суд, который специализируется в основном на разводах и разделе имущества — я предпочту приехать в Киев. Для меня расположение суда — не то препятствие, которое будет определяющим.

 

— Кстати, адвокаты, специализирующиеся в сфере интеллектуальной собственности, не особо спешат в IP­суд…

— Я их прекрасно понимаю. Есть ошибочное заблуждение, что и наука массово пойдет во вновь созданный суд. Те, с кем пообщалась я, не хотят идти работать в Высший специализированный суд по вопросам интеллектуальной собственности. Мы понимаем сложность этой работы. Кроме знания материального законодательства кандидат должен в совершенстве владеть процессом. Тем не менее у нас есть, из кого формировать ІР­суд, у нас есть судейский корпус, имеющий специальные знания в сфере интеллектуальной собственности. Адвокаты, патентные поверенные также пойдут, но мнение, что наука и адвокаты активно насытят судебную систему, преждевременное.

— Вернемся к реформированию IP­сферы. Вы упомянули, что есть два возможных варианта развития…

— Варианта два, но не нужно забывать, что КМУ уже утвердил концепцию реформирования системы, то есть один из вариантов, предусматривающий создание НОИС. Мы поддерживаем этот вариант на данном этапе, рассматривая его как переходный. Ведь мы говорим о необходимости коммерциализации интеллектуальной собственности, о необходимости поиска связи между инновациями, наукой и бизнесом. Сейчас лучше МЭРТ этого никто не сделает. В перспективе, лет через пять, я бы выводила НОИС на национальное агентство под эгидой правительства, но только в том случае, если туда сводить все объекты. Быстро создать новый орган под КМУ, который сразу начнет заниматься всем и при этом эффективно работать, нереально.

 

— Вы верите в довольно оптимистические дедлайны, которые ставит перед собой МЭРТ? К примеру, там прогнозируют, что НОИС заработает к концу 2016­го.

— Это можно сделать в такие сроки. Фактически НОИС будет создано на базе Укрпатента, который никуда не денется. Уложится ли МЭРТ в свои же дедлайны? Посмотрим. В министерстве понимают, что никто ныне ничего Укрпатенту не сделает, иначе рухнет вся национальная система охраны. Кроме того, у нас есть международные обязательства, которые мы должны исполнять.

 

— Как вы думаете, международная общественность не воспримет негативно ликвидацию центрального органа исполнительной власти, реализующего государственную политику в сфере интеллектуальной собственности, — Государственной службы интеллектуальной собственности?

— В моем понимании международную общественность интересует надлежащая охрана и тем более надлежащая защита прав интеллектуальной собственности: чтобы нарушения прекращались, чтобы выплачивались роялти, чтобы прекратилась работа пиратских сайтов, чтобы контрафакт перестал быть нормой… Если мы пытаемся сделать страну привлекательной для международных инвестиций, то обязаны обеспечить должный уровень защиты. Никто не ожидает, что изменения эффективно заработают в течение полугода, но мир должен видеть, что мы делаем определенные шаги.

 

— Бытует мнение, что корень зла проблем в сфере интеллектуальной собственности таится в слишком низком уровне интеллектуально­правовой культуры. Может ли развитие науки и образования стать панацеей от этой «болезни»?

— Безусловно. Впрочем, это основное задание и науки, и образования — путем разных научных и образовательных мероприятий, программ, работы со СМИ развернуть уровень культуры населения на 180 градусов — в направлении, соответствующем представлению цивилизованного мира. Мы рассматриваем это как миссию нашего института. Сейчас мы работаем над программой национальной политики в сфере интеллектуальной собственности. Прилагаем усилия к внедрению на Украине политики, направленной на развитие креативной экономики, творчества, изобретательства. Образовательные программы должны популяризоваться в прессе, ретранслироваться на телевидении и радио. СМИ должны говорить о достижениях науки, ведь они у нас есть, вопрос только в продвижении (promotion) и популяризации.

С вашим поколением намного легче работать. Вас уже не нужно переубеждать, что права интеллектуальной собственности также нуждаются в уважении. В развитых странах мира, в странах, сделавших экономические прорывы, государственные «интеллектуальные» политики реализовались лет 20–30. В нашем государстве эта политика также имеет свой временной лаг. Нужно работать, не ожидая молниеносных результатов, но видя перед собой конечную цель. И мы ее видим.

 

(Беседовала Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ,

«Юридическая практика»)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

Акцент

Отдавать себе отсчет

Встречный риск

Государство и юристы

Заведомо сложный вызов

Золотая ОРДа

Код работы

Спаси и охрани

Документы и аналитика

ВТО, если не мы

Получить определение

Такой непостоянный суд

Повысить обжалование

Новости юридических фирм

Частная практика

Специалисты Interlegal сопровождали признание и исполнение решения МКАС при ТПП Украины в Турции

МЮФ DLA Piper консультирует по вопросам создания фонда энергоэффективности на Украине

Sayenko Kharenko — юридический советник одной из крупнейших международных сетей продуктовых гипермаркетов

Отрасли практики

Продуктовый напор

Позиция нравов

Жить дружинно

Репортаж

Фон помощи

Одесский говор

Самое важное

Власть имущих

Время ВСПять

Судебная практика

Поверительные отношения

Судебная практика

Судебные решения

Прекращение договора не всегда свидетельствует о прекращении начисления инфляционных потерь и 3 % годовых

Судебная практика

Гарантированное право

Судебная практика

Судебные решения

О защите права на выплату стипендии до окончания учебы

Судебная практика

Выезд ограничен

Определенная юрисдикция

Предел границ

Тема номера

Продвинуть тренд

Выжать срок

Демонстративное проведение

Приватности судьбы

Частная практика

Знак различия

Испытательный прок

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: