Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №14 (276) » Номинальное право собственности: гражданско-правовые аспекты

Номинальное право собственности: гражданско-правовые аспекты

Рубрика Тема номера

К доверительным отношениям, связанным с переходом права собственности на имущество, относятся соглашения номинального держания и номинальной собственности на ценные бумаги и другие объекты номинальной собственности. Номинальное право собственности давно существует во многих странах Европы.

Так, в гражданском праве Франции часто используется номинальное держание (potage). Это соглашение, в котором держатель принимает предложение приказодателя стать акционером путем приобретения или подписки на акции с условием последующей передачи их определенному лицу по ранее зафиксированной цене. Номинальное держание долговых и других ценных бумаг используется для обеспечения конфиденциальности владельца, содействия или гарантирования выданного держателем владельцу кредита. Держатель не разделяет с приказодателем фондовых и финансовых рисков и прибыли. Поэтому при держании, например, для целей конфиденциальности, держателю в конце срока выплачивается стоимость ценных бумаг плюс почасовая процентная ставка, плюс уплаченные по ценным бумагам налоги минус полученные держателем за время держания дивиденды. Нередко на время держания сумма соглашения блокируется для держателя на спецсчете.

Потребность в держании возникает по разным причинам. Например, временное отсутствие необходимых денежных средств у потенциальных покупателей. В этом случае владелец небольшого, но важного для принятия решения пакета акций закрытого акционерного общества хочет продать свой пакет, а у других акционеров временно отсутствуют средства на покупку. Тогда он продает свои ценные бумаги банку-держателю, тот их держит, пока акционеры не выкупят свои акции. Банк в этом случае несет финансовый риск и соглашается на такие операции, будучи тесно связанными с акционером, которому банк доверяет. Банк также может помочь перспективному акционерному обществу вывести свои акции на биржевой рынок. Для этого он подписывается на увеличение уставного фонда акционерного общества и держит эти акции, чем позволяет акционерному обществу «достичь критического размера» для включения в котировку. Возможно применение этого же механизма и по воле двух держателей близких к контрольным пакетам акций акционерного общества. Чтобы избежать полного блокирования принятия решения, каждый из них уступает по небольшому пакету акций доверительному держателю-арбитру на время устранения всех острых разногласий.

Держание используется при финансировании строительства сложных промышленных объектов. При этом банковский пул, который финансирует проект, создает компанию, которой выделяет это финансирование. Компания становится собственником сооруженного завода и в дальнейшем передает его в аренду промышленной группе. В конце операции банкиры уступают промышленной группе свое участие в финансовой компании по ранее обусловленной цене. Именно таким образом в 1978 году действовало созданное банками французское общество «Сетилекс». Оно купило по просьбе экспортеров долю в инофирмах, которым те продавали свое оборудование.

Держание не может быть признано мнимым соглашением, поскольку держатель приобретает ценные бумаги за собственные средства. Кроме того, сложно доказать существование запрещенного сговора по голосованию и навязыванию приказодателем держателю того или иного варианта голосования. Держатель фактически не принимает участие своим вкладом в доходах и убытках акционерного общества, чем создает предпосылки невыполнения одного из обязательств акционера. Относительно других акционеров держатель юридически принимает участие в доходах и убытках, которые в дальнейшем возмещаются как часть оплаты приказодателем услуг держателя. Поэтому формально считается, что держатель выполняет одно из обязательств акционера по участию своим вкладом в доходах и убытках акционерного общества.

В гражданском праве Бельгии операции номинального держания акций разрешены только определенным держателям. Запрещено номинальное держание банкам, созданным в виде акционерных обществ, которые должны продать не позднее года свои вложения в какие-либо акции. Номинальное держание разрешено банкам, созданным в форме простого коммандитного общества, и финансовым обществам. Так, национальное инвестиционное общество (публичный холдинг) часто подписывается на новые эмиссии частных компаний с условием, что главные их акционеры обязуются через некоторый срок выкупить эту долю на оговоренных условиях.

Правда, в 1982 году торговый суд Брюсселя запретил давать такие обязательства, за исключением случаев, когда доверитель вообще не владеет ни единой акцией общества. Учитывая частичный запрет на номинальное держание, бельгийское законодательство признает правомерным применение института номинального владельца, а не номинального держателя. Бельгийские банки проводят трастовые операции именно в форме номинального владельца.

По-разному оценивается статус номинального держателя в странах англо-саксонской правовой системы. В британском праве номинальный владелец (nominee) имеет статус доверительного владельца и выступает бенефициарным владельцем акций. В американском праве он не признается доверительным собственником, но имеет статус акционера, и ценные бумаги записываются на его имя, хотя в ряде случаев он должен согласовать операции отчуждения с действительным владельцем (например, при публичных офертах на покупку и т.д.). В странах англосаксонского права распространена практика применения номинального права собственности, своеобразное подтверждение чему приводится в известной экранизации романа Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны», в котором освещены юридические аспекты деятельности Аллена Даллеса как торгового агента немецкого концерна «Роберт Бош». В США у концерна было свое дочернее предприятие «Америкен Бош корпорейшн». В начале второй мировой войны возникла угроза занесения компании в «черные» списки «нацистской собственности». Ее собственники срочно заключили соглашение со шведским банком братьев Валленберг, которое давало банку право номинального контроля над «Америкен Бош корпорейшн» с условием передачи этой компании ее действительным собственникам лишь только после окончания войны. Агентом шведского банка в данном соглашении выступил гражданин США Аллен Даллес, который, таким образом, умудрился обхитрить американские власти и упрятать под шведским флагом собственность нацистов.

В Швейцарии номинальный держатель имеет иной статус. Одним из держателей является Центральный депозитарий страны-СЕГА (в такой же роли выступают депозитарии «Евроклир» в Брюсселе и «Седель» в Люксембурге), который исполняет функции доверенного держателя ценных бумаг, в том числе акций неевропейских компаний. Номинальный держатель может выпускать сертификаты, которые засвидетельствуют переданные в депозит ценные бумаги. Швейцарские суды признают номинальных держателей фидуциарными владельцами акций. Вопрос о собственности на ценные бумаги, находящиеся за рубежом, решается согласно законам соответствующей страны. Существование отношений траста между швейцарским номинальным держателем и американским акционером может подтвердить только договор траста. Вместе с тем Федеральная банковская комиссия, налоговые органы считают номинального держателя доверенным лицом, поэтому акции у него на балансе не учитываются.

Номинальное держание существует и в голландском института сертификации, который представляет собой механизм коллективного представительства. Нечто подобное — люксембургский траст образца 1972 года или общество кредиторов при облигационном займе (Швейцария). Для облегчения обращения иностранных именных акций швейцарские банки подписываются как их акционеры. Ценные бумаги эмитируются на их имя. В дальнейшем они передают их с бланковым индоссаментом или выпускают на эти акции сертификаты на предъявителя. Акционерному обществу известен только номинальный владелец. Для номинального держателя не имеет значения, кто выступает действительным владельцем, предъявляющим сертификаты для получения дивидендов по акциям.

Приведенный анализ применения номинального права собственности дает возможность выявить обязательные признаки и свойства данного вида доверительных правоотношений. В отличие от исполнения обеспечительной функции при фидуциарном учреждении и других видах обеспечительного права собственности, номинальное право собственности возникает при отсутствии обеспечиваемого обязательства и служит цели сохранения имущества, получения имущественной выгоды либо иного определенного результата в пользу отчуждателя или других выгодоприобретателей (заинтересованных в прибыли лиц). Этот вид доверительных отношений возникает, когда собственник (фидуциант) не имеет возможности или считает нецелесообразным лично наблюдать, управлять или осуществлять право собственности на свое имущество. В этом случае владелец заключает фидуциарный договор с доверенным лицом (фидуциарным собственником), на основании которого имущество передается в номинальную фидуциарную собственность. Дополнительным фидуциарным условием в таком договоре является положение о том, что новый собственник (фидуциарий) обязуется осуществить ремансипацию, то есть передать имущество или совершить в иной форме встречное имущественное предоставление бывшему собственнику или определенным им третьим лицам после наступления событий или других юридических фактов, предусмотренных договором.

Номинальное право собственности ограничено обязательством его осуществления в пределах соглашения или закона. Фидуциарный собственник определяется владельцем доверенного имущества и может продать или иным образом распорядиться им в пользу третьих лиц, если иное не предусмотрено законом или условиями фидуциарного соглашения.

Таким образом, номинальное право собственности — это целевое право собственности, согласно которому отчуждатель передает приобретателю статус собственника имущества, отягощенный обязательством фидуциария осуществлять собственнические полномочия в пользу приобретателя или установленного им выгодоприобретателя, при условии достижения коммерческой, благотворительной или другой общественно полезной цели, на условиях фидуциарного соглашения и (или) закона.

Номинальное владение корпоративными правами. Большое распространение в праве Украины получило номинальное владение корпоративными правами, механизм которого основан на использовании агентского соглашения.

Соглашение, заключенное агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, налеляет агента правами и обязанностями, даже если принципал и был назван в соглашении или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по его выполнению.

Приобретение доли в обществе с ограниченной ответственностью агентом от своего имени возможно при условии указания в учредительных документах хозяйственного общества сведений о составе участников, размере и номинальной стоимости доли каждого участника.

Исходя из этого, номинальное владение корпоративными правами возникает в случае приобретения доли в обществе с ограниченной ответственностью агентом от своего имени, с указанием в учредительных документах сведений об агенте, размере и номинальной стоимости его доли в уставном фонде хозяйственного общества.

При этом долю в уставном фонде приобретает сам агент, который и становится участником общества. Он реализует полномочия собственника корпоративного права (доли в уставном фонде) от своего имени, но в интересах принципала.

В случае недобросовестности агента, несмотря на условия договора, принципал не сможет требовать от него подобающего выполнения условий договора иначе, как в судебном порядке. Поскольку право собственности на долю в уставном фонде принадлежит агенту исключительно в интересах принципала, суд по иску принципала может возложить на агента ответственность, установленную условиями агентского договора и положениями гражданского законодательства о договоре комиссии. В данном случае для принципала может возникнуть ряд сложностей: при выходе агента из состава участников общества, ликвидации общества, смерти агента и т.д.

Законодательство Украины допускает номинальную собственность на корпоративную собственность. Так, признаки номинального присущи праву собственности акционерного общества на выкупленные им свои акции. В соответствии со статьей 32 Закона Украины «О хозяйственных обществах», акционерное общество имеет право выкупить у акционера оплаченные им акции для дальнейшей перепродажи, распространения среди своих работников или аннулирования. Такие акции должны быть реализованы или аннулированы в срок не более одного года. На протяжении этого периода распределение прибыли, а также голосование и определение кворума на общем собрании акционеров проводятся без учета приобретенных акционерным обществом собственных акций. Подобное целевое право собственности может возникать и в обществе с ограниченной ответственностью в случае приобретения им доли своего участника, согласно части 4 статьи 53 Закона Украины «О хозяйственных обществах». На такую долю не начисляются дивиденды, общество обязано передать ее другим участникам или третьим лицам в срок, не превышающий одного года.

Таким образом, гражданское право Украины не имеет самостоятельного института номинальной собственности или номинального владения. Их применение считается правомерным лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Было бы целесообразно разработать концептуальные основы и закрепить в гражданском праве Украины конструкции номинальной собственности и номинального владения в виде отдельного нормативного акта.

МАЙДАНИК Романк.ю.н., доцент кафедры гражданского права юридического факультета Национального университета им. Т. Шевченко, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Правовая наука третьего тысячелетия

Деловая практика

Проблемы выпуска еврооблигаций

Законодательная практика

Кому аудировать аудиторов?

Зарубежная практика

Аудит — прерогатива аудиторских организаций

Госдума внесет поправки в Закон о гражданстве

Пенсионер судится с «Беломором»

Швейцария отменила финансовые санкции

Страховка по-новому

Неделя права

Судебное красноречие

Кадровые перемены впереди

Новый проект Закона об адвокатуре: за и против

Для АМКУ все претенденты на покупку НФЗ равны

Бюро кредитных историй для защиты прав кредиторов

Новости профессии

Высший совет юстиции отпраздновал 5-летие

Александр Лавринович стал «Заслуженным юристом»

Внесены изменения в УПК Украины

Главная новость

Внесены изменения в Земельный кодекс

Прецеденты

О признании недействительным аваля (кассация)

О признании извещения-решения недействительным

О признании решения ГНИ недействительным (кассация)

Судебная практика

Счет 1:1... в пользу дерева?

Реестр — всего лишь учет?

Тема номера

Безоборотный индоссамент

Номинальное право собственности: гражданско-правовые аспекты

Действительность вексельных объязательств

Частная практика

Адвокатура: «забытое» реформирование?

Юридический форум

Успех засвидетельствован

Проблемы регистрации налогоплательщиков

Усиленное регулирование

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: