Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №10 (585) » О международных юрфирмах

О международных юрфирмах

Какую роль играют украинские юристы, работающие в международных юридических фирмах?

Чтобы дать ответ на этот вопрос, нужно, во-первых, разобраться в том, что же такого особенного в международных юридических фирмах? Чем они отличаются от национальных юридических фирм? Чем они, собственно, занимаются таким, что не присуще национальным юридическим фирмам?

Для того чтобы ответить на данные вопросы, необходимо сначала разобраться с вопросом — а что, собственно, делают юристы?

Простой ответ на последний вопрос —

юристы практикуют право. «Какое право?» — сразу спросите вы. Разное. Это может быть трудовое право, коммерческое, корпоративное, медицинское, право интеллектуальной собственности, семейное и т. д. Кто на что учился и кто в чем желает специализироваться.

Но ведь не существует универсального права, кроме международного! Каждое право привязано к определенной территории (конечно, существуют также религиозные системы права, которые не имеют территориальной привязки, такие как шариат, церковное право, иудейское право и т. п., но они для нас слишком экзотические, чтобы принимать их во внимание для целей данной статьи). Это право конкретной юрисдикции, даже если эта юрисдикция является региональной, такой как Европейский Союз. Сколько в мире юрисдикций, столько в мире и сис­тем права. Плюс международное право, плюс религиозные системы, конечно. Какое же право тогда практикует юрист, если он не практикует международное право или религиозные системы права? А то, которое изучал. То, в котором получил квалификацию. То, относительно которого допущен к практике.

Итак, украинский юрист ­практикует украинское право, английский — английское (и валлийское, поскольку Англия и Уэльс — единая юрисдикция), шотландский — шотландское, французский — французское, российский — российское, специалист по европейскому праву — европейское и т. д.).

Причем заметим, что национальность или гражданство конкретного юриста может не совпадать с той юрисдикцией, в которой такой юрист допущен к практике. Скажем, украинский гражданин получил юридическое образование в Англии и там же допущен к практике. Кто он — украинский или английский юрист? Гражданин он, конечно, украинский, но юрист — английский, поскольку выучился на юриста и допущен к практике в Англии. Является ли он в то же время и украинским юристом? Конечно, нет, если он не имеет соответствующей украинской квалификации.

И наоборот. Если гражданин Индии выучился на юриста на Украине, то и юрист он украинский, а не индийский.

Может ли украинский юрист практиковать, скажем, японское право? Или английское? Или российское? Или наоборот — может ли английский или российский юрист практиковать право украинское?

Конечно, нет, поскольку это называется malpractice, или преступная профессиональная деятельность. В некоторых юрисдикциях это является криминальным преступлением. В иных юрисдикциях юрист, пытающийся практиковать право, которое не изучал и относительно которого не имеет допуска к практике, может быть лишен лицензии (disbarment). А в других (таких, как Украина) — в отношении такого юриста применяются общие принципы гражданской ответственности.

Но как бы там ни было, такой юрист теряет самое ценное, что имеет, — собственную репутацию.

Итак, юристы, работающие в юридической фирме в Лондоне, практикуют преимущественно английское право. Юристы, работающие в юридической фирме в Мюнхене, практикуют преимущественно немецкое право и/или право земли Бавария. Юристы, работающие в юридической фирме в Киеве, практикуют преимущественно украинское право.

В контексте предыдущего абзаца термин «преимущественно» следует понимать так: в английской юридической фирме могут работать также и юрис­ты, имеющие допуск к практике права в другой юрисдикции, а не в Англии и Уэльсе, например, юристы из Нью-Йорка. Английские юристы могут работать в немецкой юридической фирме в Мюнхене или в украинской в Киеве. И, наоборот, известны случаи, когда украинские юристы работали в английских юридических фирмах в Лондоне, немецких во Франкфурте, нидерландских в Амстердаме, американских в Нью-Йорке и т. п. Но такие юристы — исключение из правил. Они практикуют то право, к практике которого допущены, находясь в штате юридических фирм, практикующих право, к практике которого такие юристы не допущены (для данной статьи мы не берем во внимание юристов стран Европейского Союза, практикующих европейское право, так как их национальное право и европейское право являются разными правовыми системами!).

Почему так происходит?

Это объясняется сутью проектов и работы, выполняемой современными юридическими фирмами. В связи с глобализацией бизнеса, который они обслуживают, они вынуждены оперировать на грани нескольких или даже многих юрисдикций. Они нуждаются в профессиональной поддержке юристов не только своей собственной, но и других юрисдикций.

Таким образом, им необходимо либо установить постоянные деловые отношения с юристами/юридическими фирмами других юрисдикций и полагаться на правильность и четкость советов таких юристов, и нести ответственность за качество таких советов перед своими клиентами, либо иметь собственных юристов из таких юрисдикций.

Большинство юридических фирм в мире работает по первой формуле. И это хорошо. Это создает широкий рынок сбыта собственных услуг для сугубо украинских национальных юридических фирм. Их клиентами являются иностранные юридические фирмы, которые дают им значительный объем работы.

Но иногда юридическим фирмам выгоднее иметь соответствующих иностранных юридических специалистов у себя в штате, чем терять время в поисках юристов соответствующей квалификации в зарубежных юридических фирмах. В этом случае такие иностранные юристы подчиняются единым профессиональным и этическим правилам, установленным в такой юрисдикции, единым внутренним правилам такой юридической фирмы и работают по единым стандартам качества с «отечественными» юристами такой юридической фирмы.

В случае если объем работы такой юридической фирмы в какой-то иностранной юрисдикции или объем бизнес-интересов её клиентов в такой иностранной юрисдикции пересекает определенную критическую границу, такой юридической фирме выгоднее основать собственную юридическую фирму в такой иностранной юрисдикции и иметь в ней собственных юристов.

Тогда какой будет эта юридическая фирма? Иностранной? Международной? Отнюдь. Это будет обычная национальная юридическая фирма, созданная в юрисдикции её основания, практикующая право юрисдикции её основания. Никакого другого права она не будет практиковать. Единственное её отличие от сугубо национальных юридических фирм в её собственной юрисдикции заключается в том, что собственниками/сособственниками такой юридической фирмы будут юристы другой юрисдикции, и она будет находиться в административной связи с родственной юридической фирмой другой юрисдикции.

Из этого следует два вывода.

Первый — легенды и разговоры о «международных юридических фирмах» являются большой фикцией. Не существует «международных юридических фирм», а есть лишь национальные юридические фирмы. Некоторые из них практикуют в более чем одной юрисдикции через систему связанных национальных юридических фирм в таких юрисдикциях. Все-такие взаимосвязанные национальные юридические фирмы и формируют международную профессиональную организацию, которую по обыкновению называют «международной юридической фирмой».

Второй — юристы, работающие в такой «международной юридической фирме», являются обычными «национальными» юристами, практикующими право той юрисдикции, к практике которой допущены. В английской юридической фирме на Украине — это украинские юристы, практикующие украинское право. В английской юридической фирме в Германии — это немецкие юристы, практикующие немецкое право. В американской юридической фирме в Лондоне — это английские юристы, практикующие английское право.

Таким образом, такие юридические фирмы и юристы, работающие в них, являются прямыми конкурентами сугубо «национальным» юридическим фирмам и другим «национальным» юристам, практикующим в такой юрисдикции. Украинские юристы, которые работают в украинских юридических фирмах, находящихся в административной связи с иностранными юридическими фирмами (или в так называемых «международных юридических фирмах») исключением из этого правила не являются. Они практикуют украинское право в тех областях практики, которые поддерживаются такой международной юридической организацией в целом и их украинской юридической фирмой в частности.

Такая структура имеет присущие ей достоинства и недостатки, но это уже тема для отдельной статьи.

МАРТЫНЕНКО Александр — ­старший партнер, CMS Cameron McKenna LLC, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Вернитесь к истокам!

Извинения — дело сугубо добровольное

Законодательная практика

Дорожное «балловство»

Неделя права

За диалог в любое время

Полномочия установлены

Судья на час или на срок?

Законно(?)творчество

Арбитров ЕАП — на Украину

Новости законотворчества

В парламенте предлагают создать спецкомиссию для судебной реформы

Бюро кредитных историй будет регистрировать Госфинуслуг

Особенности конституционного производства

Новости из зала суда

Суд восстановил В. Коновалюка в воинском звании

АМКУ обжалует решение суда о неправомерности наложения штрафа на ЗАО «ЛИНИК»

Компания «Астелит» подала иск к «Укртелекому»

Дача «Межигорье» осталась в частной собственности

Новости из-за рубежа

Глава следственного комитета подчиняется генпрокурору!

В Италии отменена смертная казнь

Вынесен приговор президенту ФК «Лацио»

Новости профессии

Полк заслуженных юристов пополнился

Уволен заместитель министра юстиции Украины

Утвержден новый состав Государственной аккредитационной комиссии Украины

Назначен председатель Службы безопасности Украины

Присвоены ранги государственного служащего

Новости юридических фирм

Партнер Salans принял участие в форуме Института Адама Смита

АФ «Паритет» выступила юридическим партнером автоаукциона

АО «Волков Козьяков и Партнеры» успешно завершило представительство интересов Cargill International SA

«Саенко Харенко» — советник в отношении покупки 100 % акций канала «КИНО»

ЮФ «Лавринович и Партнеры» приняла делегацию Фонда европейского права и Британского бизнес-клуба на Украине

От первого лица

Юстиционная реформация

Реестр событий

Ими заИНТЕРесовались

14 лет все лучшее — читателю

Культ неприкосновенности

Служебная лестница

Избрания

Слушается в суде

Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины рассмотрит следующие дела

Судебная практика

Жадность — не порок?

Судебные дела недели

ВСУ удовлетворил кассационное представление Генерального прокурора Украины

Дело по иску Корпорации КМ Secure Corp. направлено на новое рассмотрение

Судебные решения

Об отдельных аспектах налогообложения доходов нотариусов

О взыскании суммы процентов, начисленных за просрочку бюджетного возмещения НДС

Тема номера

Госпретензии на наследство

«Автопродажные» аппетиты налоговой

Частная практика

А замещать-то как будем?

О международных юрфирмах

Юридический форум

Не ходи из правового поля

Грамотное отстаивание интересов

Другие новости

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: