Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

О нюансах признания недействительным договора ввиду ограничения полномочий по представительству юридического лица

Сам факт признания судом недействительным решения общего собрания участников общества не может служить единственным основанием для вывода о недействительности договора. Однако такой договор может быть признан недействительным на указанных основаниях в том случае, если будет установлено, что само третье лицо, контрагент юридического лица по договору, действовало недобросовестно и неразумно

 

12 июля 2017 года Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины, рассмотрев в открытом судебном заседании заявление гр-на Н. о пересмотре Верховным Судом Украины решения Хозяйственного суда г. Киева от 18 мая 2016 года, постановления Киевского апелляционного хозяйственного суда от 30 ноября 2016 года и постановления Высшего хозяйственного суда Украины от 28 февраля 2017 года по делу по иску гр-на Н. к обществу с ограниченной ответственностью «С» (ООО «С»), обществу с ограниченной ответственностью «У» (ООО «У») о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества, установила следующее.

В декабре 2015 года гр-н Н. обратился в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что между ООО «У» как продавцом и ООО «С» как покупателем заключен договор купли-продажи недвижимого имущества, который является незаконным и нарушает корпоративные права и интересы гр-на Н. как участника ООО «У». Неправомерным способом истец был лишен статуса руководителя и участника этого юридического лица в результате принятия общим собранием учредителей соответствующих решений об увольнении гр-на Н. с должности директора, об исключении его из состава участников, об изменении местонахождения и прекращении деятельности общества. После увольнения истца и исключения его из состава участников на общем собрании участников ООО «У» было согласовано совершение сделки по отчуждению недвижимого имущества, определено уполномоченное на подписание соответствующего соглашения лицо, заключен с ООО «С» и нотариально удостоверен оспариваемый истцом договор купли-продажи недвижимого имущества. Неправомерность увольнения истца и решений высшего органа ООО «У» подтверждена судебными решениями. Следовательно, договор заключен от имени ООО «У» лицом, не имеющим необходимого объема гражданской дееспособности. Гр-н Н. просил признать недействительным договор купли-продажи недвижимого имущества от 15 мая 2015 года, заключенный между ООО «У» и ООО «С».

Ответчики против иска возражали, ссылаясь на то, что в момент совершения оспариваемой сделки не существовали обстоятельства, с которыми закон связывает признание ее недействительной; договор выполнен его сторонами в полном объеме.

Решением Хозяйственного суда г. Киева от 18 мая 2016 года, оставленным без изменений постановлением Киевского апелляционного хозяйственного суда от 30 ноября 2016 года, в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Высшего хозяйственного суда Украины от 28 февраля 2017 года постановление апелляционного суда оставлено без изменений.

В заявлении о пересмотре решений на основаниях, предусмотренных пунктами 1, 3 части 1 статьи 11116Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины, гр-н Н. просит отменить решение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной и кассационной инстанций, а дело передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на неодинаковое применение судами кассационной инстанции норм материального права, а именно — статьи 92 Гражданского кодекса (ГК) Украины, и на несоответствие решения суда кассационной инстанции выводам, изложенным в постановлениях Верховного Суда Украины от 27 апреля 2016 года по делу № 6-62цс16 и от 30 ноября 2016 года по делу № 6-2362цс16.

В обоснование заявления предоставлены копии постановлений Высшего хозяйственного суда Украины от 25 февраля 2015 года по делу № 911/2710/14 и от 5 декабря 2016 года по делу № 910/28084/14, правоотношения в которых аналогичны правоотношениям в рассматриваемом деле.

Заслушав судью-докладчика, пояснения представителей сторон, проверив изложенные в заявлении обстоятельства, Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины считает, что заявление подлежит удовлетворению.

Как установлено в рассматриваемом деле судами и следует из материалов дела, согласно пунктам 2.1, 2.2, 7.1, 7.2 устава ООО «У» в редакции от 23 ноября 2006 года, уставный фонд (капитал) общества составляет 40 000,00 грн, его участниками являются:

— гр-н Н. с долей взноса в сумме 16 400,00 грн, что составляет 41 % уставного фонда;

— гр-н А с долей взноса в сумме 12 000,00 грн, что составляет 30 % уставного фонда;

— гр-н Б. с долей взноса в сумме 8000,00 грн, что составляет 20 % уставного фонда;

— гр-н В. с долей взноса в сумме 3600,00 грн, что составляет 9 % уставного фонда.

26 марта 2012 года общим собранием участников ООО «У» принято решение, оформленное протоколом № 2, о назначении на должность директора гр-на Н.

12 декабря 2014 года общим собранием учредителей принято решение, оформленное протоколом № 3, в соответствии с которым гр-н Н. уволен с должности директора общества по собственному желанию на основании статьи 38 Кодекса законов о труде (КЗоТ) Украины с 12 декабря 2014 года. С 15 декабря 2014 года директором общества назначен гр-н Г. В протоколе указано, что на общем собрании присутствовали следующие участники общества: гр-н Н., гр-н А., гр-н Б., гр-н В. Протокол зарегистрирован частным нотариусом Киевского городского нотариального округа — гр-ном К. в реестре под № *.

4 февраля 2015 года общим собранием участников ООО «У» принято решение, оформленное протоколом № 5, которым продлена деятельность юридического лица на основании модельного устава общества с ограниченной ответственностью, утвержденного постановлением Кабинета Министров Украины от 16 ноября 2011 года № 1182, и утвержден порядок составления и подписания протокола общего собрания, согласно которому протокол общего собрания составляется секретарем общего собрания в день проведения общего собрания, подписывается председателем общего собрания и секретарем общего собрания. Это правило подлежит применению при составлении и подписании всех последующих протоколов общего собрания участников общества.

4 февраля 2015 года общим собранием участников ООО «У» принято решение, оформленное протоколом № 6, в соответствии с которым гр-н Н. исключен из состава участников общества за систематическое неисполнение обязанностей, возложенных на участника, и препятствование в достижении обществом цели его создания.

24 апреля 2015 года общим собранием участников ООО «У», оформленным протоколом № 9, принято решение об отчуждении ООО «С» недвижимого имущества, принадлежащего на праве собственности ООО «У», а именно — нежилого здания, расположенного по адресу: **, общей площадью 201 м2, путем заключения договора купли-продажи. Определена цена продажи недвижимого имущества в размере 157 941,00 грн. На директора ООО «У» — гр-на Г. возложена обязанность уполномочить гр-на Б. на проведение необходимых подготовительных действий и заключение между ООО «У» и ООО «С» договора купли-продажи нежилого здания; полномочия оформить путем нотариального удостоверения доверенности на представительство интересов ООО «У» перед третьими лицами.

Из устава ООО «С» от 21 апреля 2015 года и выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, физических лиц — предпринимателей и общественных формирований следует, что основателями ООО «С» являются гр-н А., гр-н Б., гр-н В., директором — гр-н Г.

15 мая 2015 года директором ООО «У» — гр-ном Г. выдана и нотариально удостоверена доверенность, которая уполномочивает гр-на Б. заключить и подписать от имени общества спорный договор.

15 мая 2015 года между ООО «У» в лице гр-на Б., действовавшего на основании доверенности (продавец), и ООО «С» в лице директора — гр-на Г. (покупатель) заключен договор купли-продажи недвижимого имущества, удостоверенный частным нотариусом Киевского городского нотариального округа — гр-ном Л. и зарегистрированный в реестре под № *** (договор).

Согласно пункту 1.1 договора, продавец передает, а покупатель принимает в собственность указанное имущество и платит за него цену, определенную настоящим договором.

Экспертная оценка отчуждаемого недвижимого имущества проведена обществом с ограниченной ответственностью «А». Согласно этой оценке, стоимость имущества составляет 157 941,00 грн (пункт 1.3 договора).

Недвижимое имущество расположено на земельном участке площадью 0,02 га, кадастровый номер **** (пункт 1.4 договора).

В соответствии с пунктом 2.1 договора цена недвижимого имущества, приобретаемого по этому договору, составляет 157 941,00 грн (без учета НДС).

Средства, указанные в пункте 2.1 договора, по взаимному согласию сторон перечисляются покупателем на расчетный счет продавца не позднее 22 мая 2015 года (пункт 2.2 договора).

По условиям пункта 4.1 договора право собственности на недвижимое имущество возникает у покупателя с момента государственной регистрации настоящего договора.

Договор выполнен сторонами в полном объеме. В частности, покупателем оплачена его стоимость, что подтверждается платежным поручением от 19 мая 2015 года № 2, а продавцом передано имущество по акту приема-передачи от 19 мая 201  года, право собственности на которое зарегистрировано 15 мая 2015 года за ООО «С».

21 мая 2015 года состоялось общее собрание участников ООО «У», оформленное протоколом № 10, на котором принято решение о входе в состав участников общества гр-на М. и о выходе из состава участников общества гр-на А., гр-на Б., гр-на В.; о продаже доли уставного капитала общества гр-на А., гр-на Б., гр-на В. в пользу гр-на М., об увольнении с должности директора общества — гр-на Г., о назначении на должность директора общества гр-на М., об изменении местонахождения общества.

25 августа 2015 года состоялось общее собрание участников ООО «У», оформленное протоколом № 11, на котором принято решение о прекращении общества по решению собственника.

Решением Хозяйственного суда г. Киева от 13 июля 2015 года по делу № 910/2932/15-г, оставленным без изменений постановлением Киевского апелляционного хозяйственного суда от 13 октября 2015 года, исковые требования гр-на Н. к ООО «У» удовлетворены частично: признаны недействительными решения, принятые общим собранием учредителей ООО «У» от 12 декабря 2014 года, оформленные протоколом № 3 (об увольнении гр-на Н. с должности директора общества по собственному желанию на основании статьи 38 КЗоТ Украины с 12 декабря 2014 года).

Решением Хозяйственного суда г. Киева от 24 сентября 2015 года по делу № 910/12670/15, оставленным без изменений постановлением Киевского апелляционного хозяйственного суда от 3 февраля 2016 года, удовлетворены исковые требования гр-на Н. к ООО «У»: признаны недействительными решения общего собрания участников ООО «У» от 4 февраля 2015 года, оформленные протоколом № 6 (об исключении гр-на Н. из состава участников ООО «У»), и от 21 мая 2015 года, оформленные протоколом № 10 (об изменении местонахождения и состава участников ООО «У»).

Постановлением Высшего хозяйственного суда Украины от 20 апреля 2016 года постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда от 3 февраля 2016 года и решение Хозяйственного суда г. Киева от 24 сентября 2015 года по делу № 910/12670/15 в части признания недействительными решений общего собрания участников ООО «У» от 21 мая 2015 года, оформленных протоколом № 10, отменены, в этой части дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции; в остальной части судебные решения оставлены без изменений.

Решением Хозяйственного суда г. Киева от 13 июля 2016 года по делу № 910/12670/15, оставленным без изменений постановлением Киевского апелляционного хозяйственного суда от 30 августа 2016 года, исковые требования гр-на Н. в части, переданной на новое рассмотрение, удовлетворены: признаны недействительными решения общего собрания участников ООО «У» от 21 мая 2015 года, оформленные протоколом № 10 (об изменении местонахождения и состава участников ООО «У»).

Решением Хозяйственного суда Черкасской области от 1 декабря 2015 года по делу № 925/1761/15, оставленным без изменений постановлением Киевского апелляционного хозяйственного суда от 15 февраля 2016 года, исковые требования гр-на Н. к ООО «У» удовлетворены: признаны недействительными решения общего собрания участников ООО «У», оформленные протоколом от 24 апреля 2015 года № 9 (о совершении сделки по отчуждению имущества) и протоколом от 25 августа 2015 года № 11 (о прекращении общества по решению собственника).

Решением Хозяйственного суда Черкасской области от 25 февраля 2016 года по делу № 925/2026/15 исковые требования гр-на Н. к ООО «У» удовлетворены: признано недействительным решение общего собрания ООО «У» от 4 февраля 2015 года, оформленное протоколом № 5 (о продолжении деятельности общества на основании модельного устава).

Решением Шевченковского районного суда г. Киева от 22 октября 2015 года по делу № 761/4531/15-ц исковые требования гр-на Н. к ООО «У» о восстановлении в должности и выплате среднего заработка за время вынужденного прогула удовлетворены частично: изменена дата увольнения гр-на Н. с 12 декабря 2014 года на 22 октября 2015 года и основания увольнения — он признан уволенным с должности директора на основании части 1 статьи 40 КЗоТ Украины в связи с ликвидацией предприятия; взыскано 26 999,70 грн среднего заработка за время вынужденного прогула.

Решением Апелляционного суда г. Киева от 25 июля 2016 года по делу № 761/4531/15-ц решение Шевченковского районного суда г. Киева от 22 октября 2015 года в части разрешения исковых требований гр-на Н. о восстановлении в должности отменено, в этой части принято новое решение — о восстановлении гр-на Н. в должности директора ООО «У» с 12 декабря 2014 года.

Отказывая в удовлетворении исковых требований по рассматриваемому делу, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, исходил из того, что оспариваемый договор содержит все существенные условия, необходимые для такого вида договоров, он заключен с соблюдением предусмотренной законодательством формы, договор выполнен сторонами, право собственности на недвижимое имущество зарегистрировано за покупателем. Исходя из положений статьи 241 ГК Украины, в случае установления судом факта заключения договора от имени одной из сторон неуполномоченным лицом у суда отсутствуют основания для признания договора недействительным, если имеющиеся в материалах дела доказательства свидетельствуют о последующем одобрении такой сделки. Наличие судебных решений, на которые сослался истец в обоснование своих требований, не является основанием для признания недействительным договора, поскольку такие решения были приняты и вступили в законную силу после его заключения, а вопрос действительности или недействительности оспариваемой сделки в соответствии с положениями статьи 215 ГК Украины должен решаться судом с учетом обстоятельств, которые имели место в момент ее совершения. Таким образом, договор был заключен от имени продавца (ООО «У») уполномоченным лицом и не противоречит положению части 2 статьи 203 ГК Украины. Истец не предоставил суду доказательств в подтверждение наличия на момент заключения договора обстоятельств, с которыми законодательство связывает недействительность оспариваемой сделки. Заключение договора является не прямым нарушением прав истца на участие в обществе и на управление им, а следствием хозяйственной деятельности общества и результатом распоряжения юридическим лицом своим имуществом, а признание в судебном порядке недействительным решения общего собрания общества, на основании которого уполномоченным лицом был заключен договор, не может служить основанием для признания его недействительным, поскольку не опровергает факта законности действий руководителя общества и уполномоченного им лица относительно исполнения действительного на то время решения общего собрания.

Вместе с тем в деле № 911/2710/14 по иску участника общества о признании недействительными решения общего собрания этого общества о продаже недвижимого имущества и договоров купли-продажи этого имущества, копия постановления по которому предоставлена для сравнения, суд кассационной инстанции пришел к такому выводу. Судебными решениями, вступившими в законную силу, признано недействительным решение общего собрания об исключении истца, которому принадлежит 70 % уставного капитала, из состава участников общества. Поэтому проведение общего собрания (состоявшегося после исключения истца из состава участников), на котором решался вопрос о продаже имущества общества, без уведомления и участия истца лишает его имущественных прав, касающихся деятельности и управления обществом. Оспариваемое общее собрание участников общества проведено при отсутствии надлежащего кворума, участники не имели права принимать какие-либо решения, поэтому решения неполномочного собрания, оформленные протоколом, следует признать недействительными. При заключении оспариваемых договоров купли-продажи имущества от имени общества действовал директор на основании решения неполномочного собрания участников, что привело к нарушению прав истца как участника общества и послужило основанием для признания недействительными этих договоров.

По делу № 910/28084/14 по иску общества с ограниченной ответственностью «К» к обществу с ограниченной ответственностью «В» о признании договора купли-продажи недействительным суд кассационной инстанции согласился с выводами судов предыдущих инстанций о наличии оснований для удовлетворения исковых требований с учетом следующего. Между истцом как продавцом и ответчиком как покупателем заключен договор купли-продажи недвижимого имущества. От имени продавца договор подписан лицом на основании доверенности, выданной директором общества-продавца, неуполномоченным на такие действия собранием участников, как это предусмотрено уставом общества, поскольку решение общего собрания участников общества-продавца, которым директору были предоставлены такие полномочия, признано в судебном порядке недействительным. Таким образом, директор истца не имел достаточного объема полномочий на совершение оспариваемого договора, а следовательно, и не мог предоставить соответствующие полномочия другому лицу.

Изложенное свидетельствует о неодинаковом применении судом кассационной инстанции одних и тех же норм материального права, а именно — положений статьи 92 ГК Украины, повлекшем принятие разных по содержанию ­судебных решений в подобных правоотношениях.

Обеспечивая единство судебной практики в применении норм материального права, Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины исходит из следующего.

Юридическое лицо является участником гражданских отношений и наделяется гражданской правоспособностью и дееспособностью (статьи 2, 80, 91, 92 ГК Украины). При этом особенностью гражданской дееспособности юридического лица является то, что такое лицо приобретает гражданские права и обязанности и осуществляет их через свои органы, действующие в соответствии с учредительными документами и законом (часть 1 статьи 92 ГК).

Сделки юридическое лицо также совершает через свои органы, что с точки зрения предписаний статьи 237 ГК образует правоотношения представительства, в котором орган или лицо, выступающее в соответствии с учредительными документами юридического лица или закона от его имени, обязано или имеет право совершить сделку от имени этого юридического лица, в том числе вступая в правоотношения с третьими лицами.

Анализ приведенных норм материального права с учетом предписаний статей 203, 215 ГК Украины дает основания для вывода, что договор, заключенный от имени юридического лица его исполнительным органом (директором) с третьим лицом, может быть признан недействительным на основании нарушения этим органом установленных ограничений полномочий по представительству юридического лица, если соответствующие ограничения существовали на момент заключения оспариваемого договора. В случае признания судом недействительным решения общего собрания участников общества, определяющего полномочия исполнительного органа, это решение является недействительным с момента его принятия. Для решения в дальнейшем спора о признании недействительным договора, заключенного исполнительным органом общества в тот период, когда решение общего собрания участников общества было действительно, указанное обстоятельство имеет правовое значение. Оно подтверждает, что на момент заключения оспариваемого договора полномочия по представительству юридического лица отсутствовали или были ограничены.

В рассматриваемом деле суды, установив, что судебными решениями, вступившими в законную силу, признаны недействительными решения общего собрания участников ООО «У», в частности, оформленные протоколом от 24 апреля 2015 года № 9 (о совершении сделки по отчуждению имущества и обязательстве директора общества предоставить соответствующие полномочия представителю для ее заключения), пришли к преждевременному выводу, что такие обстоятельства не являются основанием для признания недействительным договора, мотивируя это тем, что такие решения были приняты и вступили в законную силу после его заключения.

Кроме того, в защиту прав третьих лиц, вступающих в правоотношения с юридическими лицами, в том числе заключающих с юридическими лицами договоры различных видов, часть 3 статьи 92 ГК предусматривает, что орган или лицо, которое в соответствии с учредительными документами юридического лица или закона выступает от его имени, обязано действовать в интересах юридического лица, добросовестно и разумно, и не должно превышать своих полномочий. В отношениях с третьими лицами ограничения полномочий по представительству юридического лица не имеют юридической силы, кроме случаев, когда юридическое лицо докажет, что третье лицо знало или по всем обстоятельствам не могло не знать о таких ограничениях.

Таким образом, для третьего лица, заключившего с юридическим лицом договор, ограничения полномочий по представительству юридического лица в целом не имеют юридической силы несмотря на то, что соответствующие ограничения существовали на момент заключения договора. Вместе с тем часть 3 статьи 92 ГК Украины устанавливает исключение из общего правила определения правовых последствий совершения сделки представителем с превышением полномочий (статьи 203, 241 ГК Украины).

Такое ограничение полномочий приобретает юридическую силу для третьих лиц в том случае, если именно это третье лицо, вступая в отношения с юридическим лицом и заключая договор, действовало недобросовестно или неразумно, в частности, точно знало об отсутствии у органа юридического лица или его представителя необходимого объема полномочий или должно было, проявив по крайней мере разумную осмотрительность, знать об этом.

Итак, сам факт признания судом недействительным решения общего собрания участников общества не может служить единственным основанием для вывода о недействительности договора. Однако такой договор может быть признан недействительным на указанных основаниях в том случае, если будет установлено, что само третье лицо, контрагент юридического лица по договору, действовало недобросовестно и неразумно.

Закон не устанавливает исчерпывающего перечня обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности или неразумности действий третьего лица в отношениях с юридическим лицом. Поэтому с учетом общих принципов осуществления гражданских прав (статья 12 ГК Украины) вывод о добросовестности поведения третьего лица зависит от того, соответствовало ли заключение договора его внутренней свободе, хотело ли третье лицо реального наступления правовых последствий, обусловленных договором, наступили ли такие последствия на самом деле. Таким образом, оценке подлежит не только поведение третьего лица до и в момент заключения оспариваемого договора, но и после его заключения, в частности, необходимо установить, исполнило ли третье лицо свои обязанности по договору, каким образом в дальнейшем третье лицо распорядилось полученным по оспариваемому договору имуществом, не было ли привлечение третьего лица к участию в заключении договора формальным действием, направленным на дальнейшее отчуждение предмета договора с целью противоправного лишения юридического лица права собственности на имущество.

В рассматриваемом деле суды, установив, что оспариваемая сделка заключена между ООО «У» в лице гр-на Б., действовавшего на основании доверенности, выданной директором ООО «У» — гр-ном Г., и ООО «С» в лице директора — гр-на Г., указанному обстоятельству оценку не предоставили, не проанализировали поведение покупателя (ООО «С») по оспариваемой сделке: действовал ли покупатель при заключении договора добросовестно и разумно; имеются ли аргументированные основания для вывода, что участие ООО «С» в заключении договора было формальным, направленным на противоправное лишение ООО «У» имущества, не проверили учредительных документов продавца и покупателя с целью установления обстоятельств, с которыми закон связывает определение правовых последствий совершения сделки представителем с превышением полномочий для третьего лица, что необходимо для правильного применения положений статьи 92 ГК Украины.

Аналогичные выводы изложены в постановлениях Верховного Суда Украины от 30 ноября 2016 года по делу № 6-2362цс16 и от 27 апреля 2016 года по делу № 6-62цс16, на которые ссылается субъект обращения в обоснование заявления о пересмотре Верховным Судом Украины решения Хозяйственного суда г. Киева от 18 мая 2016 года, постановления Киевского апелляционного хозяйственного суда от 30 ноября 2016 года и постановления Высшего хозяйственного суда Украины от 28 февраля 2017 года.

Как следует из изложенного, суд кассационной инстанции допустил неодинаковое и неправильное применение норм материального права, а потому принятые судебные решения подлежат отмене.

Общими требованиями процессуального права, закрепленными в статьях 32–34, 43, 82, 84 ХПК Украины, определена обязательность установления судом при разрешении спора обстоятельств, имеющих значение для дела, предоставления им юридической оценки, а также оценки всех доказательств, расчетов, из которых суд исходил при разрешении исков.

Вместе с тем, согласно статье 11123 ХПК Украины, Верховный Суд Украины рассматривает дела по правилам пересмотра судебных решений в кассационном порядке, а потому не может устанавливать обстоятельства дела, собирать и проверять доказательства и предоставлять им оценку.

Отсутствие у Верховного Суда Украины процессуальной возможности выяснить действительные обстоятельства дела препятствует принятию нового решение, в котором необходимо дать заключение о правильности применения норм материального права в зависимости от установленных судами предыдущих инстанций обстоятельств в соответствии с предоставленными им процессуальными полномочиями.

Таким образом, дело следует передать на рассмотрение суда первой инстанции согласно подпункту «а» пункта 1 части 2 статьи 11125 ХПК Украины.

Руководствуясь пунктом 6 раздела XII «Заключительные и переходные положения» Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» от 2 июня 2016 года № 1402-VIII, статьями 11123, 11124, 11125 ХПК Украины, Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины постановила:

— заявление гр-на Н. удовлетворить;

— решение Хозяйственного суда г. Киева от 18 мая 2016 года, постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда от 30 ноября 2016 года и постановление Высшего хозяйственного суда Украины от 28 февраля 2017 года отменить;

— дело передать на рассмотрение в Хозяйственный суд г. Киева.

Постановление является окончательным и может быть обжаловано только на основании, предусмотренном пунктом 4 части 1 статьи 11116 ХПК Украины.

 

(Постановление Верховного Суда Украины от 12 июля 2017 года. Дело № 3-537гс17. Председательствующий — Жайворонок Т.Е. Судьи — Бердник И.С., Емец А.А.)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

VOX POPULI

Самое важное

Конкурсный выбор

Акцент

Знать веру

Государство и юристы

Найти оклад

Сдать назад

Присяжный уверенный

Государство и юристы

Новости законотворчества

Расширены функции МВД

Телефонный спам могут запретить

Внесен законопроект о кредитах на оккупированной территории

Государство и юристы

Фон поддержки

Неделя права

В стиле ОЭСР

Неделя права

Новости из-за рубежа

Присвоение забытых вещей является воровством

Неделя права

Реакционная политика

Срочный вопрос

Киберзащита

Новости из зала суда

Судебная практика

Спор «Юниверс Медиа Корпорейшн» с «СТБ» по поводу использования фонограмм направлен в первую инстанцию

Суд стал на сторону ВККС в споре, инициированном кандидатом в судьи ВС

Новости юридических фирм

Частная практика

Interlegal сопроводил перерегистрацию судов под украинским флагом

С. Уваров назначен генеральным секретарем Украинской арбитражной ассоциации

ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» представила интересы «Сумитек Украина» в судебном споре

Отрасли практики

Статусные мероприятия

Агрорейдер

Рабочий график

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Самое важное

Урожайный ход

Получить оценку

Судебная практика

Неоднозначная практика

Судебная практика

Судебные решения

О нюансах признания недействительным договора ввиду ограничения полномочий по представительству юридического лица

Судебная практика

Объявление волны

Чья земля?

Судебная практика

Судебные решения

Право на содержание имеет нетрудоспособное лицо, не обеспеченное прожиточным минимумом

Судебная практика

Мир и согласие

Период бремени

Простой паровоз

Тема номера

Сень независимости

С долгом, с расстановкой

Финальное вступление

Со временем пойдет

Частная практика

Спрос и продолжение

Скоростной режим

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: