Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Объект молчания

Рубрика Акцент
Вопрос о наделении Верховного Суда Украины новыми полномочиями у всех на слуху, но о наличии рабочего варианта соответствующего проекта законодатели не говорят
Членам профильного комитета Павлу ПЕТРЕНКО (слева) и Дмитрию ШПЕНОВУ думать над созданием новой законодательной реальности для ВСУ скорее всего не придется: парламенту в этом вопросе может быть уготована лишь церемониальная роль

Вопрос усовершенствования деятель­ности Верховного Суда Украины (ВСУ) снова на повестке дня. Правда, если раньше эти законодательные намерения называли «возвращением полномочий», то теперь такую формулировку уже не используют не только парламентарии, но и сами представители наивысшей судебной инстанции страны. Нормотворческая кампания по «верховному» реформированию будет проходить под новым названием — «расширение компетенции ВСУ». И хотя официально она стартовала совсем недавно, на последнем заседании Комитета Верховного Совета Украины по вопросам верховенства права и ­правосудия (Комитет), очевидно, что по сложившимся в последнее время политическим традициям главная законотворческая работа будет проводиться вне парламентских стен.

Как стало известно «Юридической практике» из достоверных источников, уже был разработан рабочий вариант соответствующего законопроекта, и он сейчас активно обсуждается в судейских кругах. И судя по объему этого документа (сравнительная таблица к которому, насчитывающая более 150 страниц, имеется в распоряжении нашей редакции), и комплексности предложенных изменений, работа над ним велась не один месяц.

Эффект отсутствия

Следует отметить, что заседание Комитета, на котором, собственно, и было принято решение создать рабочую группу по разработке законопроекта, направленного на расширение компетенции ВСУ, стало во многом показательным. Так, заявленный в повестке дня вопрос относительно утверждения рекомендаций выездных комитетских слушаний на тему «Место и роль ВСУ в системе судов общей юрисдикции» (состоялись в Одессе 12 апреля с.г., подробно об этом «ЮП» писала в № 17 от 23 апреля 2013 года в материале «Верховная «одессея»), как, впрочем, и два других законопроекта, направленных на расширение полномочий Верховного Суда Украины (№ 2203 и № 2269), не вызвал особого интереса со стороны последнего. Интересы ВСУ в парламентских стенах в этот раз представлял начальник правового управления Суда, правда, такой уровень представительства явно не устраивал некоторых народных депутатов, в частности Анжелику Лабунскую. «Сегодня на заседании Комитета рассматривается достаточно серьезный вопрос: рекомендации комитетских слушаний, которые являются обобщающим базисом, необходимым для работы над изменениями законодательства. И если этот вопрос не интересует ВСУ, тогда зачем мы с вами на это время тратим? — апеллировала к коллегам парламентарий. — Мне кажется, тот факт, что руководители ВСУ прислали сегодня своего представителя, является демонстрацией того, что от нас сейчас ничего не зависит».

Подтвердятся ли опасения г-жи Лабунской и действительно ли в судьбе одного Верховного другой Верховный (Совет) сыграет не главную, а второстепенную роль — покажет время, ведь пока парламентарии только заявили о своем намерении объединить усилия (в состав рабочей группы помимо членов профильного парламентского подразделения вошли представители Конституционного, Верховного, высших специализированных судов, Высшего совета юстиции, Высшей квалификационной комиссии судей Украины, Совета судей Украины, Государственной судебной администрации Украины, Администрации Президента Украины и Министерства юстиции Украины) и создать единый законопроект, наделяющий ВСУ новыми полномочиями. Какими именно — ответ на этот вопрос, по замыслу народных депутатов, должны были дать рекомендации парламентских слушаний. Впрочем, ознакомившись с ними и сравнив со всем услышанным в ходе «одесского» обсуждения, понять, какие именно функциональные возможности предоставят наивысшему судебному органу, довольно сложно. Ясно одно: ключевым в вопросе усовершенствования полномочий ВСУ станет наделение его таким инструментарием, который будет необходим для обеспечения единства судебной практики в системе судов общей юрисдикции. Такой курс задан в президентском законопроекте (№ 2522а), направленном на усовершенствование конституционного регулирования деятельности судебной системы, и собственно его законодатели, очевидно, будут придерживаться.

Более того, вполне возможно, что глава государства предложит не только конституционный курс изменения деятельности ВСУ, но и нормотворческие механизмы его реализации. По крайней мере, судя по тому, что в последнее время ни одно парламентское начинание, заявленное как «создание законопроекта совместными усилиями», не завершилось успехом, маловероятно, что народным депутатам удастся соблюсти баланс политических интересов и создать документ своими силами в этот раз. Следовательно, корни законодательной инициативы, расширяющей компетенцию ВСУ, «уйдут» в Администрацию Президента, где «родилось» уже много нормотворческих идей, включая и ту, после которой полномочия ВСУ приходится сегодня восстанавливать.

Проектная реконструкция

Правда, сейчас ситуация несколько изменилась, и, в отличие от судебной реформы образца 2010 года, нынешняя нормотворческая перестройка для ВСУ будет уже не разрушительной, а созидательной, точнее сказать — реставрационной, и участие в ней примут в том числе судьи ВСУ. Так, по имеющейся у нашего издания информации, сейчас в Кловском дворце темой для обсуждения № 1 является проект закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно полномочий ВСУ, якобы разработанный совместными усилиями ВСУ и Администрации Президента. Как уже упоминалось выше, только сравнительная таблица к этому документу насчитывает более 150 страниц, и изменения вносятся в целый ряд законов, в частности, «О судоустройстве и статусе судей» (Закон) и все процессуальные кодексы.

Как следует из текста этого документа, наряду с четырьмя нынешними функциями (определены в статье 38 Закона) ВСУ предлагается наделить еще семью. В частности, предусматривается, что Верховный Суд:

— пересматривает дела на основании неодинакового применения судами (судом) кассационной инстанции нормы процессуального права, связанной с определением порядка судопроизводства, в котором следует осуществлять рассмотрение дела;

— пересматривает дела на основании несоответствия судебного решения суда кассационной инстанции выводу, изложенному в судебном решении ВСУ;

— осуществляет ведение и анализ судебной статистики, обобщение судебной практики, изучение в судах низшего уровня практики применения норм законодательства Украины;

— предоставляет судам общей юрисдикции разъяснения рекомендательного характера по применению норм законодательства Украины;

— в случаях и порядке, предусмотренных законом, рассматривает дела о предоставлении заключения относительно правильного применения судами общей юрисдикции норм законодательства Украины;

— в случаях, установленных законом, рассматривает дела об определении порядка судопроизводства, в котором следует осуществлять рассмотрение конкретного дела;

— дает заключения по проектам законодательных актов, касающихся судоустройства, судопроизводства, статуса судей, исполнения судебных решений и других вопросов, связанных с функционированием судебной системы Украины.

Следует отметить, что по поводу последних полномочий (относительно участия ВСУ в законодательном процессе) велась очень длительная дискуссия, в том числе и в ходе выездных комитетских слушаний. В частности, высказывалось мнение о необходимости включить Верховный Суд в перечень субъектов права законодательной инициативы, также озвучивалось предложение предоставить право вносить законопроекты на рассмотрение парламента и высшим специализированным судам. Были у этих идей и противники (в их числе и сами судьи ВСУ), убежденные в том, что непосредственное участие судебной власти в законодательной деятельности противоречит конституционному принципу независимости трех властей. Судя по всему, предложенная в нынешнем законопроекте конструкция относительно косвенного участия ВСУ в нормотворчестве является компромиссной, хотя в принципе и сейчас народные депутаты нередко обращаются в Верховный и высшие специализированные суды за правовыми выводами, правда, не всегда их учитывают.

Вместе с тем в указной норме Закона (статье 38) предложено предусмотреть, что ВСУ «осуществляет другие полномочия, определенные законом» (в действующей редакции перечень полномочий является исчерпывающим). Отметим: аналогичная формулировка была предусмотрена еще в законе «О судоустройстве Украины», утратившем силу в 2010 году, и, очевидно, из него были позаимствованы и другие положения проекта, в частности, относительно права ВСУ анализировать судебную статистику и предоставлять разъяснения.

Также в документе предлагается закрепить и усилить судебные функции ВСУ и обязательность его решений. Для этого в части 1 статьи 40 Закона предложено прописать, что судья Верховного Суда Украины «осуществляет судопроизводство», а не «принимает участие в рассмотрение дела», как сейчас. А также дополнить статью 13 Закона новой частью следующего содержания: «Выводы, изложенные в судебных решениях ВСУ, являются обязательными для всех субъектов властных полномочий, применяющих в своей деятельности нормативно-правовой акт, содержащий соответствующую норму права, и для всех судов общей юрисдикции, которые обязаны привести свою судебную практику в соответствие с выводами ВСУ. Высшие специализированные суды обязаны привести свои разъяснения рекомендательного характера по вопросам применения законодательства при решении дел соответствующей юрисдикции в соответствие с выводами, изложенными в судебных решениях ВСУ».

Важным аспектом предложенных изменений является усовершенствование одного из, пожалуй, самых претензионных механизмов — процедуры допуска высшим специализированным судом дел к производству Верховным Судом Украины. К слову, существующий алгоритм поступления дел в ВСУ уже не раз становился объектом критики из-за того, что фактически ограничивает права граждан на прямой доступ к правосудию. В указанном законопроекте предлагается кардинально не менять существующий механизм, а лишь предусмотреть возможность обжалования определения об отказе в допуске дела к производству. Соответствующее определение может быть обжаловано в Верховном Суде через кассационный в течение 20 дней со дня его вынесения. Предлагается следующий алгоритм: определение об отказе в допуске дела к производству вместе с жалобой на такое решение и прилагаемыми к нему документами направляется в ВСУ в течение пяти дней со дня поступления жалобы. В случае обоснованности жалобы соответствующая судебная палата ВСУ отменяет постановление об отказе в допуске дела к производству и выносит постановление об открытии производства по делу, а в случае необоснованности жалобы — отказывает в ее удовлетворении.

В целом же стилистика этого законопроекта достаточно дипломатична, из чего следует, что эти изменения являются результатом некоего компромисса, такой себе щадящей восстановительной программой для наивысшего судебного органа страны, которая с одной стороны открывает новые возможности для ВСУ, а с другой — не ограничивает функциональные возможности высших специализированных судов. Возможно, именно это для законодательной инициативы будет залогом успеха, и она станет нормотворческой основой для усовершенствования деятельности ВСУ.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

VOX POPULI

Трибуна

Слабое звено

Актуальный документ

Документы и аналитика

Договор между родителями

Акцент

Объект молчания

В фокусе: АПК

Земельный опрос

Государство и юристы

Исправительное производство

Государство и юристы

Новости законотворчества

Предлагается изменить критерии отнесения к категории нуждающихся в жилье

Достопримечательности не смогут передавать в собственность религиозным организациям

Изменен порядок проведения спецпроверок в отношении чиновников

Государство и юристы

Отличная комедия

Контрольный вызрел

Книжная полка

Бесспорное соглашение

Неделя права

Новости из-за рубежа

Архив конституций мира

Свобода выражения мнения

Неделя права

КСУ дает добро

Неделя права

Новости из-за рубежа

Судья-шутник

Неделя права

Обращение к высокому

Анатолию Осетинскому — 65!

Сага Twinning

Новости из зала суда

Судебная практика

Больница не уложилась в сроки обжалования решений АМКУ

Суд подтвердил необходимость компенсации за последствия ДТП

Новости юридических фирм

Частная практика

МПЦ EUCON защитил интересы компании «Микоген-Украина»

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» консультировала группу компаний AWAS по вопросам лизинга и ипотеки самолетов на Украине

МЮФ Integrites успешно защитила интересы «Philip Morris Украина»

ЮФ Sayenko Kharenko — юридический советник в связи с предоставлением финансирования DTEK

ЮФ «Авеллум Партнерс» консультирует группу «Лафарж» по продаже ее цементного бизнеса на Украине

ЮФ «Лавринович и Партнеры» выступила юридическим советником в процессе предоставления кредита Сбербанком России и ВТБ Капитал

Отрасли практики

Инвестиционный подрыв

Средний пал?

Рабочий график

Судебный в системе

КАЛЕНДАРЬ на неделю

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Репортаж

Доходы и споры

Решения недели

Судебная практика

Нарушил трудовой договор

В поисках лучшей жизни

За компанией остались права

Самое важное

Влияние с Запада

Выезд в свет

Утилизационный сбор

Налоговая делегация

Судебная практика

Судебные решения

Расходы на приобретение обогревательных приборов в связи с отключением газоснабжения не являются убытками

Судебная практика

Превышение корысти

Судебная практика

Судебные решения

Последствия установления факта подделки подписи в решении собрания участников хозобщества

Судебная практика

Защита прав кредиторов

Судострой

Моральное удовлетворение

Тема номера

Наследственный эксперимент

Мания наследования

Трибуна

Прудный вопрос

Частная практика

Публичное вступление

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: