Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №27 (393) » Основания для лишения права пользования жилым помещением

Основания для лишения права пользования жилым помещением

Лица, в отношении которых не доказан факт отсутствия в спорной квартире свыше срока, предусмотренного статьей 71 ЖК Украины, без уважительных причин, не могут быть лишены права пользования таким жилым помещением

7 апреля 2004 года Днепровский районный суд г. Киева, рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Киеве гражданское дело по иску гражданки К., гражданина Ф. к гражданке И., в интересах несовершеннолетней дочери Е. о признании утратившими право пользования жилой площадью и по встречному иску гражданки И., в интересах несовершеннолетней дочери Е. к гражданке К., гражданину Ф., 3-и лица: Днепровская районная государственная администрация г. Киева — орган приватизации государственного жилищного фонда Днепровского района г. Киева, опекунский совет Днепровской районной государственной администрации в г. Киеве, о вселении и признании приватизации недействительной, установил следующее.

Истцы К. и Ф. обратились в суд с иском о признании гражданки И. и ее несовершеннолетней дочери Е. утратившими право пользования жилым помещением — квартирой № ** дома № **-а по бул. Верховного Совета в г. Киеве, ссылаясь на то, что ответчица и ее несовершеннолетняя дочь в сентябре 2001 года оставили спорную квартиру, гражданка И. забрала свои вещи и вещи своей несовершеннолетней дочери и с тех пор до этого времени в квартире не проживают без уважительных причин, спорным жильем гражданка И. не интересуется, не несет расходов по его содержанию, а потому на основании статьи 71 ЖК Украины просят признать ответчицу и ее несовершеннолетнюю дочь Е. утратившими право пользования жилым помещением в спорной квартире.

Истцы в судебном заседании поддержали свои исковые требования в полном объеме и пояснили суду, что после расторжения брака гражданином Ф. и гражданкой И. 14 ноября 1989 года, гражданка И. проживала на спорной жилой площади до сентября 2001 года, а потом, после отъезда в сентябре 2001 года из спорной квартиры гражданка И. в ней не проживала, но в квартире бывала, поскольку приблизительно один раз в месяц приходила в квартиру и забирала сообщения о денежных переводах (алименты), направляемые ей истцом Ф. С сентября 2001 года гражданка И. не оплачивает квартирную плату и коммунальные услуги, никаких препятствий в пользовании спорной квартирой ответчице и ее дочери они не совершали. В удовлетворении встречного иска о вселении и признании приватизации недействительной возражают, считая его ­безосновательным.

Ответчица и ее представитель против иска возражали, обратились в суд со встречным иском о вселении и признании приватизации квартиры № ** дома **-а по бул. Верховного Совета в г. Киеве недействительной, ссылаясь на то, что гражданка И. вместе со своей дочерью не живет в спорной квартире вынужденно, в связи с тем, что во время совместного проживания в квартире с семьей гражданки К. возникали бытовые неудобства и ссоры, что препятствовало ей проживать в квартире. Это было вызвано тем, что одна комната их двухкомнатной квартиры проходная, а в квартире проживало две семьи в количестве 5 человек. Во время проживания в квартире она платила коммунальные услуги и передавала гражданке К. часть денег для уплаты квартплаты. После сентября 2001 года она все время интересовалась квартирой, передавала деньги гражданке К. для уплаты квартплаты. На протяжении 2001—2003 годов она и ее несовершеннолетняя дочь постоянно приходили в квартиру, пользовались своими вещами, хранившимися в квартире после сентября 2001 года и до этого времени там хранящимися, забирала уведомления, которые ей истцы оставляли в двери ее комнаты, о поступлении денежных переводов на алименты. После сентября 2001 года она сообщила гражданке К. адрес своего временного проживания и номер квартирного телефона. Кроме того, она давала гражданке К. по 50 гривен за квартиру, а потом перестала ей давать, поскольку истица не платила за квартиру. Она хотела разделить лицевой счет, но ей было в этом отказано.

В спорной квартире они с дочерью были прописаны с 1987 года, однако на данное время истцы выписали их из квартиры и приватизировали спорную квартиру на свое имя, о чем ей стало известно спустя некоторое время. Ответчица считает, что спорная квартира была незаконно приватизирована истцами без ее участия и ее несовершеннолетней дочери, поэтому приватизацию следует признать недействительной, так как она нарушает их с несовершеннолетней дочерью жилищные права.

Представитель Днепровской районной государственной администрации г. Киева в судебное заседание не явился, о дне и времени рассмотрения дела уведомлен надлежащим образом, предоставил суду письмо, в котором просит рассмотреть дело в его отсутствие, а решение по делу принять согласно действующему законодательству.

Представитель органа приватизации государственного жилищного фонда Днепровского района г. Киева в судебное заседание не явился, о причинах неявки суд не уведомил, но предоставил суду письмо с просьбой рассмотреть дело в отсутствие их представителя.

При таких обстоятельствах и в соответствии со статьей 172 ГПК Украины, суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя Государственной районной администрации г. Киева и в отсутствие представителя органа приватизации государственного жилищного фонда Днепровского района г. Киева.

Представитель третьего лица — опекунского совета Днепровской РГА в г. Киеве в судебном заседании поддержал встречный иск гражданки И. о вселении и признании приватизации недействительной и просит его удовлетворить, исковые требования граждан К. и Ф. к гражданке И. и ее несовершеннолетней дочери Е. о признании их утратившими право на пользование жилой площадью — оставить без удовлетворения.

Выслушав пояснения сторон, мнение представителя ответчицы, представителя третьего лица — органа опекунского совета Днепровской районной государственной администрации в г. Киеве, свидетельские показания и исследовав собранные доказательства в их совокупности, суд пришел к следующему выводу.

Как следует из справки по форме № 3 КП по УЖХ Днепровского района г. Киева от 15 января 2003 года, спорная жилая площадь — двухкомнатная квартира № ** по бул. Верховного Совета, **-а в г. Киеве, жилой площадью 29,2 кв. м, в которой вместе с истцами с 1987 года были прописаны также гражданка И. и ее дочь Е. (л.д. 6).

Согласно информации ЖРЭО-402 КП по УЖХ Днепровского района г. Киева, гражданки И. и Е. выписаны из спорной квартиры 20 мая 2003 года (л.д. 91).

В соответствии с распоряжением Днепровской районной государственной администрации г. Киева № 60-302С от 5 августа 2003 года, квартира № ** в д. **-а по бул. Верховного Совета в г. Киеве передана в собственность граждан К. и Ф.; и КП по УЖХ Днепровского района г. Киева обязано оформить свидетельство о собственности на указанное жилье (л.д. 104).

Свидетель П., соседка сторон по делу, суду пояснила, что в 2000-2001 годах во время совместного проживания в спорной квартире между гражданками К. и И. были неприязненные отношения. Гражданка К. все время говорила И., что последняя не будет жить в указанной квартире. При этом в квартире проживало 5 лиц. После сентября 2001 года гражданка И. вместе с дочерью жили в другой квартире, в связи с невозможностью совместного проживания в спорной квартире. После сентября 2001 года в спорной квартире остались мебель и вещи ответчицы, часть которых находилась в одной из комнат, закрываемой ответчицей на замок, и ключи от ее комнаты находились только у нее. При этом ответчица и ее дочь приблизительно один раз в месяц приходили в квартиру, пользовались своими вещами, там же находится и мебель ответчицы. Весной-летом и в декабре 2002 года гражданка И. в присутствии свидетеля передавала гражданке К. приблизительно по 50 грн, как свою часть квартплаты. После сентября 2001 года ответчица сообщала гражданке К. адрес своего временного проживания. В квартире также находится холодильник ответчицы, стоящий в коридоре.

Свидетель Г., сосед сторон по делу, суду пояснил, что после лета 2001 года он ответчицу и ее дочь в спорной квартире не видел. Со слов гражданки К. ему было известно, что ответчица вместе с дочерью выехали из квартиры. После отъезда в квартире остался холодильник гражданки И., стоявший в коридоре, двери маленькой комнаты, в которой жила ответчица, были закрыты на замок. Ответчица обращалась к нему с вопросами относительно возможности раздела особого счета на спорную квартиру. Он на тот момент работал в ЖРЭО.

Свидетель Д. суду пояснила, что истица К. не проживала в квартире в 2001-2002 годах и возвратилась в квартиру уже после отъезда из нее гражданки И. Свидетель не знает, когда гражданин Ф. покинул квартиру, когда состоялась свадьба между последним и ответчицей, когда они расторгли брак, каковы между ними были отношения. Кроме того, свидетель пояснила в судебном заседании, что слышала, как гражданка И. оставалась на ночь в спорной квартире, поскольку из ее комнаты была слышна музыка, слышны были чьи-то голоса. О том, что гражданка И. со своей дочерью не проживает в спорной квартире, ей известно только от жителей дома.

Такие показания свидетеля говорят о том, что свидетель Д. мало осведомлена о событиях, имевших место в спорной квартире, о взаимоотношениях истцов и ответчицы, потому суд не может принять их во внимание, так как пояснения указанного свидетеля противоречат объективным данным, установленным в судебном заседании.

Подтверждением показаний ответчицы является информация из Центральной детской поликлиники Днепровского ТМО г. Кие­ва от 25 ноября 2003 года, приобщенная к материалам дела, о том, что ее несовершеннолетняя дочь Е., проживающая в г. Киеве по бул. Верховного Совета, **-а, кв. **, находится под наблюдением в поликлиническом отделении указанной поликлиники с марта 1993 года по настоящее время. Последний раз Е. обращалась за медпомощью 17 марта 2003 года.

Согласно информации Левобережного почтамта г. Киева, с июля 2002 года по май 2003 года на имя гражданки И., проживающей в г. Киеве по бул. Верховного Совета, **‑а, кв. **, почтовые переводы поступали по указанному адресу и оплачивались в отделении почтовой связи № 94 (л.д. 136). Это также подтверждается и сообщениями о почтовых переводах (л.д.46-48).

Показания ответчицы об уплате ею коммунальных услуг во время проживания в спорной квартире подтверждаются соответствующими квитанциями об уплате за электроэнергию, за услуги телефонной связи, телевидение (л.д. 49—56). Согласно указанным квитанциям, ответчик оплачивала указанные коммунальные услуги и в период совместного проживания с семьей гражданки К. в 2000-2001 годах. Кроме того, из квитанций об уплате за телефон следует, что разговоры происходили из спорной квартиры и звонили в г. Умань, где проживают родители ответчицы.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Е. и А., подписывавшие акты о непроживании ответчицы и ее несовершеннолетней дочери в спорной квартире (л.д. 7—9), пояснили, что они не заходили в комнату, где проживала гражданка И. со своей дочерью, поскольку комната ее была закрыта на ключ, только в коридоре стоял холодильник ответчицы.

Потому суд также не может принимать во внимание свидетельства в акте о непроживании ответчицы в спорной квартире о том, что личных вещей гражданки И. и ее дочери нет, поскольку свидетели не заходили в комнату ответчицы и не убедились, что личных вещей гражданки И. и ее дочери нет.

Оценивая все собранные по делу доказательства, суд считает, что ответчица И. и ее несовершеннолетняя дочь не могут быть признаны временно отсутствующими, так как после сентября 2001 года они интересовались квартирой, приблизительно один раз в месяц приходили в спорную квартиру, чего не отрицают истцы, пользовались своими вещами, мебелью, находившейся в квартире, имели в пользовании одну комнату, которую закрывали на замок и в которую не имели доступа истцы. Гражданка И. передавала гражданке К. средства, как свою часть для внесения квартирной платы.

Кроме того, в судебном заседании истцы подтвердили тот факт, что они не оставляли никакого сообщения в двери комнаты ответчицы о том, что в суде рассматривается дело о признании ее и ее дочери утратившими право на пользование спорной квартирой, хотя в тот период времени, когда дело в первый раз рассматривалось в суде, ответчица приходила в спорную квартиру и забирала уведомления о почтовых переводах на алименты, которые они ей оставляли в двери ее комнаты. Ссылку истцов на то, что ответчица не платила за спорную квартиру, суд расценил критически, поскольку в судебном заседании истцы подтвердили тот факт, что они и сами не платили за спорную квартиру, в связи с чем у них возник долг за квартиру, а истица К. подтвердила, что ответчица И. передавала несколько раз по 50 гривен за квартирную плату, что подтверждают пояснения ответчицы и показания свидетеля П.

Вышеуказанные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетелей, допрошенных в судебном заседании, письменными доказательствами, исследованными в судебном заседании, частично данные обстоятельства подтвердили даже сами истцы.

Таким образом, судом не установлен, а истцами не доказан факт отсутствия в спорной квартире истицы свыше срока, предусмотренного статьей 71 ЖК Украины, без уважительных причин, а потому гражданка И. и ее несовершеннолетняя дочь не могут быть признаны утратившими право пользования спорной квартирой. Ответчица имеет право пользования спорной квартирой вместе со своей дочерью, и обе подлежат вселению на спорную жилую площадь.

Кроме того, судом установлено, что гражданка К. умышленно не уведомляла гражданку И. о первоначальном рассмотрении дела, что воспрепятствовало принятию объективного решения. При этом истцы в иске умышленно неверно указали об отсутствии имущества гражданки И. в спорной квартире. При первоначальном рассмотрении дела истцы вообще пояснили суду, что ответчица и ее несовершеннолетняя дочь добровольно покинули спорную квартиру, забрали свои вещи, документы и с того времени они их не видели.

С учетом приведенного суд считает, что приватизация спорной квартиры должна быть признана недействительной, поскольку права ответчика при проведении приватизации были нарушены, с учетом того, что, согласно статье 8 Закона Украины «О приватизации государственного жилищного фонда», ­передача квартиры осуществляется в общую совместную или частичную собственность по письменному согласию всех совершеннолетних членов семьи, постоянно проживающих в данной квартире, в том числе временно отсутствующих, за которыми сохраняется право на жилье. Эта норма закреплена и в статье 651 ЖК Украины.

При таких обстоятельствах, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу, что иск граждан К. и Ф. не нашел своего подтверждения в ходе рассмотрения дела в суде, не основывается на законе, а потому удовлетворению не подлежит, а встречный иск гражданки И. подлежит удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 1, 9, 61, 62, 64, 65, 651, 71, 72, 191 Жилищного кодекса Украины, Законом Украины «О приватизации государственного жилищного фонда», статьями 15,151, 30, 62, 75, 202, 2021, 203 ГПК Украины, суд решил:

в иске гражданам К. и Ф. к гражданке И., действующей в своих интересах и в интересах своей несовершеннолетней дочери Е., о признании утратившими право пользования жилой площадью — отказать;

встречный иск гражданки И., действующей в своих интересах и в интересах своей несовершеннолетней дочери Е., к гражданам К., Ф., Днепровской районной государственной администрации г. Киева, органу приватизации государственного жилищного фонда Днепровского района г. Киева, 3-е лицо — опекунский совет Днепровской районной государственной администрации в г. Киеве, о вселении и признании приватизации недействительной — удовлетворить.

Вселить гражданку И. и ее несовершеннолетнюю дочь Е. в квартиру № ** д. **-а по бул. Верховного Совета в г. Киеве.

Признать недействительной приватизацию квартиры № ** д. **-а по бул. Верховного Совета в г. Киеве на основании распоряжения Днепровской районной государственной администрации в г. Киеве от 5 августа 2003 года № 60-302С и свидетельство о собственности на жилье на имя граждан К. и Ф.

Снять арест на квартиру № ** д. **-а по бул. Верховного Совета в г. Киеве, наложенный определением Днепровского районного суда г. Киева от 13 ноября 2003 года для обеспечения иска.

Решение суда может быть обжаловано в Апелляционный суд г. Киева через Днепровский районный суд г. Киева в течение месяца, начиная со следующего дня после его оглашения.

(Решение Днепровского районного суда г. Киева от 7 апреля 2004 года. Дело № 2-292/04. Председательствующий — Попович О.В.)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Экологическая милиция: quo vadis?

Деловая практика

Кто не успел — тот опоздал?

«Согласованное» регулирование

Законодательная практика

Через тернии к «единому окну»

Все возвращается на круги своя

Комментарии и аналитика

Что позволено Юпитеру, то не позволено быку

Разбор «по понятиям». Реприватизация

Электронные деньги: как регулировать?

Анализ проекта Закона «Об адвокатуре»

Неделя права

Кто должен назначать судей?

Удар по киберпреступности

«Железная» логика АМКУ

Адаптация норм об акцизах

Реестр событий

«Пора» в Печерский суд идти…

Дело «ферросплавов» закрыто

Новое лицо «центрового» суда г. Киева

Репортаж

Девиз Съезда: то ли еще будет

Судебная практика

Вексельный разнобой

Пользуйтесь имуществом правильно!

Что нам стоит чужой дом построить?

«Дутый» кредитор, которого не ждали

Судебные решения

Защита прав собственников многоквартирных домов

Основания для лишения права пользования жилым помещением

Права лиц в связи с прекращением договора найма жилого помещения

Тема номера

Новый кодекс будет. Заживем ли по-новому?

Частная практика

ВККА: много бумажной работы

«Сложные» клиенты юрфирмы

Юридический форум

Банкротство в «законе»

Принятие УПК откладывается

Юридический форум. Письма редактору

Позвольте возразить

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: