Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика 12-13 (1161-1162) » Об особенностях применения принудительных мер медицинского характера

Об особенностях применения принудительных мер медицинского характера

Предмет доказывания в уголовном производстве по применению принудительных мер медицинского характера имеет ряд особенностей, где не ставится вопрос о виновности обвиняемого в совершении уголовного преступления, а речь идет о совершении определенным лицом общественно опасного деяния, а умысел, цель и мотив являются элементами субъективной стороны именно преступления и устанавливаются только в отношении вменяемого лица

 

12 марта 2020 года Верховный Суд коллегией судей Второй судебной палаты Кассационного уголовного суда рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу заместителя прокурора Днепропетровской области на определение Днепровского апелляционного суда от 21 декабря 2018 года в уголовном производстве № * по обвинению гр-на М., ** года рождения, уроженца ***, не судимого, в совершении общественно опасного деяния, предусмотренного частью 2 статьи 15, частью 1 статьи 185 Уголовного кодекса (УК) Украины.

Содержание обжалованных судебных решений и установленные судами первой и апелляционной инстанций обстоятельства

Определением Самарского районного суда г. ­Днепропетровска от 3 октября 2018 года в отношении гр-на М. применены принудительные меры медицинского характера в виде госпитализации в психиатрическое учреждение с обычным наблюдением.

Местным судом установлено, что гр-н М., находясь в состоянии невменяемости, 14 июля 2018 года, в 11:46 пытался похитить из магазина «****» в г. Днепре продукты питания на общую сумму 476,39 грн, однако был задержан сотрудниками охраны магазина.

Определением Днепровского апелляционного суда от 21 декабря 2018 года отменено определение местного суда. Принято новое решение, которым применены в отношении гр-на М. принудительные меры медицинского характера в виде госпитализации в психиатрическое учреждение с обычным наблюдением.

Суд апелляционной инстанции указал, что местный суд безосновательно указал в своем решении на направленность умысла, цель и мотив действий гр-на М. как субъективную сторону совершенного общественно опасного деяния, поскольку последний не осознавал своих действий и не мог руководить ими.

Требования кассационной жалобы и доводы подавшего ее лица

В кассационной жалобе прокурор просит отменить определение апелляционного суда и назначить новое рассмотрение в суде апелляционной инстанции. Отмечает, что апелляционный суд, вопреки требованиям части 3 статьи 420, части 3 статьи 421 УПК Украины, вместо того чтобы изменить определение местного суда (как об этом поднимал вопрос в апелляционной жалобе прокурор), отменил его, чем вышел за пределы апелляционного обжалования и допустил существенное нарушение требований уголовного процессуального закона, при этом такое свое решение должным образом не мотивировал.

Позиции других участников судебного производства

Прокурор в судебном заседании поддержал жалобу и просил ее удовлетворить.

Защитник считает, что апелляционный суд вынес по сути правильное решение, а потому просил суд кассационной инстанции принять решение на усмотрение суда.

Мотивы суда

 

В соответствии со статьей 433 УПК Украины суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, правовой оценки обстоятельств и не имеет права исследовать доказательства, устанавливать и признавать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в обжалуемом судебном решении, решать вопрос о достоверности того или иного доказательства. Суд кассационной инстанции пересматривает судебные решения судов первой и апелляционной инстанций в пределах кассационной жалобы.

Положениями части 1 статьи 438 УПК Украины предусмотрено, что основаниями для отмены или изменения судебных решений при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции являются существенное нарушение требований уголовного процессуального закона, неправильное применение закона Украины об уголовной ответственности.

Выводы суда о совершении гр-ном М. общественно опасного деяния, содержащего объективные признаки преступления, предусмотренного частью 2 статьи 15, частью 1 статьи 185 УК Украины, а также вид примененных принудительных мер медицинского характера в кассационной жалобе не оспариваются и судом кассационной инстанции не проверяются.

В кассационной жалобе прокурор указывает на нарушение апелляционным судом требований уголовного процессуального закона, которые, по мнению кассатора, заключаются в том, что суд вышел за пределы апелляционной жалобы прокурора и вместо того, чтобы изменить определение суда первой инстанции и исключить из него ссылку на направленность умысла, цель и мотив действий гр-на М., отменил данное определение и принял новое, которым исключил ссылки на указанные признаки субъективной стороны совершенного общественно опасного деяния. Такое нарушение требований уголовного процессуального закона прокурор считает существенным.

С этим утверждением коллегия судей согласиться не может.

Уголовное производство по применению принудительных мер медицинского характера гарантирует защиту прав, свобод и законных интересов лиц с психическими расстройствами, поэтому рассмотрение таких производств имеет специальную процедуру, которая урегулирована специальными нормами закона.

В частности, статьей 505 УПК Украины предусмотрено, что обязательными обстоятельствами, подлежащими доказыванию в таком уголовном производстве, являются: время, место, способ совершения общественно опасного деяния и совершение такого общественно опасного деяния этим лицом, при этом учитываются и другие обстоятельства (информация о психических расстройствах, поведение, небезопасность лица, размер причиненного вреда).

То есть предмет доказывания в уголовном производстве по применению принудительных мер медицинского характера имеет ряд особенностей, где не ставится вопрос о виновности обвиняемого в совершении уголовного преступления, а речь идет о совершении определенным лицом общественно опасного деяния, а умысел, цель и мотив являются элементами субъективной стороны именно преступления и устанавливаются только в отношении вменяемого лица, на что местный суд внимания не обратил.

Прокурор в апелляционной жалобе указал на неправильное применение закона Украины об уголовной ответственности, просил решение местного суда изменить, исключить ссылку на направленность умысла, цель и мотив действий гр-на М. при совершении общественно опасного деяния. Апелляционный суд, удовлетворяя жалобу прокурора, отменил определение суда первой инстанции, принял свое определение, которым исключил из обвинения лица указанные ссылки на признаки субъективной стороны совершенного общественно опасного деяния. То есть апелляционный суд исправил ошибку суда первой инстанции, приняв по своему содержанию законное и обоснованное решение.

Что касается ссылки прокурора в кассационной жалобе на то, что апелляционный суд вышел за пределы апелляционной жалобы, то следует отметить следующее.

Прокурор указывает, что положениями статьи 420 УПК Украины не предусмотрено такое основание для отмены, как необходимость исключения из судебного решения признаков субъективной стороны совершенного общественно опасного деяния, а потому он просил в апелляционной жалобе изменить судебное решение на основании статьи 408 этого кодекса.

Однако суд кассационной инстанции обращает внимание, что решение суда о применении принудительных мер медицинского характера может быть изменено апелляционным судом только в двух случаях, предусмотренных частью 2 статьи 408 УПК Украины, а именно в случае:

1) изменения правовой квалификации деяния, предусмотренного законом Украины об уголовной ответственности, и применение статьи (части статьи) закона Украины об уголовной ответственности, которая устанавливает ответственность за менее тяжкое деяние;

2) смягчения вида принудительных мер медицинского или воспитательного характера.

Такие основания в данном производстве установлены не были. Вместе с тем в вышеупомянутых нормах действующего уголовного процессуального закона не указано, как должен действовать суд в подобной ситуации.

Таким образом, анализ изложенных правовых норм дает основания для вывода, что в данном случае апелляционный суд должен учитывать и другие положения процессуального закона, которые дают возможность суду, даже по собственной инициативе, в случае выявления очевидных нарушений принимать решения об улучшении положения лица, в отношении которого осуществляется уголовное производство.

Суд отмечает, что верховенство права (часть 1 статьи 8 УПК Украины) является основным принципом уголовного производства, согласно которому человек, его права и свободы признаются наивысшими ценностями и определяют содержание и направленность деятельности государства.

Именно на реализацию этого принципа направлены установленные специальными нормами УПК Украины исключения, позволяющие судам всех инстанций без ограничения процессуальными позициями сторон, даже по собственной инициативе, с целью принятия справедливого судебного решения и защиты прав человека и его основных свобод принимать решения об улучшении правового положения лица, в отношении которого осуществляется уголовное производство.

В частности, частью 2 статьи 404 УПК Украины предусмотрено, что суд апелляционной инстанции вправе выйти за пределы апелляционных требований, если этим не ухудшается положение лица, в отношении которого решался вопрос о применении принудительных мер медицинского характера.

Поэтому в случае выявления неправильного применения закона Украины об уголовной ответственности (ссылка на направленность умысла, цель и мотив действий как на составляющие преступления, в то время как решался вопрос о применении принудительных мер медицинского характера) апелляционный суд вправе был исправить допущенную местным судом ошибку. При этом положение лица ухудшено не было.

Суд кассационной инстанции также обращает внимание на практику Европейского суда по правам человека, в соответствии с которой к основоположным аспектам верховенства права относится, в частности, принцип правовой определенности, который предусматривает соблюдение принципа окончательности решения, ни одна из сторон не имеет права требовать пересмотра окончательного и обязательного решения только с целью повторного слушания дела и вынесения нового решения. Соответственно, полномочия кассационных судов по пересмотру судебных решений должны использоваться с целью исправления ошибок, неправомерных судебных решений, а не с целью пересмотра. Пересмотр судебного решения не может рассматриваться как замаскированная апелляция, а простая возможность существования двух взглядов на один и тот же вопрос не является основанием для повторного рассмотрения.

В делах относительно Украины Европейский Суд неоднократно отмечал, что отступление от принципа правовой определенности оправдано только в случае необходимости при обстоятельствах существенного и непреодолимого характера (решения по делам «Салов против Украины», пункт 93, «Проценко против Украины», пункт 26, «Кравченко против России», пункт 45). В частности, отступление от принципа правовой определенности допустимо не в интересах правового пуризма, а с целью исправления «ошибки, что имеет фундаментальное значение для судебной системы» (решение по делу «Сутяжник» против России», пункт 38).

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу, что кассационная жалоба прокурора не подлежит удовлетворению. В связи с этим и руководствуясь статьями 434, 436 УПК Украины, коллегия судей считает необходимым оставить судебное решение без изменений.

На этом основании Верховный Суд постановил:

— определение Днепровского апелляционного суда от 21 декабря 2018 года в отношении гр-на М. оставить без изменений, кассационную жалобу прокурора — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его оглашения и обжалованию не подлежит.

 

(Постановление Верховного Суда от 12 марта 2020 года. Дело № 206/5483/18. Председательствующий — Билык Н.В. Судьи — Емец А.П., Остапук В.И.)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

В фокусе: коронавирус

Владения короны

По воле случаи

Противовирусные законы

Отменный фонд

Государство и юристы

Звание — сила

Цепь оправдывает средства

Получить санкцию

Документы и аналитика

Профессиональная диффамация

Новости

Карта событий

Новости из зала суда

Новости законотворчества

Отрасли практики

Срочные изменения

Лишительные меры

Самое важное

Остановка по требованию

Совет для…

Приводные камни

Шире круг

Несостоявшийся замысел

Судебная практика

Профориентация

Полгода ждут

Судебные решения

Принятие ОСМД правил пропуска в дом может нарушать права представителей собственника квартиры

О нюансах предъявления лица для опознания

Cельхозпредприятия не в праве включать в налоговый кредит НДС по операциям по получению транспортно-экспедиционных услуг

Об особенностях применения принудительных мер медицинского характера

Тема номера

Работа по выгодным

Рекламный тест

Розница чисел

Частная практика

Командный ух!

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: